Пепел Одесской Хатыни

05.05.2015

Владимир ХОМЯКОВ, сопредседатель движения «Народный Собор»

Год минул с момента трагедии в Одессе, а кажется, будто это было вчера. Острая боль притупилась, но рана ноет. Мы помним все. Помним лагерь протестующих «Куликово поле», многотысячное шествие «случайно» попавших в город правосеков и футбольных ультрас, опять-таки «случайно» — сплошь вооруженных. Помним и провокацию с нападением на них неких неизвестных типов, стрелявших чуть ли не из-за спины покровительствовавшей им милиции. И, наконец, самое страшное — разгром мирного лагеря и хладнокровное массовое убийство пытавшихся спастись в Доме профсоюзов людей, которых сжигали заживо, выбрасывали из окон и добивали уже на земле…

Именно Одесская Хатынь стала той точкой невозврата, после которой ситуация из режима карательной операции перешла в стадию полновесной гражданской войны. Войны против фашизма, который сегодня в своей укробандеровской реинкарнации бросает в тюрьмы за любое инакомыслие, убивает руками своих штурмовиков журналистов и оппозиционных политиков, утюжит «Градами» жилые кварталы Донбасса. Именно это и есть фашизм, с которым воевали наши деды 70 лет назад. И который воскрес сегодня на Украине, заботливо взращенный для борьбы против Русского мира демократическим Западом.

Тем самым Западом, который во всем происходящем на Украине никакого фашизма упорно не усматривает. Потому что «кто не скачет, тот еврей» — это, с точки зрения просвещенного европейца, конечно, фашизм. И «негритяку на гиляку» — тоже. Но когда то же самое практически официально декларируется про «москалей» — это всего лишь «свобода мнений» и «проявление национального духа», достойные всемерной поддержки. А недавно некий чех Вацлав Бартушка — мидовский чиновник по должности и мерзавец по внутренней сути — вообще заявил, что, мол, нечего драматизировать Одессу: ну, сожгли там заживо несколько десятков человек, так разве это не приемлемая цена за всеукраинское спокойствие?!

Право же, от подобных слов явственно пахнуло дымом Бухенвальда и Освенцима. Слыша подобные перлы в исполнении еврочиновников, понимаешь, что если бы Вторая мировая закончилась с противоположным результатом, то они сегодня вовсю рассуждали бы о том, что несколько миллионов (и даже десятков миллионов) уничтоженных евреев, цыган, славян и прочих «недоарийцев» — в общем-то, вполне приемлемая цена за спокойствие и «новый порядок» в Европе…

Зато Запад обожает порассуждать о якобы сходстве германского фашизма и советского коммунизма. Ну и, конечно, о «равной виновности» обоих режимов в развязывании Второй мировой. Обычно главной причиной этой антиисторической шизофрении считают желание Запада пересмотреть итоги войны, а вместе с ними — и все послевоенное мироустройство. Но есть и еще одна цель: скрыть тот исторический факт, что фашизм и его наиболее омерзительная ипостась — германский национал-социализм — это родное дитя именно западной цивилизации, выросшее из ее ментальности и политической традиции.

Ведь то, что есть одни народы, имеющие право покорять и уничтожать другие, «неполноценные», придумал отнюдь не Гитлер. Родилась эта людоедская теория с началом «колониальной эпохи», когда разграбление колоний, а отнюдь не «рыночные отношения» и «передовой общественный строй» стали главной основой европейского «экономического чуда». Первоисточниками для автора «Майн кампф» являлись труды обожаемых им англичан, придумавших все столетиями раньше.

Понятно, что колониальное ограбление и уничтожение целых народов в корне противоречило всем христианским установкам. И тогда в качестве оправдания придумали «евроцентризм», утверждавший, что все цивилизации идут одним путем, но Запад продвинулся дальше и потому имеет право насаждать в мире прогресс, как он его понимает, в том числе за счет «неполноценных» народов. Дальнейшим развитием евроцентризма стал «социал-дарвинизм» Спенсера, обосновывавший «естественной борьбой за существование» подход к представителям иных рас и культур как к «недочеловекам». Позднее Дарвин лишь дополнил эту теорию, утверждая, что и в природе все происходит аналогично.

Именно евроцентризм стал одной из основ западной ментальности, каких бы политических взглядов человек при этом ни придерживался. Даже основоположники коммунизма Маркс и Энгельс, тоже родные дети западной цивилизации, в своих теориях одновременно с «пролетарским интернационализмом» постулировали уничтожение не только «контрреволюционных классов», но и целых «контрреволюционных народов». К последним, кстати, классики относили и славян — кроме «антироссийских» поляков.

Фашизм, таким образом, не что иное, как одно из направлений «евроцентризма» (а в современном звучании — «западоцентризма») и всегда на подсознательном уровне будет восприниматься человеком западной ментальности более терпимо, чем, например, Русская цивилизация с ее православными ценностями — вне зависимости от политического строя в России. Именно поэтому «Объединенная Европа» образца 1941 года с таким воодушевлением устремилась за своим очередным вождем в «дранг нах Остен». Именно поэтому Запад спрятал от Нюрнберга в 1945‑м бандеровцев, согласившихся сменить одного западного хозяина на другого и снова воевать с русскими. И именно поэтому он сегодня готов забыть и простить современным укрофашистам и Одессу, и Донбасс, и даже новые Освенцимы, если таковые понадобятся для «торжества демократии» на Украине.

Но штука в том, что мы не забудем и не простим. И Украина — настоящая Украина — тоже. Перефразируя цитату из известной книги, можно сказать: «Пепел Одесской Хатыни стучит в наше сердце». Ту, первую Хатынь, кстати, тоже сожгли вместе с людьми вовсе не немцы, а прислуживавшие им укрофашисты. История, как видим, повторяется. А значит, и финал для очередной реинкарнации фашизма будет таким же.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть