Штурмовая ночь Капотни

03.10.2013

Ольга ТУХАНИНА, публицист

В Москве — снова конфликт на национальной почве. Молодые люди, представляющие незарегистрированное движение «Щит Москвы», в одном из общежитий в Капотне провели рейд (оказывается, далеко не первый) по выявлению нелегальных мигрантов. Мигранты оказали сопротивление, были выстрелы из травматического пистолета, пострадавшие… В результате полиция задержала шестьдесят человек с обеих сторон. Сейчас два руководителя движения остаются под арестом, а часть мигрантов готовится к депортации. Такой вот расклад.

Оппозиционные издания и блогеры уже поспешили сделать вывод, что за историей в Капотне стоит власть, которая подпитывает тем самым… Что? Ну, разумеется, мракобесно-православные, националистические и профашистские настроения. Упс! — пальцем в небо. Оказывается, движение «Щит Москвы» поддерживает никакая не власть, а системная оппозиция в лице партии «Справедливая Россия». Член партии, депутат Александр Агеев не скрывает: «С этими ребятами мы давно сотрудничали, когда еще на выборах в Госдуму проводили рейды по поводу нелегальных мигрантов. Мы разоблачали действующую власть — управы, префектуры и правоохранительные органы в том, что они принципиально ничего не делают, чтобы справиться с этой проблемой».

Вопрос нелегальной миграции становится все острее. Любая взвешенная позиция крайне непопулярна. Граждане давно рассчитались на первый-второй. Первые желают немедленного освобождения страны от мигрантов. Вторые называют первых фашистами-нацистами, требуя мигрантов легализовать и предоставить им равные с остальным населением права. Власть же продолжает стоять над схваткой, судорожно реагируя только на самые горячие раздражители и совершая массу непонятных действий. То откроют лагерь для «нелегалов», то закроют. То построжатся, то смилуются — никаких следов внятной и последовательной политики.

Неудивительно, что в этих условиях появляются такие добровольцы со «Щитом». Мы привыкли упрекать российского обывателя в равнодушии, в безынициативности, в том, что он не привык брать свою судьбу в собственные руки, не желает контролировать государство, не умеет самоорганизовываться. Ах, когда же у нас возникнет, наконец, гражданское общество! Настоящее, такое, как на Западе? Но вот гражданское общество проявилось в Капотне наглядно и зримо, и это почему-то страдальцев тоже никак не устраивает. Напротив, вызывает оторопь и ужас. Те самые люди, которые плачут от умиления, описывая действия волонтеров при тушении лесных пожаров или разборе завалов в Крымске, негодуют, когда такие же по сути волонтеры, начинают заниматься иными вещами. Хотя и на пожарах волонтерское движение то и дело сотрясали скандалы. Дескать, расхищали собранные деньги, мешали пожарным, отказывались предоставлять финансовые отчеты. Но на это закрывали глаза: тихо, не затопчите ростки гражданского общества. А тут сами призывают затоптать, да немедленно.

Между тем благословенное гражданское общество фиалками нигде не пахнет. Зимой 2012 года во флагмане мировой демократии — в США — произошел инцидент, вызвавший бурную реакцию американцев. Дружинники ДНД и, вероятно, представитель движения «Щит Флориды» Джордж Циммерман заметили на улице подозрительного молодого человека в капюшоне, который двигался безо всякой цели и, кто его знает, пожалуй, нелегально. Джордж позвонил в полицию, там ему посоветовали не вмешиваться, но активист не выдержал и, побуждаемый гражданским долгом, вмешался. Чернокожий подросток Трейвон Мартин был убит на месте. Активиста Циммермана суд присяжных оправдал, что вызвало бурю возмущения у другой части гражданского общества Америки. Публике демонстрировали умилительную фотографию симпатичного мальчика, который всего лишь возвращался домой с пакетиком сладостей. Их оппоненты утверждали, что это старая фотография. А там, мол, такой бугай был, на которого и взглянуть-то страшно. Молодец Циммерман, реализовал свое право на самооборону и охрану общественного порядка.

Впрочем, посол США в России, Майкл Макфол, рекламируя в связи с законом об НКО американское гражданское общество, ни словом о случае с Циммерманом не обмолвился. Ну, накладка, бывает. В остальном, прекрасная маркиза, полтора миллиона общественных организаций в Штатах играют важнейшую роль, являясь основой государства. При этом посол впроброс сказал весьма важную фразу: «Американские организации гражданского общества существуют уже давно — фактически они появились еще до того, как появилось правительство Соединенных штатов». Что это значит? Гражданское общество за океаном возникло даже не тогда, когда государство было слабым, а тогда, когда оно отсутствовало вовсе. Естественно, у людей была потребность к самоорганизации — как иначе им было защищать себя? Но это исторический путь конкретной страны. Так ли он нам подходит? Ведь коль государство возникает вслед за так называемым гражданским обществом, не является ли страстное желание создать гражданское общество страстным желанием регресса?

На сегодня государство — высшая форма самоорганизации и кооперации общества. Человек может чувствовать себя наиболее свободным только в рамках государства. Поскольку оно велико и разнообразно. Государство вслед за Лениным часто называют аппаратом насилия, но ровно то же можно сказать о любой организации. Положа руку на сердце, кто на вас больше влияет: господин Путин или ваш непосредственный начальник? Депутаты Государственной думы или ваши коллеги, друзья и близкие? Кто чаще заставляет вас делать то, чего вам не хочется? От чьего мнения вы зависите?

Призывая государство уменьшиться, уйти из той или иной области, быть компактным и незначительным, вы, конечно, добьетесь появления того самого гражданского общества. Понравится ли вам это? Ведь случай в Капотне может оказаться цветочком. В конце концов, наиболее развито гражданское общество в Сомали — одни общественные организации, никакого государства. Покупай автомат и живи свободно.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть