Подруги семиструнные

20.05.2015

Тамара ЦЕРЕТЕЛИ

И. Бариев

В Центральном музее музыкальной культуры имени Глинки проходит выставка раритетных семиструнных гитар из собрания Ивана Бариева. Уникальные инструменты пробудут здесь до октября и напомнят о былой славе семиструнной.

А напоминать есть о чем — некогда семиструнная была у нас настолько распространенной, что получила название «русской гитары», хоть изобрели ее и не в России. На просторы необъятной она попала в конце XVIII века и превратилась почти в национальный инструмент. Такой чести была обязана, как ни странно, двум переехавшим в Россию чехам — Андрею Сихре и Игнацу фон Гельду. Первый написал для нее около тысячи произведений и переложений, второй издал «Школу игры на семиструнной гитаре».

В итоге инструмент вытеснил классическую гитару, у которой, как известно, струн всего шесть. Добавьте к этому благодатную почву русского романса, как раз зарождавшегося в то время, и поймете, почему певучая подруга семиструнная завладела сердцами соотечественников.

Владела она ими до начала ХХ века, когда начались споры между «семиструнниками» и «шестиструнниками». Закончились они победой последних — в конце концов, вся мировая гитарная литература была написана для шестиструнного инструмента.

Наличие семи струн долгое время ставило в тупик прогрессивную международную общественность. Например, великий испанский гитарист Андрес Сиговия, в 1920–30-х четырежды приезжавший в Советский Союз, вспоминал: «Меня спрашивали, почему я играю на шести, а не на семи струнах. Можно спрашивать, почему виртуозы на скрипке и виолончели играют не на пяти, а на четырех струнах...» И добавлял: «Я бы им посоветовал прибавить палец на руке, чем струну на гитаре».

Кстати, Сиговия сыграл немаловажную роль в популяризации классической гитары в СССР. Его концерты пользовались огромным успехом, как и открытые уроки. На волне интереса к инструменту в музыкальных училищах стали появляться классы гитары — уже классической. А русская гитара из разряда цариц постепенно перекочевала в подкласс диковинок. Хотя любовь к ней сохранили многие — например, Высоцкий играл исключительно на семиструнке. А второе рождение инструменту дал Сергей Орехов — музыкант-виртуоз, познакомивший с русской гитарой весь мир.

Принадлежащий Орехову инструмент можно увидеть на выставке в Музее имени Глинки. Прочими экспонатами когда-то владели не менее знаменитые личности — Марк Бернес, Николай Крючков, Аполлон Григорьев, Андрей Сихра. Есть и трофейная гитара, вынесенная советскими солдатами из дома Германа Геринга, — во всяком случае, такую легенду рассказали коллекционеру Ивану Бариеву, когда тот приобретал инструмент.

Сам Бариев, музыкант, вице-президент национально-культурной автономии российских цыган, «заболел» семиструнными случайно — как-то на день рождения ему подарили гитару 1870 года работы знаменитого мастера Ивана Семенова. Она стала началом коллекции, куда теперь входят инструменты работы Ивана Батова, Ивана Краснощекова — «Страдивари русской гитары», его ученика Кондратия Березина и других. Одна из самых интересных семиструнок датирована 1813 годом и инкрустирована перламутром, черепаховым панцирем, черным деревом. Работа крепостного мастера Батова некогда принадлежала Илье Соколову — руководителю первого цыганского хора в России и участнику войны 1812 года. Говорят, и сегодня главные ценители семиструнной — цыгане.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть