Грязные гривны

11.09.2014

Марк АГАТОВ, Крым

На днях в Евпатории и.о. главы Крыма Сергей Аксенов сделал два программных заявления. Первое — насчет запрета экспорта местной лечебной грязи, что по логике должно повысить курортно-оздоровительную привлекательность региона. Второе — по поводу возрождения лечебницы «Мойнаки», фактически разрушенной в годы украинизации.

«Я дал поручение Министерству экологии провести анализ по Сакскому озеру, чтобы понять, какие у нас запасы. Лечебной грязью обеспечим близлежащие санатории, а продавать уже запретили». Сергея Аксенова возмутил тот факт, что местной грязью торгуют без всяких правил не только в Крыму, но и в дальнем зарубежье. «Черпают экскаваторами и грузовиками вывозят. В Израиль приезжаешь — наша грязь продается. Кто ее добывает, кто платит налоги? Может, это мошенники песок засыпают и пишут «сакская грязь», — переживает Аксенов. 

Вторая проблема, решение которой пообещал крымчанам руководитель республики, — возрождение грязелечебницы «Мойнаки». Это некогда процветающее учреждение, которое называли «сердцем курорта Евпатория», за годы «незалежности» было разграблено, доведено до банкротства и чуть не продано за бесценок. 

Историю разрушения «Мойнаков» и планы по восстановлению грязелечебного курорта обсуждались на круглом столе, организатором которого выступила общественная организация «Патриоты и участники самообороны Крыма». Дело в том, что вопрос о грязелечебнице поднимает сегодня каждый третий евпаториец, обратившийся со своими предложениями или жалобами к местным властям. То есть для жителей Евпатории возрождение курорта отождествляется ни много ни мало с возрождением всего Крыма. 

Такое мнение, пожалуй, имеет под собой все основания. Созданная в далеком 1887 году, грязелечебница долгое время была, по сути, «градообразующим предприятием». За сто с лишним лет ее врачи и специалисты отпустили более ста миллионов процедур, тем самым поставив на ноги свыше 10 млн пациентов. На базе грязелечебницы защищено 7 докторских и 39 кандидатских диссертаций. Лечение в «Мойнаках» рекомендуют не только российские и украинские доктора, но и также их коллеги из США и Германии.

В советское время грязелечебница работала с усиленной нагрузкой, отпуская по 12 000 процедур в день. Будучи профсоюзной собственностью,  уникальный объект был передан ЗАО «Укрпрофздравница». Однако с 2007 года производственные мощности грязелечебницы использовались только в период летнего сезона, и то на 20%. Капитальный ремонт и реконструкция объектов не производились за 23 года ни разу. Возникает вопрос, почему украинские власти планомерно уничтожали «сердце Евпатории»? Ответ лежит на поверхности: город Евпатория как лечебный курорт Украине был не нужен. Власти развивали в основном курорты на западе страны — Трускавец, Сходницу, Моршин, а Крым был отдан на откуп олигархам и понаехавшим чиновникам, которые возводили на землях здравниц летние резиденции, дачи и гостиницы. Сама грязелечебница для них особой ценности не представляла, а вот прекрасный парк на берегу озера и дорогая земля, напротив.

Руководство ЗАО действовало по отработанной схеме. Сначала было фактически прекращено финансирование каких-либо ремонтных работ: помещения стали разваливаться прямо на глазах. Следующим шагом контролирующие органы запретили их использование для отпуска процедур, из-за чего пришлось отказаться от отдельных видов грязелечения. Далее руководители «Укрпрофздравницы» убедили главврачей близлежащих санаториев создать собственные небольшие грязелечебницы. После этого «Мойнаки» естественным образом перешли на работу только в летнее время и на обслуживание «дикарей». Наконец, «Укрпрофздравница» попыталась продать лечебницу частному предприятию из города Николаев за 6 млн 540 тысяч 700 гривен. (Примерно 1,3 млн долларов США на момент сделки.) За эти деньги в собственность новых владельцев должны были перейти лечебный и административный корпуса, прачечная, котельная, оранжерея, мастерские, бювет, проходная, насосная и другие сооружения общей площадью свыше 10 000 кв. метров, а также право на постоянное использование земельного участка площадью около 20 гектаров.

Деньги новый собственник должен был перечислить продавцу в течение десяти дней со дня подписания договора. Других обязательств — таких, как сохранение рабочих мест или же использование единого имущественного комплекса в качестве грязелечебницы, покупатель на себя не брал. А это значит, что судьба здравницы висела на волоске: ничто не помешало бы новому собственнику уволить персонал и на законных основаниях приступить к строительству на тех самых 20 гектарах курортной земли отеля или коттеджного поселка для богатых украинцев с видом на озеро и море...

Возможно, так бы все и случилось, но что-то помешало покупателю выполнить условия договора. «Укрпрофздравница» получила лишь триста тысяч гривен, после чего о сделке прознал участник русского национального движения в Крыму, депутат Верховной рады от Партии регионов Александр Черноморов. Он развернул бурную деятельность, к расследованию подключились сотрудники МВД, в результате чего договор был расторгнут и грязелечебницу вернули (похоже, насильно) прежним хозяевам.

Увы, на этом злоключения грязелечебницы не закончились. Далее она пережила пожар и обрушение стен одного из корпусов. Сотрудники «Мойнаков» подозревали в поджоге тех, кто пытался приватизировать профсоюзную собственность. Доказать злой умысел тогда не удалось, и грязелечебницу едва не добили другим способом. На ее срочный ремонт требовалось 2–2,5 млн гривен. «Укрпрофздравница» выделять деньги отказалась, и комплекс зданий продолжал разрушаться. Нет сомнений, что мартовский референдум, воссоединивший Крым с Россией, предотвратил очередную попытку продажи объекта, доведенного до античного состояния, за бесценок. 

...Осмотрев «руины», Сергей Аксенов подчеркнул, что восстановление грязелечебницы будет вестись с привлечением крупного частного инвестора, хотя контрольный пакет останется у государства. И.о. главы республики поручил предметно продумать развитие объекта, отметив, что инвестору придется вложить в проект не менее трех миллиардов рублей. Планы по дальнейшему использованию крымского достояния тоже есть: «Социальные услуги по лечению мы возьмем под контроль, чтобы не допустить необоснованного повышения стоимости процедур. Что же касается интересов инвестора, которого, разумеется, заинтересует коммерческая составляющая, то здесь места достаточно, чтобы развивать и это направление», — подчеркнул Аксенов.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть