Валерий ХАЛИЛОВ: «При Бородине погибло больше тысячи военных музыкантов»

07.09.2012

Евгения КРИВИЦКАЯ

Фестиваль «Спасская башня» в пятый раз собрал на Красной площади элитные военные оркестры со всего мира, посвятив программу победе в Отечественной войне 1812 года. Музыкальный руководитель фестиваля, дирижер, композитор, генерал-лейтенант Валерий Халилов нашел время побеседовать с корреспондентом «Культуры».

Дирижер, композитор, генерал-лейтенант Валерий Халилов

культура: Известен ли репертуар русских военных оркестров эпохи войны с Наполеоном?

Халилов: Конечно. Например, марш Преображенского полка, Парижский марш 1814 года — на въезд Александра I в Париж.

культура: Что выбрали для нынешних юбилейных торжеств?

Халилов: Четыре предыдущих фестиваля мы заканчивали увертюрой Чайковского «1812 год» и маршем «Прощание славянки», написанным трубачом-кавалеристом Василием Агапкиным. В этом году захотелось придумать что-то особенное, что отвечало бы юбилейному духу. Мне вспомнился фильм «Война и мир» Сергея Бондарчука, где в финале горит костер и звучит замечательная мелодия. Нашел в интернете фильм, пересмотрел эти кадры и понял, что идея для завершения концерта найдена. Разумеется, мы сделали по-своему: все участники, держа в руках факелы, собираются вместе и образуют «костер мира», символизирующий дружбу, миротворчество.

культура: Запомнилась необыкновенная цветовая и световая гамма зрелища на Красной площади…

Халилов: Мы к этому стремились. Военная музыка сама по себе красива, но когда ее играют музыканты, одетые в эффектную форму, то слушатели получают особое удовольствие. Французские гости — в мундирах эпохи 1812 года, наш Центральный военный оркестр вышел в костюмах Преображенского полка, итальянцы, австрийцы надели свои национальные формы — все постарались. Поэтому так красочно выглядит Красная площадь, когда все участники собирались в финале вместе.

культура: А сегодня страницы истории вдохновляют композиторов?

Халилов: Мы часто включаем фрагменты из «Гусарской баллады» Тихона Хренникова — великолепная музыка, воссоздающая атмосферу удальства и героизма. Мною написан марш «Генерал Милорадович», посвященный легендарному герою войны 1812 года: масштабное сочинение, в середину которого я включил молитву. Милорадович — трагическая, несправедливо забытая фигура в русской истории. Выдающийся военачальник, военный генерал-губернатор, любимец Кутузова, губернатор Санкт-Петербурга, он был убит предательским выстрелом Каховского на Сенатской площади. Улица Каховского, убийцы, у нас есть, а улицы, названной в честь героя 1812 года Милорадовича, по-прежнему нет.

Юбилей позволил мне еще более детально ознакомиться с эпизодами войны 1812 года. Этим летом Центральный военный оркестр выступал в Люцерне, и там нам показали экспозицию под названием «Березина». Для швейцарцев сражение на реке Березине окончилось трагедией: из девяти тысяч солдат, входивших в армию Наполеона, в живых осталось всего триста человек. Я смог подержать в руках карты, планы сражений, увидеть ботфорты, в которых отступали французы, медицинские инструменты… Казалось бы, мелочи, но, зная, что все вещи с поля сражения, почти физически ощущаешь дыхание того времени. Они поражают воображение не меньше, чем трон Александра I или кровать Наполеона, которые покажут сейчас в новом Музее войны 1812 года.

Есть выразительные живописные полотна, например, полотно Верещагина — красочная сценка военного праздника с большим барабаном на переднем плане. Хотел даже репродукцию картины использовать на обложке нашего буклета, а мне сказали: «Нельзя, это же ликование французов на Бородинском поле!» Французы считали, что они победили, так как согласно тактике боя, если враг отступил, то ты выиграл. Как вы помните, наши войска ночью снялись и ушли, чтобы сберечь армию. Потери в Бородинском сражении были огромные — только военных музыкантов погибло более тысячи! А бой, решивший исход войны, так и не состоялся. Войска заманили Наполеона в глубь страны — это было гениальное решение Кутузова. А чем все закончилось, знает теперь каждый школьник.

Как мне кажется, в генетической памяти народа нет озлобленности против французов. Та война спустя 200 лет представляется романтической. Мы воспринимаем ее сквозь призму того же фильма «Гусарская баллада», через роман Толстого «Война и мир», где больше любви, чем ненависти.

культура: Вы возглавляете всю Военно-оркестровую службу России. Расскажите о ее традициях.

Халилов: Мы ведем свою историю от 1711 года, когда Указ Петра I определил количество и качество оркестров: в составе восемь человек и девятый — иностранец, управляющий оркестром и готовящий кадры на смену. Так долгое время и было: капельмейстеры приезжали из Италии или Германии. Состояние военных оркестров зависело от положения армии. При Екатерине II командиры полков соревновались: у кого музыкантов больше. Тогда это считалось признаком богатства полка, ведь содержать музыкантов, закупать инструменты было удовольствием из дорогих. Павел I, напротив, упразднил многие оркестры, оставив их в минимальном составе: 16-18 человек. При Александре I вновь наступил расцвет военной музыки. Вообще многие русские цари не просто поддерживали военных музыкантов, но сами играли на духовых инструментах: Александр I — на валторне, Александр III — на тубе (и создал, будучи цесаревичем, духовой оркестр), Николай II — на трубе. Они хорошо понимали значение военной музыки для воспитания и солдат, и всего народа. С тех пор ведет традиции наша система подготовки и функционирования военных оркестров. Благодаря этой системе мы сейчас — лучшие в мире.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть