Ограбление по-европейски

23.06.2015

Виген АКОПЯН, журналист

Новость об аресте российского госимущества в ряде европейских стран, запущенная к нам усилиями украинской прессы, всколыхнула июньское затишье. Пока «западные партнеры» отмалчивались, соседская пропаганда успела нарисовать мрачные перспективы грядущей экспроприации «пропутинских» накоплений по всей Европе. Как выяснилось позже, по иску акционеров обанкротившегося ЮКОСа судебные приставы Франции заморозили счета нескольких десятков российских банков. Крохотная же Бельгия рискнула наложить лапы на добро посольства РФ, информационных агентств ТАСС и «Россия сегодня», а также Московского патриархата.

Конечно, если следовать извращенной логике гибридной войны, ведомой Западом против Кремля, можно понять даже блокировку ведущих отечественных англоязычных СМИ. Но каким образом планируется компенсировать «потери» Ходорковского и Ко имуществом РПЦ, а точнее, архиепископства Брюссельского и Бельгийского? Тем паче, что Церковь у нас от власти отделена как юридически, так и политически.

Кстати говоря, экспертам (и на это в ходе встречи с зарубежными журналистами обратил внимание Владимир Путин) с самого начала было ясно, что любые действия против дипмиссий со стороны европейских приставов по решению суда, юрисдикцию которого Россия не признает, являются грубым нарушением дипломатического иммунитета. Уже 18 июня посол Бельгии был вызван на Смоленскую площадь, где ему заявили решительный протест. Предупреждение о подготовке адекватного ответа в отношении бельгийских активов на территории России несколько остудило пыл «рейдеров». Бельгийские чиновники обещали разблокировать активы посольства и постпредств при НАТО и ЕС.

Как бы теперь далее ни развивались события, нет никаких сомнений, что арест госимущества РФ был приурочен к проходившему в Санкт-Петербурге международному форуму, красноречиво опровергавшему миф об изоляции нашей страны и коллапсе российской экономики. Потенциальным инвесторам тем самым был направлен недвусмысленный месседж — строить совместные проекты с Москвой рискованно, ведь можно потерять свои миллионы или, как минимум, оказаться втянутыми в длительные судебные тяжбы. Для нас же события в Бельгии — тревожный звонок, говорящий о том, насколько далеко готов зайти Запад.

До сих пор России удается поддерживать экономику на плаву благодаря накопленным резервам — пухлой «подушке» в виде мультимиллиардных ЗВР и стабилизационных фондов. Заморозка наших госактивов, находящихся за границей, с этой точки зрения становится прямой угрозой национальной безопасности, вопиющей по наглости демонстрацией возможностей, достаточных, чтобы перекрыть Москве доступ к средствам, накопленным в результате многолетнего труда всех россиян. Не секрет, что, согласно обычаям глобального рынка, часть этих средств находится на счетах в ведущих западных финансово-кредитных учреждениях. Кроме того, львиная доля помещена в различные ценные бумаги, часть из которых хранится в зарубежных депозитариях.

Разумеется, полная экспроприация российских активов невозможна, ибо приведет к ломке мировой рыночной системы и, скорее всего, к военному столкновению. Экспроприация — нет, но заморозка активов — вполне реальна. Именно в режиме полной заморозки заграничных активов уже десятилетия живет Иран. Если санкции не дают эффекта из-за наличия «подушки», остается лишь отобрать последнюю — а как сформулировать название сего процесса, дело десятое. Главное, что экспроприация (пардон, заморозка) начинается с прецедента. Если могут заблокировать счета брюссельских корпунктов ТАСС, то почему бы следующим шагом не объявить незаконными средства, вложенные Россией в собственно американские долговые обязательства, и перестать выплачивать по ним проценты, поскольку те, дескать, пойдут на вооружение «сепаратистов» в Донбассе?

Весьма символично, что финансово-экономическое давление на Россию сопровождается наращиванием активности НАТО. «Западные партнеры» на глазах становятся уличной шпаной, размахивающей «пером» у нас перед самым носом, причем говорить о наличии каких бы то ни было сдерживающих факторов я бы не отважился…

Запад дорос до наиболее изощренных нарушений международного права в борьбе с нашей страной. Что может противопоставить Москва подобному нахрапу? Безусловно, следует подготовить асимметричные ответные меры. Власти Бельгии (и шире — ЕС) должны понимать, что не только рискуют своими активами в России, но и ставят под удар частные бельгийские (а то и евро-американские) интересы. Можно возразить, что наступление на нерезидентов негативно скажется на инвестиционной привлекательности России. Но, будем откровенны, в глазах западного инвестора она уже существенно подорвана информационными потугами глобальных СМИ, и поправить что-то в ближайшие годы вряд ли возможно. Российским юристам предстоит досконально изучить все уязвимые стороны западных экономик в регионах, не подпадающих под их юрисдикцию. Ответ Кремля в случае эскалации обстановки должен быть максимально жестким, вплоть до применения специальных возможностей, ставящих под сомнение безопасность любого крупного западного бизнеса. Особенно ассоциированного или тесно связанного с интересами правящих верхов США и их союзников в ЕС.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть