Ирина Антонова: «Беда главных отечественных музеев — ​провинциальный дух и эгоизм»

29.05.2018

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

Этот год для главного российского музейного слета — ​особенный: «Интермузей» проводится в двадцатый раз. Тема нынешнего смотра — ​«Музеи и общество». Председатель жюри Ирина Антонова представила финалистов конкурса.

Известный российский искусствовед рассказала, что было подано рекордное количество заявок — ​499 от 322 институций (некоторые выдвинули на конкурс сразу несколько проектов). «Мы получили огромное количество предложений, — ​отметила президент ГМИИ им. А. С. Пушкина. — ​Ознакомиться с ними подробно очень трудно, почти невозможно. Вероятно, нужно внести какие-то ограничения, заодно повысить требования к качеству».

В число финалистов вошли 20 проектов: счастливчикам придется защищать их перед четырнадцатью членами жюри. Всего в конкурсе четыре номинации, денежный приз каждой из них составляет 400 000 рублей. В первой номинации «Лучший научно-исследовательский музейный проект» представлены ГМИИ им. А. С. Пушкина, Музей истории ГУЛАГа, Новгородский государственный объединенный музей-заповедник, Музей Мирового океана, Государственный мемориальный музыкальный музей-заповедник П. И. Чайковского. Особый интерес вызвал проект ГМИИ, посвященный исследованию скульптур итальянского Возрождения из фонда перемещенных ценностей. Как отметила Антонова, это довольно деликатная проблема, до сих пор беспокоящая немецких музейщиков. Вещи поступили в Москву в 1946 году, часть предметов вернули Германии в 1959-м. Изначально происходившие из Музея кайзера Фридриха в Берлине (правопреемником является Музей Боде), они серьезно пострадали при пожарах в бункере Фридрихсхайн в мае 1945 года. Василий Расторгуев, старший научный сотрудник отдела старых мастеров ГМИИ, хранитель фонда скульптуры, рассказал:

— Наш проект начался в 2015-м. Взаимодействуем с немецкой стороной, стараемся двигаться навстречу друг другу. Работа еще не завершена: предметы поступили к нам поврежденные, часто во фрагментарном состоянии. Пока в фонде 56 произведений, идентификация продолжается до сих пор. Это скульптуры XII–XIX веков: мрамор, терракота, бронза. Есть произведения Никколо и Джованни Пизано — ​к сожалению, обгоревшие: в нынешнем виде они не могут быть показаны зрителям. Другие известные имена — ​Мино да Фьезоле, Андреа дель Веррокьо, Лука делла Роббиа. Скоро надеемся представить публике работу, приписываемую Донателло, — ​правда, насчет нее возник атрибуционный спор c коллегами из Германии. По моему убеждению, она была исполнена в конце XIX века и не имеет отношения к мастеру Возрождения. Наиболее значительные вещи впоследствии планируется включить в нашу экспозицию — ​в 2020-х, когда завершится реконструкция здания музея.

Во вторую номинацию «Лучший просветительский музейный проект» попали Государственный мемориально-архитектурный комплекс «Музей-усадьба П. И. Чайковского», ГМИИ им. А. С. Пушкина, Государственный биологический музей им. К. А. Тимирязева, Томский областной краеведческий музей им. М. Б. Шатилова, Мемориальный музей космонавтики. ГМИИ, кстати, представлен своим знаменитым детищем — ​«Клубом юных искусствоведов», существующим с 1959 года. Как пояснила Наталья Гомберг, старший научный сотрудник отдела эстетического воспитания ГМИИ, КЮИ вырастил не одно поколение знатоков искусства и стремится отвечать вызовам времени:

— В XXI веке подростки кардинально изменились. Не всегда интересная лекция или хорошая экспозиция — ​повод прийти в музей. Поэтому в 2015 году мы решили поменять принцип обучения старшеклассников, сохранив главную идею КЮИ — ​уметь видеть искусство и разговаривать о нем.

В третьей номинации «Лучший проект, направленный на межрегиональное взаимодействие» представлены Институт русского реалистического искусства, Новгородский государственный объединенный музей-заповедник, Музей Мирового океана, ГЦТМ им. А. А. Бахрушина, Государственный музей истории религии. Комментируя номинацию, Ирина Антонова затронула проблему искусства в регионах:

Ирина Антонова— Беда главных отечественных музеев — ​провинциальный дух и эгоизм. Существует огромный разрыв в «насыщении» пластическими искусствами нашей огромной страны и двух центров — ​Москвы и Петербурга. При этом столицы, как оголтелые, строят запасники, даже не выставочные залы; Эрмитаж возводит целые города. Хорошие вещи десятилетиями скрыты от публики, многие картины никогда не будут показаны зрителям: просто нет места. По-моему, пора вспомнить об опыте времен революции. Между 1918 и 1924 годами было создано множество музеев, работающих до сих пор. Их делали не партийные функционеры, а крупные ученые: Виктор Лазарев, Николай Романов, Борис Виппер. Нужно сформировать группу экспертов, предложить план развития на 10 лет, обсудить, в каких регионах можно возвести музейные центры — ​хорошие помещения с правильным микроклиматом. И не так, чтобы сверху командовали, куда отдать ту или иную картину, а провести научное обсуждение. Британский музей, Лувр часто передают экспонаты в другие музеи — ​понимают, что сами перегружены. Нам тоже необходимо задуматься. В последние годы фиксируется огромный интерес к выставкам, но что будет потом? Зачем смотреть на нашего «Давида» вживую, если можно найти фотографию в хорошем разрешении? Может оказаться утеряно понимание искусства. Поэтому нужно строить музеи и готовить для них кадры.

В четвертую номинацию «Лучший проект, направленный на социальное взаимодействие» попали Государственный музей истории религии, Музей «Огни Москвы», Государственный музей истории ГУЛАГа, Центральный музей военно-воздушных сил — ​филиал ФГКУ «ЦМВС РФ» Минобороны России, Государственная Третьяковская галерея. ГТГ представила фестиваль «Лучше вместе» — ​площадку творческой интеграции людей с особенностями развития. Ирина Антонова, обсуждая номинантов, отметила:

— Подобная инициатива очень важна. В нашей стране плохо относятся к людям с ограниченными возможностями. Совершенно иная картина — ​в Германии, Испании, Франции, Америке. Однажды я жила в гостинице, внизу было кафе, где работал «особенный» персонал. У нас подобные люди вызывают почти звериный интерес, на них оглядываются, показывают пальцем. Меня это безумно ранит. Изменение отношения к ним — ​это изменение нас самих. Очень хорошо, что появились подобные фестивали.

Антонова рассказала, что отобраны и претенденты на Гран-при (700 000 рублей): Государственный музей истории ГУЛАГа, ГМИИ им. А. С. Пушкина, Государственный музей истории религии, Новгородский государственный объединенный музей-заповедник, Музей Мирового океана. Объявление победителей во всех номинациях, а также обладателя Гран-при состоится 3 июня. Кстати, в этом году «Интермузей» пройдет не в «Манеже», а на ВДНХ: с 31 мая по 3 июня.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть