Русский певец пострадал из-за немецких комплексов

27.07.2012

Екатерина БЕЛЯЕВА

Наша газета попыталась разобраться, что же в действительности стоит за скандалом вокруг Евгения Никитина — мариинского баса-баритона, который лишился роли на Вагнеровском фестивале из-за татуировки. Подоплека немецкого «наезда» выглядит очень некрасиво.

Мариинский бас-баритон Евгений Никитин лишился роли на Вагнеровском фестивале из-за татуировки25 июля в немецком Байройте стартовал знаменитый Вагнеровский фестиваль. В одном из ближайших номеров мы планировали опубликовать рецензию на «Летучего голландца» — эта премьера обещала стать очередным громким прорывом русских на Западе. Впервые за всю историю фестиваля (а он проходит с 1876 года) заглавную роль в премьерном спектакле должен был интерпретировать россиянин — Евгений Никитин, блистательно спевший Бориса Годунова на открытии фестиваля «Звезды белых ночей».

Репетиции уже подходили к концу, Евгений Никитин, будучи персонажем весьма колоритным, постоянно находился в эпицентре внимания местных СМИ. Им по душе пришлись оригинальные татуировки на теле артиста, которые он сделал во времена буйной юности, когда был рок-музыкантом. Однако за несколько дней до премьеры на официальном сайте фестиваля появилось объявление о замене исполнителя. Руководство вынудило Никитина отказаться от контракта, после того как на Втором канале (ZDF) был показан хранящийся на YouTube фрагмент передачи Вадима Верника «Кто там...» четырехлетней давности.

На груди у певца, испещренной яркими татуировками, обнаружилось нечто похожее на свастику, «забитую» новым рисунком в виде звезды. Директрисы фестиваля, правнучки композитора Катарина Вагнер и Ева Вагнер-Паскье, недвусмысленно намекнули Никитину, что если он возьмет самоотвод, то не подмочит репутацию фестиваля. Предварительно они попросили его сделать на сайте публичное разъяснение, что он никогда не имел ничего общего с нацистами. Никитин так и поступил, признав татуировки «грехами молодости» и заявив, что понятия не имел о том, что рисунки на теле могут вызвать такую странную реакцию.

Подробности событий, которые предшествовали скандальному уходу Никитина, сообщила прямо с места действия корреспондент Deutsche Welle Анастасия Буцко. Оказывается, уже на состоявшемся 18 июля пресс-показе «Голландца», телевизионщикам и фотографам запретили снимать сцены с участием российского певца, несмотря на то, что татуированные руки артиста были аккуратно закрашены, а под сценическим костюмом было надето трико. На следующей — генеральной — репетиции Никитина на сцене не было, и в роли Голландца появился южнокорейский баритон Самуэль Юн, занятый в эпизодической роли в байройтском же «Лоэнгрине». То есть руководство уже 18 июля приняло решение вывести из игры «опасного» человека.

Буцко, из года в год освещающая на DW Байройтский фестиваль, предположила, что сестры перестраховались, выгораживая другого фигуранта, связанного с фестом тесными узами. Это Кристиан Тилеманн — 53-летний влиятельный немецкий маэстро консервативного толка. С сентября 2012 года он возглавит Саксонскую капеллу, а с весны 2013-го — Зальцбургский Пасхальный фестиваль. В свое время Кристиан ассистировал Караяну и Баренбойму, что никак не помогло его карьере на начальном этапе. Но обладая огромной силой воли и полный творческой агрессии, Тилеманн следовал выбранной линии — пропагандировать повсюду опусы композиторов, чье творчество расцвело при нацистах. Он вернул в нюрнбергскую афишу оперу опального в ФРГ Ханса Пфицнера «Палестрина». Ему все сходило с рук, пока он не брякнул неосторожно в адрес своего экс-учителя Даниэля Баренбойма, что если тот оставит свой пост в Государственной опере Унтер-ден-Линден, то «в Берлине наступит конец еврейскому засилью».

Скандал замял сам Баренбойм, но к Тилеманну стали присматриваться. Подозрительно: все время твердит о любви к немецкой музыке, своим кумиром считает Вагнера, в рабочем кабинете повесил портрет Фридриха Великого, интересуется историей Пруссии, собирает книги и литографии по немецкой истории... Когда его попытались критиковать и назвали скрытым антисемитом, Тилеманн подал на обидчиков в суд, требуя доказательств. Тогда же он бросил фразу, что если бы он был русским дирижером и дирижировал русской музыкой, никто бы не посмел заподозрить его в национализме.

В Байройте Тилеманн возник очень давно, как неплохой специалист по Вагнеру, а сейчас его привечают на Зеленом холме уже как главу немецкой дирижерской школы — сотрудничество с ним добавляет престижа. Еще пару лет назад ходили слухи, пока, впрочем, не подтвержденные, что молодая руководительница феста и прямая наследница Рихарда Вагнера была бы не прочь соединиться с лучшим дирижером Германии (невзирая на его нетрадиционную ориентацию), чтобы продолжить традицию династических браков, принятых в этом семействе. Ее прабабушка Козима, она же дочка Ференца Листа, побывав замужем за легендарным немецким дирижером и пианистом Хансом фон Бюловым, бросила его ради другого великого немца — Рихарда Вагнера. После смерти мужа Козима тянула на себе груз управления хозяйством фестиваля. Возможно, этот матримониальный порыв Катарины, если он имел место, был просто проявлением семейной болезни?

Как бы там ни было, но Тилеманна на Зеленом холме становится все больше. В этом году он играет не только злосчастного «Голландца», но и «Тангейзера». Историю с Никитиным Тилеманн цинично прокомментировал в интервью «Берлинской газете»: «Свастика недопустима везде, не только в Байройте, но и в Австралии».

Понятно, что никто толком не стал разбираться в татуировках Никитина — он просто оказался пешкой в нечестной игре. Кому-то было выгодно вспомнить времена, когда в зале Фестшпильхауса сиживал Гитлер, близкий друг Винифред, вдовы сына Вагнера — Зигфрида. Потомки этой Винифред, которая и немкой-то не была, делали все возможное, чтобы фестиваль очистился от смрада. И больше всех постаралась Катарина, дав историкам допуск к закрытым до того архивам фестиваля. Она хочет, чтобы на Зеленом холме работали интернациональные постановочные бригады, и потихоньку дело двигается. Именно ей принадлежала идея позвать на постановку «Кольца» в 2013-м юбилейном году дирижера русского происхождения Кирилла Петренко.

Однако что бы Катарина ни делала, немецкие СМИ регулярно устраивают ей публичные порки — то за режиссерские провалы, то за то, что упустила генерального спонсора фестиваля, то за криминал с продажей билетов — как будто она виновата в том, что люди готовы платить спекулянтам по три тысячи евро за возможность послушать Вагнера в Байройте.

Читая автобиографию ее прадеда, бесприютного скитальца без средств и без родины, и глядя на молодую женщину, постоянно балансирующую на грани нервного срыва, понимаешь, что быть Вагнером в Германии всегда очень трудно. Обвинять Катарину в истории с Никитиным совсем не хочется, да он и сам не собирается этого делать. Вернувшись в Питер, артист не пал духом и не обозлился, а достойно отчитался за неудачную командировку: «Я никогда в жизни не принадлежал и не принадлежу ни к каким политическим группировкам: ни к левым, ни к правым. Национал-социализм в любых его проявлениях мне глубоко отвратителен. У меня два деда полегли в Великой Отечественной войне! Заявляю категорически: татуировки, которые у кого-то вызвали ассоциации с нацистской символикой, никак с нею не связаны. На одной стороне груди изображены скандинавские руны, в пору занятий тяжелым роком я был увлечен скандинавским эпосом. Татуировка на другой стороне никогда не имела никакого отношения к свастике. Это должна была быть восьмиконечная звезда, а в центре — герб, который я сам придумал. Мы набивали эту татуировку в несколько этапов. На видео, использованном в сюжете ZDF, я снят с незавершенной татуировкой, незакрашенные контуры которой кому-то показались похожими на свастику. Но, повторяю, это был промежуточный этап, татуировка была незаконченной. Я никогда в жизни не хотел иметь на теле свастику и тем более не стал бы позировать в таком виде перед камерой».

В разгар скандала в Байройт приехал интендант Баварской оперы Николаус Бахлер, который публично осудил решение Катарины и Евы: «Потомки Вагнера пытаются найти у других проблему, с которой они сами имели дело в прошлом».

Он также подтвердил, что Никитин выступит в ноябре в Мюнхене в роли Фридриха фон Тельрамунда в «Лоэнгрине», как и было запланировано.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть