От кобылы до «Чайки»

12.11.2014

Александр АНДРЮХИН

Фото: Александр Андрюхин

На полигоне Государственного Военно-технического музея состоялся грандиозный парад ретро-автомобилей, погрузивший зрителей в занимательную историю мирового и отечественного автостроения.

Поглазеть на парад старинных автомобилей, который проходил близ подмосковной Черноголовки, приехали зрители не только из Москвы, но и из других городов — в общей сложности свыше двух тысяч человек, более трети — школьники. Мировую автоисторию организаторы решили начать с лошади, чем очень насмешили собравшихся. Но ведущая праздника убедила их в микрофон, что прототипом автомобиля стала именно телега — мощностью в одну лошадиную силу. После этого повозку с кучером в одежде XIX века зрители встретили аплодисментами. 

Затем на площадку выехал сверкающий кабриолет «Форд», убивший наповал своей заокеанской красотой. За рулем сидел мужчина типа «настоящий американец», а рядом, как и положено — шикарная дама. Ведущая пояснила, что первые автомобили Генри Форда как раз и предназначались для поездок на светские вечеринки. Стоили они недешево — от 850 до 1000 тогдашних долларов. 

Однако знаменитый автопромышленник задался целью сделать автомобиль общедоступным — так родился «Форд-Т», прозванный в Америке «Жестянкой Лиззи». Лиззи — это самая популярная лошадиная кличка, и первые автомобили действительно были упрямыми и своенравными, как необъезженная кобыла. Они тряслись и прыгали, то рвали с места, то никак не хотели трогаться. Тем не менее мечта Форда сбылась. Через некоторое время автомобиль стал стоить 400 долларов и имелся у каждого восьмого американца. Самым ходовым цветом был черный. Он придавал авто элегантный вид. Но секрет популярности состоял не в этом — черная краска была самой дешевой. Автомобильный бум охватил все Соединенные Штаты. Народные умельцы мастерили на базе «Форд-Т» даже передвижные церквушки.

Затем на площадь выехала советская «Победа». Оказывается, они с «Фордом» родственники: магнат помогал строить в тогда еще Нижнем Новгороде автозавод, на котором сконструировали «Победу». Наша марка выглядела вполне пристойно. Изящные линии кузова, сужающийся капот, фигурные пороги, тонко выполненные дверные ручки и завораживающий лючок заливной горловины.

С «Победой» связана интересная история. По словам экскурсовода, проект нового автомобиля представили Сталину — это было 3 февраля 1943 года, на следующий день после того, как немцы сдались под Сталинградом. Машину хотели назвать «Родиной», но верховный главнокомандующий, прищурившись, спросил: «Сколько же будет стоить «Родина»?» Вопрос вождя смутил конструкторов, и они сообразили назвать автомобиль «Победой».

Оживление у зрителей вызвал и выехавший на поле ГАЗ-69, который также был детищем Горьковского автозавода, но позже его сборку перенесли в Ульяновск, и «газик» превратился в «уазик». Феноменальная машина. Для нее не создавалось ни одной оригинальной детали — использовались только те, что уже изготавливались для существующих автомобилей. Тем не менее автомобиль получился — он вызывал восхищение своей редкой проходимостью, легкостью управления и какой-то пугающей неубиваемостью. ГАЗ-69 поставлялся в 56 стран мира.

После «газика» на поле выехал БТР-40. 

— Как известно, в Великую Отечественную войну бронетранспортеры в СССР не производились, — грустно покачала головой экскурсовод. — Лишь в 1947 году Горьковский автозавод выпустил первый бронетранспортер.

Он оказался быстрым и надежным, был принят на вооружение в 1949 году и тут же завоевал популярность в войсках, поскольку использовался, как при перевозе солдат, так и в качестве тягача. Боевое крещение он получил в 1956-м в Венгрии, использовался и в Афганистане. Несмотря на то, что его серийный выпуск прекратился в 1960 году, он был снят с вооружения только в 1993-м, а в Забайкалье — в 1997-м.

Кульминацией парада стала выехавшая на площадь «Чайка» ГАЗ-13. На заднем сиденье, там, где положено располагаться высокому партийному руководителю, сидел сам директор музея Дмитрий Дорогойченко.

— Этот автомобиль на Всемирной выставке в Брюсселе в 1958 году получил Гран-при, — пояснила экскурсовод.

Услышав это, зрители, как один, подоставали фотоаппараты, и музейное поле озарилось вспышками.

Машина была создана в 1957 году на замену М-12 ЗиМ. Конструкторы применили совершенно новые, революционные для того времени агрегаты — автоматическую коробку передач, гидроусилитель рулевого управления, вакуумный усилитель тормозов.

Фото: Александр АндрюхинКогда директор музея вышел из «Чайки» и на манер генсека помахал рукой, народ не выдержал и повалил из-за ограды на площадь. В «Чайке» открыли все двери, багажник и капот, чтобы люди воочию убедились, что это чудо отечественного автопрома им не снится. Многие порывались сесть в салон, но попытки деликатно пресекались. Я поинтересовался у директора музея, каково это — сидеть в «Чайке» на месте генсека?

— О… — ответил Дорогойченко. — Ощущение, будто на уютном диване. Комфорт необыкновенный!

Дорогойченко рассказал, что из 1200 ретро-автомобилей, которыми располагает музей, 90% на ходу. Они все отреставрированы, отполированы и работают на 76-м бензине.

— А вон тот «Форд», — кивнул директор на кабриолет начала ХХ века, — может работать на чем угодно, даже на керосине, разбавленном водой.

Разумеется, демонстрацией фестивальных машин публика не насытилась, и разошлась по павильонам, где кроме автомобилей была представлена еще масса диковинной техники — от немецких гибридных мототракторов до клепаных японских танков с тощими пулеметами вместо пушек. 

В музее есть даже уникальные авто, существующие в единственном экземпляре, например микроавтобус автоконструктора Юрия Долматовского — старшего брата поэта Евгения Долматовского. Он создал опытный образец, однако пробить серийный выпуск не получилось.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть