Шахидка и пустота

22.10.2013

Вадим БОНДАРЬ

Россию потряс очередной страшный теракт. Реакция общества стандартна и, в общем, правильна и ожидаема. Силовиков — в повышенную готовность. Погибшим и пострадавшим — компенсации. Раненых — в Москву. Общественности — усилить бдительность. Законодательство — ужесточить.

Но там ли ищем черную кошку? Отчего никто не задается вопросом: как будущая смертница смогла завербовать уроженца подмосковного Долгопрудного Дмитрия Соколова, парня моложе ее на десять лет? Почему он ушел к боевикам? А ведь это не первый, да, наверное, и не последний такой случай. Говорят, терроризм вьет свои гнезда там, где существует безработица, отсутствие социальных лифтов, неустроенность. Но московский регион вполне благополучен, да и Соколов не маргинал какой-нибудь — студент. Дело не только в этом. Националистический и религиозный экстремизм, как и сектантство, наркомания, алкоголизм, — суррогатные заполнители внутреннего мира человека. Который не терпит пустоты.

Если вспомнить наше недавнее прошлое, можно утверждать, что внутренний мир советского человека в массе своей имел целостное концептуальное содержание, где не было места чужеродным идеологическим ингредиентам. Его основу составляла сверхзадача, которая формировала доминирующую потребность — быть достойным членом общества. В основе формирования образа этого общества лежал исключительно позитив, который транслировался и на человека. Из этого складывалась гармоничная картина внешнего и внутреннего. 

Заполнить внутренний мир советского человека другим содержанием было непросто. Для этого надо было вначале вытеснить из него то, что с пеленок формировалось обществом — от детского сада и октябрятской звездочки до партии, ветеранов, руководителей в НИИ или на заводе, наконец, соседей, родственников, друзей и т.д. Система была устроена так, чтобы человек никогда не оставался наедине со своими проблемами. Как моральными, так и материальными. На это была направлена вся мощь государства, его идеологического и пропагандистского аппарата. Необыкновенно велики были роль коллектива, традиции преемственности ценностей от поколения к поколению. СМИ постоянно поддерживали наполненность этого внутреннего содержания. Внушали человеку гордость, единение и сопричастность к величию и могуществу своей страны. Четко обозначали контуры и перспективы лучшей жизни, вселяя оптимизм, веру в себя и общество. Поэтому среднестатистического члена такого общества было крайне сложно перевербовать, а тем более сделать террористом, сектантом, наркоманом. Это не значит, что таковых не было совсем. Но такие случаи были аномалией.

Сегодня, к сожалению, песочные часы времени перевернулись, и все происходит с точностью до наоборот. Государство отказалось от воспитательных функций и формирования идеологии. Оно ушло из большинства ниш, которые занимало прежде. Но мир не терпит пустоты. В эти ниши пришли и продолжают приходить чужие идеологические ориентиры и ценности, сектанты и религиозные ортодоксы. Если мы отказались от идеологии, это совсем не значит, что от нее отказались другие. Людские ресурсы нужны всем — от вербовщиков террористических организаций до наркодилеров и подпольных производителей разных фальшивок. Человек, оставшийся один на один с агрессивным, враждебно настроенным по отношению к нему миром, где за все надо бороться, а отвоевав, защищать, — просто находка для таких агентов. 

Вывод прост: не хотите кормить свою армию, будете кормить чужую. Нет своей идеологии, цельного концептуального восприятия мира и человека (себя) в этом мире, значит, ее заменит какая-то другая, чужая, враждебная. Наличие духовных, идеологических потребностей человека — неотъемлемая часть его сущности и существования. А мы про это забыли. 

Но не забыли, и, как видим, активно используют воздействие на внутренний мир те, кто обращает русских людей на борьбу против собственного народа. Чем они берут таких ребят, как Дима Соколов? Первым делом, тем, что заполняют пустоту в их душах — говорят о том, что беспокоит многих: о несправедливости мира, о неудовлетворенности жизнью, о том, что у одних есть все, а у других — ничего. Пойманного на крючок кандидата под танцы гурий и зеленые знамена вводят в чистый мир праведных борцов со всемирным злом. 

Второй момент — это иллюзия дружбы. Жертвы ловцов человеческих душ, как правило, одиноки. А ведь известно, что человек — социальное животное. Любой индивид подсознательно ищет общества людей, с которыми ему комфортно. И если человек, особенно молодой, не находит контакта в семье, на работе, среди сверстников, то будьте уверены: он потенциальная жертва вербовщиков. Для многих даже самая плохая   компания лучше одиночества. 

Раньше были комсомольские поручения, общественные нагрузки. Эти наивные, не слишком обременительные и, казалось бы, совершенно ненужные «повинности» выполняли важнейшую роль, которую мало кто замечал и по достоинству оценивал: они не позволяли человеку оставаться в одиночестве, не давали образоваться чувству внутренней пустоты. Сейчас в этом направлении виртуозно работают деструктивные силы всех мастей. И пока мы не задумаемся над этим, не начнем отвоевывать и возвращать себе то, что так бездарно отдали — внутренний мир наших людей, положение не изменится.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть