Рана Ирана

16.07.2015

Петр АКОПОВ, публицист

Достижение соглашения по иранской ядерной программе — главное геополитическое событие этого года. Настолько много было завязано на эту надуманную Западом «проблему», что предстоящее снятие санкций с Ирана рассматривается многими как начало новой эры, пугающей одних и обнадеживающей других. За годами переговоров и темой «иранской атомной бомбы» была похоронена суть — а она проста и величественна. США хотели поставить на колени одну из древнейших цивилизаций и сильного самостоятельного игрока на Ближнем Востоке, имеющего собственный проект государственного устройства, альтернативный продвигаемой англосаксами глобализации. То, что шиитская исламская республика за последнюю треть века превратилась практически в новый СССР, — вызов и пугало для всего «прогрессивного человечества», — само по себе удивительно. Иран — древняя, мощная, влиятельная в регионе страна; государственный строй, сконструированный персами после исламской революции, не имеет аналогов в мире (правят мусульманские ученые богословы, авторитетные аятоллы) и привлекателен для многих исламских стран. Но ненависть глобализаторов не полностью объясняется этими обстоятельствами. Главная причина — абсолютная неподконтрольность Ирана глобальному проекту, его самостоятельность, претензия на роль знаменосца исламского возрождения и противостояния западной экспансии на мусульманские земли и на традиционный уклад. Иран олицетворяет собой общество, построенное на верховенстве духовных ценностей, и самим фактом своего существования представляет угрозу для строителей единого мирового потребительского рынка «цивилизации удовольствий». Ну а когда к этому добавляется еще и угроза американским планам в целом регионе — жди войны.

В принципе, ее и ждали все нулевые годы — ведь Иран стоял в американском списке стран «оси зла» на почетном месте, рядом с Ираком и Северной Кореей. Напасть на него в середине нулевых помешало только осознание Вашингтоном того, что эта война будет гораздо тяжелее иракской — персы бились бы до конца, к тому же страна не была ослаблена глобальными санкциями (некоторые американские меры действовали давно, но они не отрезали Иран от мировой торговли). И хотя сторонников удара по Ирану в американском руководстве хватало, не состоялась даже бомбежка ядерных объектов, на чем настаивало произраильское лобби в Вашингтоне. Слишком велик был риск эффекта домино — авиационный удар по Ирану мог легко вызвать ответный удар по Израилю и большую войну на всем Ближнем Востоке. По Ирану не ударили, но попытались измотать его экономически, введя международные санкции — как повод была использована атомная программа, которая якобы должна была привести к обладанию Тегераном ядерным оружием.

Никого не волновали многократные заявления иранского руководства, что страна не собирается обзаводиться ядерным оружием, не возмущало, что соседний Пакистан и враждебный Ирану Израиль не подвергались за наличие ядерного оружия никаким санкциям. Двойные стандарты англосаксонской глобализации: союзникам можно все, врагам ничего. 

То, что Россия поддерживала антииранские санкции, объясняется лишь тем, что мы были заложниками навязанной нам игры в «мировую повестку», в общие вызовы, в рамках которой нас пугали: «неужели вам нужна атомная бомба у ваших соседей?», потом разводили на поддержку санкций, а потом в качестве насмешки еще и оправдывали строительство антироссийского ПРО в Европе необходимостью борьбы с мифической иранской угрозой. Теперь, после Крыма, Россия окончательно покинула это королевство кривых зеркал — нам нет нужды называть черное белым в расчете на сложную игру с «американскими партнерами». Россия сама оказалась под санкциями — с нами попытались сделать то же самое, что и с Ираном, искренне веря в то, что нас удастся заблокировать. Но то, что не получилось с Ираном, тем более не получится с Россией, а две наши страны получили не просто важный опыт, но и надежную прививку от любых иллюзий возможности честного партнерства с англосаксами. Поэтому нынешнее снятие санкций с Ирана откроет новую страницу в отношениях наших стран, имеющих гораздо больше общих интересов и целей в современном мире, чем это пытаются представить наши общие враги.

Сейчас Иран не только наш сосед по Каспию, но и союзник в борьбе за построение нового, постамериканского мирового порядка. Причем один из вернейших — обе цивилизации считают высшими именно нематериальные ценности, не соглашаясь сводить картину мироздания к «купил-продал». Потому так смешно слышать пропагандистские страшилки об иранских нефти и газе, которые создадут России проблемы в торговле с Европой.

Энергоресурсы, деньги, торговля, дипломатия — все это лишь инструменты укрепления России и Ирана, и пока в наших странах у власти находятся самостоятельные, исторически мыслящие государственные деятели, никаким мастерам геополитических интриг не удастся нас столкнуть. Иранцы прожили 35 лет в конфликте с США и никогда не забудут, что причиной его была не только геополитика, но и идеология, по сути, вера. Точно так же и Россия понимает, что лежит в основе нашего противостояния с англосаксами — различное мировоззрение. А с иранцами нам делить нечего — ни они, ни мы не хотим навязывать друг другу свой образ жизни. Но вместе будем противостоять тем, кто пытается привести нас к нивелирующему добро и зло абсолюту глобализации.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть