Историки без истерики

14.05.2015

Вадим БОНДАРЬ, публицист

Прошедший праздник Великой Победы, особенно парад «Бессмертного полка», показал, насколько важна для нашего народа его подлинная история. И тут холодный отрезвляющий душ: 16-летний астраханский подросток заявил в соцсетях об одобрении немецкого вторжения в Польшу. Конечно, надо еще разбираться, действительно ли это реабилитация нацизма (наказуемая законом) или «отдание должного» Польше, сыгравшей, надо признать, не самую красивую роль в преддверии Второй мировой и ставшей в результате одной из наиболее трагичных ее жертв. Жаль, в следственных материалах вряд ли будет сказано хоть что-нибудь о тех, кто учил парня истории. А ведь это на них лежит ответственность за то, каким видят прошлое наши дети.

После Октябрьской революции произошло, по сути, крушение российской исторической науки. Взгляд на тысячелетнюю историю России разделил людей на два непримиримых лагеря. Одни хотели жить, как прежде, другие — нет. Исходя из этого, формировалось и отношение к истории. Не остывшие от яростных атак Гражданской войны победители хотели выбросить ее на помойку: «Клячу историю загоним». Это привело к попыткам подменить науку идеологией, а преподавание — формированием классового мировоззрения.

Левацкие перегибы привели к тому, что историю России фактически поделили на две части: период революционной борьбы и все остальное. Причем достойной широкого изучения объявлялась именно революционная составляющая. Такой подход отрывал советских людей от корней, делал из них революционно-интернациональное перекати-поле. Солдат идеи, а не патриотов. В школах главный упор делался на политехническое образование. Изучение истории в прежнем виде было ликвидировано. Как и Закона Божьего. Патриотизм и религиозность в коммунистической Гондване, которая должна была в скором времени возникнуть на земном шаре благодаря мировой революции, были не нужны.

Перелом в сознании победителей произошел в первой половине 1930‑х — благодаря главным образом усилиям Сталина, не являвшегося апологетом мировой революции. Это нашло свое отражение и в отношении к истории. Вся система гуманитарных наук подверглась глубокой перестройке. 16 мая 1934 года Совнарком и ЦК ВКП (б) приняли постановление «О преподавании гражданской истории в школах СССР», за которым последовало восстановление полноценного исторического образования в стране. Российское государство было реабилитировано. Его прошлое перестали делить на хорошее и плохое. Возобновилось преподавание истории в высшей и средней школе. Было издано огромное количество трудов дореволюционных ученых, сборников документов, хрестоматий, книг для детей и юношества. Намного больше, чем в царской России. Благодаря этому за семь предвоенных лет удалось воспитать в гражданах невиданный доселе патриотизм. Огромную роль в этом сыграл Сталин, который, по мнению многих русских эмигрантов, деятельно готовил возрождение Российской империи, пусть и в «красном» ее варианте.

О сталинском подходе к истории красноречиво свидетельствует опубликованная в 2013 году статья доцента истории Корнелльского университета Холли Кейс в американской газете The Chronicle of Higher Education. Кейс пишет: «Похоже, у Сталина при себе всегда был синий карандаш, и зачастую то, как он им пользовался, прямо противоречило общепринятым представлениям о его личности и взглядах. Он вымарывал чересчур идеологизированные фрагменты или подбирал более сдержанные выражения, вырезал упоминания себя и своих достижений». Берем в руки сборник документов «Из боевого прошлого русской армии», изданный в 1947 г. Во-первых, в предисловии от составителей нет ни единого упоминания классиков марксизма-ленинизма. Ни одной цитаты. Во-вторых, в том же предисловии говорится, что документы и материалы, представленные в книге, охватывают период XVIII–XX веков «до Первой мировой войны включительно». Теперь смотрим другой труд. Называется он «Очерки по источниковедению военной истории России», издан в 1957‑м. Тут уже Первая мировая именуется «мировой империалистической войной 1914–1918 годов». Четыре года, как не стало Сталина, а классовый подход уже попер. Дальше — больше. Берем любой сборник документов или историческую монографию второй половины семидесятых, и от цитат классиков и лично Леонида Ильича просто рябит в глазах. История все больше угнетается идеологическим догматизмом и пафосом. Железная сила факта размягчается ненужными цитатами, пропагандистскими отступлениями, напыщенной фразеологией. В результате люди, особенно молодые, постепенно стали воспринимать историю как нечто спускаемое сверху, не свое, родное, а нужное одной только власти чтиво. Случилось то, против чего так жестко боролся Сталин, — размывание фундамента патриотизма и веры в социализм. Финал: не стало ни красной империи, ни социализма.

За последние годы учебников истории расплодилось — как рыбы в прудах. Большей частью — с либеральным антипатриотическим душком. Мол, заглянем честно в историю «этой страны». Пагубность такой «честности», а по сути прозападной предвзятости, очевидна. В конце апреля нынешнего года в Москве завершилась экспертиза новых учебников, разработанных по поручению президента на основе единого историко-культурного стандарта. Уже с 1 сентября они должны появиться во всех школах страны. Однако страсти вокруг этих трудов продолжают кипеть. Например, руководитель Федерального архивного агентства Андрей Артизов выразил сомнение, что по учебникам, столь подробно описывающим период репрессий, можно воспитать гражданина, любящего свою страну.

Предполагается, что переход на новые книги займет два-три года. Главная задача — избежать конъюнктурного подхода и чрезмерной идеологизации. Не только либеральной, но и государственнической. Как показывает печальный опыт прошлого, перегибы до добра не доводят.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть