Русские валькирии

22.06.2015

Вадим БОНДАРЬ, публицист

На днях пришла новость — кинодрама «Батальонъ» Дмитрия Месхиева удостоена платиновой награды на Азиатско-Тихоокеанском международном кинофестивале в Джакарте. Очень символично — ведь именно в эти июньские дни 1917 года в Петрограде был сформирован первый женский батальон смерти, которому и посвящен фильм. Батальон, призванный спасти разваливающийся фронт Первой мировой и гибнущую страну.

Инициатор его создания Мария Леонтьевна Бочкарева (в девичестве Фролкова) родилась в 1889 году в ничем не примечательной крестьянской семье в селе Никольское Новгородской губернии. В молодости она успела познать и пылкую любовь, закончившуюся подлым предательством, и неудачное замужество, и истинную женскую страсть к разбойнику — этапы, ссылки, поселения, — и, наконец, помешательство некогда милого человека. С началом Первой мировой войны хлебнувшая лиха Мария решает уйти в солдаты. Прибыв в ноябре 1914 года в Томск, она обращается к командиру 25-го резервного батальона с просьбой зачислить ее вольноопределяющейся. Но получает отказ, поскольку на тот момент женщин-военнослужащих в русской армии еще не было. А кто в России может создать то, чего нет? Государь император. Ему на последние деньги Бочкарева и шлет просительную телеграмму. Неожиданно получает высочайшее разрешение.

Поначалу необычному солдату позволили жить в городе на съемной квартире, куда она перевезла мать и сестру. Но постоянные причитания матери по поводу службы вынудили Марию уйти в казарму. «Как звать тебя?» — спросили мужики. «Зовите Яшкой», — вспомнив свою бедовую любовь, ответила она. Каково было русскому «солдату Джейн» одной среди сотни мужчин той не эмансипированной поры, можно только догадываться. Она остригла волосы, носила грубое солдатское обмундирование и белье. Научилась курить махорку, играть в карты, петь солдатские песни. Со временем солдаты перестали воспринимать Марию как женщину, а саму ее перестали коробить «соленые» казарменные словечки и зуботычины фельдфебелей.

В феврале 1915 года сибирские полки двинулись на фронт. Мария попала на передний край. Под Молодечно. И уже на третий день ей «повезло» участвовать в отражении немецкой атаки, сопровождавшейся применением газов. В первом же бою Яшка проявила себя во всей воинской красе. Без противогаза, закутав рот и нос мокрым платком, отстреливаясь от наступавшего врага, она выносила с поля боя раненых. За что была представлена к боевой награде — серебряной Георгиевской медали «За храбрость».

Со временем Мария стала отменным солдатом. Ходила в атаки. Несколько раз останавливала поддавшихся панике товарищей. А в августе 1915-го во время штыкового боя спасла жизнь офицера. Четырежды была ранена.

Весть о Февральской революции (к тому времени грудь старшего унтер-офицера Бочкаревой украшал бант из Георгиевского креста и трех медалей) на фронт принесли солдаты, прибывающие из запасных полков и столичных госпиталей. Тыл гнил. Обострились все хронические болезни страны. А новая демократическая власть, вместо наведения порядка, как будто специально стала самым активным образом засевать трещавший по швам фронт бациллами разложения. Митинговщина, отказы идти в бой, дезертирство, мародерство, пьянство, грабежи собственного мирного населения, открытые угрозы в адрес офицеров.

В этой критической ситуации Марии приходит в голову идея создания женских батальонов смерти, чтобы своим примером вернуть мужество и стойкость нерадивым защитникам отечества мужского пола. Инициативу поддерживают Брусилов и Керенский. В учебную команду к Бочкаревой в массовом порядке записываются девицы и дамы самых разных сословий. Всех объединяет желание спасти отечество, ну и романтическая героика, конечно.

Однако романтизм стараниями командира быстро изживается. Для обучения военному делу новобранкам выделяются мужчины-инструкторы из числа младших офицеров лейб-гвардии Волынского полка. Бочкарева запрещает во вверенной ей команде любые комитеты и политическую агитацию. Дисциплина и нагрузки, напротив, усиливаются. Бытовые условия — спартанские. Выдерживают не все. Спустя пять недель обучения оставшиеся во главе со своим боевым командиром отправляются на передовую. Полковник Закржевский, в подчинение которого прибыл батальон, отмечал в донесении: «Отряд Бочкаревой вел себя в бою геройски, все время в передовой линии, неся службу наравне с солдатами. При атаке немцев по своему почину бросался как один в контратаку».

Вскоре началось последнее неудачное наступление русской армии, в ходе которого бойцам батальона довелось явить стране и миру свои человеческие и воинские качества. К сожалению, на фоне ничтожества других. В уникальном сборнике материалов «Белый архив» под редакцией Генерального штаба полковника Лисового, вышедшем в Париже в 1926–1928 годах, читаем: «И тогда-то именно на участке 1-го Сибирского корпуса был выдвинут женский батальон с задачей выбить немцев из занятых ими наших передовых окопов у Новоспасского леса — окопов, в которые неприятельские войска ворвались на плечах убегавших солдат, когда-то славных сибирских стрелков. Женский батальон блестяще справился с задачей, потеряв около пятидесяти доброволиц из 192. Как же русский солдат отблагодарил русскую женщину за оказанную ему помощь? … Многие из раненых женщин, оставшиеся на поле сражения, в ту же ночь были изнасилованы. Некоторых из них постигла еще более худшая участь».

В этих боях была контужена и сама Бочкарева. Несмотря на то, что кроме ее батальона было сформировано еще несколько женских подразделений и команд, на фронт ни одна из них уже не попала. Да и ни к чему это было. Хватило одного эксперимента. Всем стало очевидно: яркий подвиг и самопожертвование уже никого и ничто не спасут. Ради демократов-временщиков, прикрывавших свои нечистоплотные своекорыстные делишки пышными фразами о свободном революционном отечестве, ни трудиться, ни тем более умирать, никто не хотел.

Нужны были новые люди и новые идеи. Но излечение пришло не сразу. Слишком тяжелы были последствия спровоцированной и выплеснувшейся на русские просторы анархии. В ходе начавшейся Гражданской войны всеобщая озлобленность стала причиной огромного количества кровавых эксцессов и несправедливостей. Не миновали они и бывших женщин-доброволиц. Кто-то из них погиб под белыми либо красными знаменами. Кто-то, как сама Бочкарева, был арестован и в горячке репрессий расстрелян ЧК. Кому-то пришлось бежать на чужбину или скрывать свое прошлое на родине. Но несмотря ни на что, сегодня мы можем сказать: это были достойнейшие дочери своего народа, и звезда их заслуженной славы только начинает восходить.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть