Затеяли играть в крокет

02.09.2014

Дарья ЕФРЕМОВА

Последние погожие деньки хочется провести как-то особенно. Можно, например, отправиться в музей «Усадьба «Мураново». В атмосферном, по-стародачному уютном тютчевском имении продолжают играть в крокет. 

Дом с мезонином, тенистые аллеи, бордюр из настурций. Мальвы, розы, жасмин. Кегельбан за домиком Эрнестины. Вдова Федора Ивановича Тютчева, урожденная баронесса фон Пфеффель, построила для себя флигель в крестьянском духе. Это не удивительно: в конце позапрошлого столетия стиль a la russe был в большой моде. Как, впрочем, и английская игра в крокет. Без нее не обходился ни один аристократический опен-эйр. 

«В России крокет появился в середине 1860-х и сразу сделался непременным атрибутом светской жизни, — рассказывает директор музея-заповедника «Мураново» Игорь Комаров. — Крокетная площадка была обязательным ландшафтным элементом всех приусадебных парков. Популярности игры способствовало и то, что она не требовала физической подготовки. Забивать шары в воротца могли не только мужчины, но и благородные дамы в кринолинах. Сейчас поиграть в крокет приезжают семьями — с детьми и старшими родственниками. Это отличная возможность провести время на свежем воздухе». 

Две крокетные площадки — грунтовая и травяная — открыты по субботам. На одном поле — таковы уж правила — могут находиться не более восьми человек. Богатырской силы и в самом деле не требуется: крокет — игра тактическая. С помощью специальных молоточков нужно маневрировать шарами — своими и соперника. Цель — как можно быстрее пройти все воротца. Существует и множество дополнительных правил — сотрудники музея с удовольствием их разъяснят. 

«День варенья»Если подвижные игры вас решительно не интересуют, жалеть о визите в «Мураново» едва ли придется. Здесь ведь не просто музей с ленточками и расставленными повсюду табличками «руками не трогать». Это настоящая русская усадьба, где по воскресеньям ходят к обедне, на Рождество и Масленицу катаются на тройках, а ближе к осени варят варенье. Праздник, возрождающий старинную традицию, проходил в «Мураново» в середине августа. Лакомство готовили по старинным рецептам, в саду играл духовой оркестр, а мурановская кухарка Матрена Карповна водила экскурсантов по усадебной кухне. 

Гастрономические туры в прошлое — еще одна «фишка» дома-музея. Отобедать, как настоящий старосветский помещик, на крахмальных скатертях с тремя подачами блюд — в наше время совсем не сложно. Главное — сделать предварительный заказ: суп из репы с уткой, молочный поросенок с перловкой и «разгонные» пироги — блюда не быстрые. Съедать все это на ходу, как вы понимаете, не полагается: «правильная» трапеза занимает не менее трех часов. Рецепты поистине исторические, найденные в архивах. Так, например, в семье Энгельгардтов-Баратынских, бывших хозяевами усадьбы до середины XIX века, готовили винегрет. С привычным нам винегретом его роднит только овощная основа. Это мясное блюдо из отварной телятины с каперсами, оливками, маслинами и обязательным зеленым кислым яблоком. Винегрет ели и во время поста, только вместо телятины шла килька пряного посола или отварные раковые шейки. В семье Тютчевых к обеду подавали треску с петрушкой. Рыбу отваривали до полуготовности, выкладывали на противень и заливали водой примерно на сантиметр. Все это обильно посыпалось рубленой зеленью. Пили, вопреки расхожему мнению, очень немного. Нормы алкоголя к каждому блюду прописывались в кулинарных книгах: 80 граммов вина к рыбе, 120 — к птице. К говядине — 200 граммов пунша. 

Разумеется, разного рода развлечения для музея — занятие не основное. Это всего лишь дополнение к экспозиции, которая заслуживает особого внимания. Богатая коллекция живописи, есть императорские портреты кисти Рослена, собрание фарфора и фаянса заводов Гарднера, Попова, Юсупова, Всеволожского и Кузнецова, шикарная библиотека, принадлежавшая Федору Ивановичу Тютчеву, оконные драпировки и ковры, вышитые цветной шерстью по канве вдовой поэта Эрнестиной. Множество любопытных бытовых мелочей, вышедших из употребления: саше, свадебные мешочки для конфет и ниток. Иными словами, экспонаты усадьбы — не аналоги, а самые настоящие вещи, которыми пользовались хозяева дома в XIX — начале XX века. Надо сказать, подобное не так уж часто встречается в музейной практике, ведь в большинстве своем родовые гнезда классиков собирались по крупицам спустя многие годы, а экспозиции складывались из предметов, типичных для дворянского быта тех или иных лет. Почему подобная участь не постигла «Мураново»? Внуку поэта Николаю Ивановичу удалось сохранить имение при большевиках. 1 августа 1920 года, в день памяти Серафима Саровского, усадьба стала музеем, а директором назначили Николая. Отстоять он не смог только домовую церковь, которую в 1928-м закрыли и передали в качестве складского помещения сельхозартели «Соревнование». Сейчас храм Спаса Нерукотворного восстановлен. По воскресеньям и на праздники здесь собираются прихожане, жители окрестных деревень.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть