С глаз долой, из Сети вон

09.07.2015

Владимир ПЕРЕКРЕСТ, обозреватель «Культуры»

Одним из самых обсуждаемых законов, принятых Госдумой в завершившуюся сессию, стал так называемый закон «о праве на забвение». С 1 января будущего года граждане смогут требовать через суд удаления из поисковых систем нежелательной для себя информации, помимо случаев, когда речь идет о доказанных уголовных преступлениях.

Важнейший документ — многим людям он сохранит нервные клетки, здоровое сердце, а кому-то, пожалуй, и жизнь. Чтобы стало понятнее, о чем речь, напомню для начала анекдот. В некоем местечке выбирают главу общины. Обсуждают кандидатуру Абрама: уважаемый человек, все готовы проголосовать «за». Как вдруг вскакивает какой-то молодой член общины и кричит: «Люди! Нельзя Абрама! Он такой-сякой, а жена и дети — еще хуже». И смотрит община на Абрама с укоризной: вон ты, оказывается, какой. Насилу оправдался бедняга, доказал, что и он, и семья чисты перед Богом и людьми — плачет, пьет валидол. Тут все накинулись на бузотера, который смущал людей: чего, мол, порочишь честного человека? А тот смотрит незамутненным взором и с обидой восклицает: «А что, теперь уже и сказать ничего нельзя?!»

Случись это в эпоху интернета, не отбился бы бедный Абрам. Навет тут же был бы размещен в Сети, растиражирован десятками «френдов» и «фолловеров», собрал бы тысячи «лайков». Да плюс к этому какие-нибудь интернет-неофиты, на чьи странички никто не заходит, видя, что эта тема «дает трафик», тоже «запостили» бы про Абрама, даже знать его не зная, — чего не сделаешь ради «лайков». Да что там люди — при современных технологиях имитировать человеческое присутствие в Сети запросто могут и управляемые злоумышленником роботы, множа недостоверную и оскорбительную информацию в геометрической прогрессии. 

Но и это не все. Когда бурление в Сети достигает определенного уровня, следом подключаются респектабельные СМИ с рубриками типа «Что обсуждают в интернете»: как же, это ведь часть информационного поля, обязаны осветить. И вот уже навет перекочевывает из «глобальной помойки» на полосы приличных изданий, в радиоэфиры. А потом возвращается обратно в Сеть — только теперь уже со ссылкой не на какого-то бесноватого блогера, а на сайт популярной газеты или радиостанции. Выглядит гораздо солиднее и вызывает большее доверие — тут и другие издания начинают цитировать авторитетных коллег. 

Разумеется, бесконечно травля продолжаться не может. Гонители устают, тема себя исчерпывает или у заказчиков (без них в таких случаях, как правило, не обходится) заканчивается бюджет. Но жертве рано переводить дух. На сцену выходит второй эшелон артиллерии — поисковые серверы. И если кто-то, например потенциальный работодатель, захочет найти информацию о человеке, интернет-поисковики выдадут сотни порочащих ссылок. Сведения же о том, что на самом деле «он хороший», если и будут, то окажутся (дело техники) далеко позади лавины негативной информации: кто их отыщет в таких глубинах?

Не приведи Господь стать объектом интернет-травли. Сколько произошло нервных срывов, инфарктов — никто не считал. Известными становятся лишь случаи, когда жертвы кибератаки кончали жизнь самоубийством. В основном это подростки. Но и взрослым вынести такие удары порой не под силу. Совсем недавно, оставив жену и двоих детей-близнецов, в Туле покончил с собой водитель фуры, по неосторожности сбивший велосипедиста. Виноват? Безусловно, он и сам целиком признал это, глубоко раскаивался. Но в интернете кто-то кинул клич, что сбил-де специально, и человек не нашел другого способа доказать, что это был несчастный случай, кроме как ценой собственной жизни. А еще раньше, чтобы отомстить своему бывшему парню-десантнику, девушка размещала в Сети информацию о его нетрадиционной ориентации. Соответствовало это действительности, нет ли, но «голубой берет» не пережил позора.

Ученые даже название придумали этой относительно новой забаве — кибер-буллинг. Имя-то есть, а наказания нет. Потому что травля далеко не всегда содержит недостоверную информацию, которую можно опровергнуть в гражданском суде, либо является клеветой и оскорблением, которые караются Уголовным кодексом. Она может быть замаскирована под мнение, предположение, прозрачный намек — есть много приемов сделать подлость исподтишка, так, чтобы это не подпадало под статью.

Приняв закон, депутаты совершили, уж простите за пафос, огромный прорыв на пути морального оздоровления нашего общества, защиты интересов гражданина. Теперь человек может требовать, чтобы при наборе его имени поисковик не выдавал не только недостоверную, но и просто нежелательную, с его точки зрения, информацию. Имеет право.

Любопытно, что наиболее активно принятию закона препятствовали действующие в России крупные интернет-поисковики. Настолько, что впору предположить их заинтересованность в развитии института травли. Наверняка есть какая-то подоплека в том, что «вагончиками» к законопроекту «о праве на забвение» в Госдуму были внесены и поправки, позволяющие штрафовать поисковые системы на сумму до 3 млн рублей за необоснованный отказ удалять нежелательные ссылки. Но этот вопрос депутаты рассмотрят уже осенью.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть