Лаковый путь

27.08.2014

Марина ИВАНОВА

Фото: Владимир Золин27 августа в Федоскино открыл двери Московский областной музей народных художественных промыслов.

Музей разместился в отреставрированном Доме Лукутиных — памятнике истории и культуры регионального значения. Двухэтажное деревянное здание с резьбой в стиле русского модерна было построено в 1880-х годах Николаем Александровичем Лукутиным — представителем династии промышленников, владевших фабрикой лаковых изделий. В доме с момента его возведения до 1970-х — то есть почти столетие — трудились федоскинские художники. Именно поэтому на отреставрированном (а по сути — воссозданном) памятнике красуется табличка, гласящая, что здесь — «место зарождения русской лаковой миниатюры».

Правда, историческое сооружение чуть было не погибло — с переносом фабрики в новые корпуса здание пришло в полное запустение. Памятник ветшал и грозился исчезнуть с лица земли. Только в 2004-м — через год после учреждения Московского областного музея народных художественных промыслов — начались реставрационные работы. И закончились лишь недавно.

Теперь Дом Лукутиных снова служит русской лаковой миниатюре — в нем разместилась экспозиция, посвященная истории зарождения и развития федоскинского промысла. Кстати, истоки одной из визитных карточек России нужно искать в Китае — именно там во втором тысячелетии до нашей эры возникла техника изготовления предметов, покрытых лаком. В XVII столетии начался экспорт лаков из Поднебесной на Запад. Блестящие побрякушки сразу же пленили сердца европейцев — наметился настоящий «китайский бум». Не желая отставать от заморских коллег, местные ремесленники создавали мастерские по изготовлению лаковых предметов. Мода дошла и до России, которая с благодарностью переняла новшество и превратила его в свой народный промысел.

Массовое производство у нас началось в конце XVIII века, когда купец Петр Иванович Коробов основал под Москвой фабрику по изготовлению лаковых козырьков для армии. Только козырьками дело не ограничилось — большой популярностью у населения пользовались нарядные коробовские табакерки. В начале XIX столетия подмосковную фабрику возглавил зять Коробова — Петр Васильевич Лукутин, с которого и началась лукутинская эра. Последнему владельцу производства, Николаю Александровичу Лукутину, в музее посвящен отдельный зал. Промышленник, построивший для фабрики двухэтажный дом, был человеком увлекающимся. Он являлся одним из первых пайщиков Московского Художественного театра (его портрет до сих пор висит в МХТ), директором Московского филармонического общества, а также известным коллекционером русского фарфора.

Николай Александрович Лукутин

Вот только федоскинскому промыслу Николай Александрович время почти не уделял, поручив все дела управляющему — Федору Ивановичу Калинину. Того местные мастера недолюбливали — Калинин был строг и нечист на руку. Тем не менее в музее воссоздан его кабинет и, конечно, показан ассортимент фабрики того времени — то есть конца XIX века. Перчаточницы, спичечницы, сигаретницы... В рисунке преобладает «русская» тематика — хороводы, тройки, чаепитие. Кстати, представлена здесь и постановочная фотография 1880-х, на которой изображены чаевничающие граждане. Этот снимок стал эталоном для федоскинских чаепитий — отныне на лаковых миниатюрах заморский напиток будут пить так, и никак иначе.

Несмотря на популярность, в начале ХХ века существование промысла ставится под угрозу. В 1902 году уходит в мир иной Николай Лукутин — пусть не сильно интересовавшийся делами фабрики, но державший ее из уважения к памяти отца и деда. Вдове Лукутина, Любови Герасимовне, заниматься лаками и вовсе было недосуг. Через два года после смерти мужа она решает закрыть производство. И следующие шесть лет оставшиеся не у дел художники не знают, куда деваться. 0А, помыкавшись, решили федоскинцы в 1910 году создать артель. Успех пришел сразу — на всероссийской выставке их продукция получает Малую золотую медаль. А Сергей Тимофеевич Морозов, увидев, что дела у артели идут в гору, дает им два векселя по 500 рублей.

Грянувшая революция снова поставила существование промысла под вопрос — «мещанские» сюжеты новую власть не устраивают. В результате появляются эскизы, где можно наблюдать тракторы в поле со стоящими неподалеку вышками... Поискав новые пути, художники возвратились на проторенные тропы — снова в ход пошли народные гулянья да крестьянские сценки. Но время все равно дает о себе знать — вот, например, шкатулка с салютом над Кремлем. Художника специально отправили в 1944-м в столицу — своими глазами увидеть знаменательное событие, посвященное очередной победе Красной Армии.

1950-е еще больше отражаются на лаковой миниатюре — здесь и трактористы, и комбайнеры, и пролетающие над ними самолеты... А также вождь народов — на письменных наборах и альбомах для фотографий. Чернокожие женщины радостно улыбаются в компании славянских девушек, являя миру подлинную дружбу народов. Потом появятся и спортсмены на кубках, и «лакированный» космос, но сюжеты, по которым федоскинскую миниатюру узнают во всем мире, по большому счету, остаются неизменными — идиллические пейзажи, барышни с коромыслами, герои сказок Пушкина и шишкинские мишки.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть