ООН стоит перелета

06.08.2015

Петр АКОПОВ, публицист

Владимир Путин едет в Америку — факт в нынешних обстоятельствах сенсационный. Впрочем, официально пока не подтвержденный. Формально в поездке нет ничего удивительного. Более того, предсказать ее дату можно было еще несколько лет назад. Потому что, собственно, не в США едет президент России, а на ежегодную сессию Генеральной ассамблеи ООН, которая открывается 15 сентября и будет 70-й. На этот юбилей собираются руководители самых разных стран, и было бы странно, если бы Россия, которая наряду с Америкой и Великобританией является главным создателем глобальной организации, отправила на ассамблею одного министра иностранных дел Лаврова. Тем более, что Путин не пропускал ни одной юбилейной сессии — а их на его президентство приходилось две. Просто последняя была десять лет назад — вот и не заносило его с тех пор в Соединенные Штаты. Ведь именно на их земле находится штаб-квартира ООН — пусть и на специально выделенной территории. 

Американцы, кстати, не раз нарушали свое обязательство не препятствовать деятельности делегатов и гостей ООН — например, не выдавали визу членам делегаций, сопровождавшим какого-нибудь неугодного им главу государства, и тем самым срывали его поездку на Генассамблею. С Путиным, понятно, такого делать не будут — новая «холодная война» не дошла еще до такой стадии ожесточения, да и в самые напряженные годы конфликта США на Москву так не давили. Советские лидеры, к слову, не жаловали своими посещениями сессии Генассамблеи — во многом именно из-за места их проведения. Во-первых, территория стратегического противника. А во-вторых, далеко лететь. Оба этих аргумента сказывались — особенно во времена Брежнева. Он, кстати, вообще ни разу не отметился на Генассамблее — да и в США был только однажды, в 1973-м. До него в ООН дважды побывал Никита Хрущев, причем в 1960-м не просто выступал, он стал единственным нашим лидером, принимавшим самое активное участие в пленарном заседании. На протяжении нескольких дней ходил на заседания, слушал выступавших, пытался комментировать с места. Да и знаменитое «стучание ботинком» произошло тогда же — впрочем, не ботинком, а сандалией, и не по трибуне, а по столу, за которым сидела советская делегация. Но так или иначе, после Хрущева ООН не видела наших первых лиц больше четверти века, пока в 1988-м Горбачев не вышел на ее трибуну со своим «новым мышлением». 

После краха СССР практически все юбилеи ООН проходили с участием российских президентов. Ельцин был на полувековой годовщине в 1995-м, а в 2000-м на саммит тысячелетия, приуроченный к 55-летию организации, прилетел Путин. В 2003-м он снова выступал с трибуны Генассамблеи, спустя два года присутствовал на юбилейной сессии. А в 2010-м Россия впервые за постсоветский период не была представлена на высшем уровне — не совсем понятно, с чем это было связано. Возможно, тогдашний президент Медведев решил не частить — он выступал в ООН за год до этого, во время своего визита в США.

Сейчас ситуация сильно отличается от той, что была пять лет назад. Москва бросила вызов американской гегемонии — выступила против однополярного мира и за лишение США присвоенного ими статуса «лидера миропорядка». Конфликт между Россией и США вылился в войну на Украине, и отношения двух стран вернулись к состоянию «холодной войны». Но теперь можно констатировать, что и отношение к участию первого лица в сессии Генассамблеи ООН окончательно приобрело другой характер — это уже не приложение к визиту в США, а самодостаточное мероприятие. Более того, теперь встреча с американским президентом является приложением (вовсе не обязательным) к пребыванию российского лидера на территории США. До сих пор, кстати, это было невообразимо — съездить в Нью-Йорк и не переговорить с главой вашингтонской администрации. В этот раз встреча, скорее всего, состоится, но даже если ее и не будет, Путин точно не расстроится. ООН стоит перелета через океан.

И это правильно, хотя репутация организации и понесла сильные потери за последние двадцать лет, когда США применяли военную силу в обход нее или манипулировали резолюциями так, что все только диву давались. «Другой ООН» у нас все равно нет. На пути к новому мировому порядку, который будет строиться на балансе сил ключевых мировых цивилизаций и региональных блоков, не нужно изобретать велосипед — вполне годится существующий механизм, нужно лишь приспособить его к многополярному миру. У России есть для этого все возможности. От объективных — мы наряду с англосаксами главные учредители этой организации и являемся одной из пяти великих держав, обладающих правом вето, до субъективных. Сергей Лавров десять лет провел в Нью-Йорке в качестве постпреда нашей страны при ООН и прекрасно знает все тайные и явные механизмы этой организации. Владимир Путин сегодня для большинства стран мира служит символом сопротивления американскому диктату, лидером, формулирующим принципы нового, справедливого миропорядка. 

Личное дипломатическое мастерство и опыт Путина и Лаврова, конечно, являются существенным подспорьем в той работе нашей страны на мировой арене. Но главное наше преимущество — то, что Россия выражает «дух времени», те давно назревшие перемены, которых хотят, но не могут добиться большинство стран мира. Атлантический миропорядок не устраивает даже страны, казалось бы, намертво прикрученные к англосаксонской галере, и формат ООН дает уникальную возможность проводить с ними сеансы одновременной игры и массовой агитации. Поодиночке никто против гегемона бунтовать не будет, а, увидев Путина, спокойно излагающего с трибуны ООН свое видение будущего миропорядка, многие как минимум призадумаются. Эта трибуна знала немало бунтарей, бросавших вызов диктату сильных: Кастро, Арафата, Чавеса, Ахмадинежада. Но у Путина и России другой геополитический вес. Вдобавок время сейчас наступило рубежное, решающее. Так что старушка ООН еще на многое может сгодиться.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть