Риккардо Мути: «У женского интереса бывает две причины...»

27.04.2012

Евгения КРИВИЦКАЯ

Гастроли Чикагского симфонического оркестра уже сейчас оставили позади многое из того, что претендовало на главное событие музыкального сезона. Вместе с коллективом в Москву приехал главный дирижер и художественный руководитель маэстро Риккардо Мути — один из самых знаменитых музыкантов мира.

Мути почитаем и за активную гражданскую позицию, в его проектах «Дороги дружбы» и «Гражданин музыкант» классическая музыка предстает в качестве действенного политического инструмента. В России об этом почти ничего не знали.

Мути: «Концерты дружбы» я привозил туда, где складывались сложные политические ситуации и даже конфликты: в Индонезию, Бейрут, Каир, Сараево… Мои оркестранты вместе с местными играли одну и ту же музыку, несмотря на разный цвет кожи, другой язык, иные традиции. Музыка объединяет уже только потому, что она — музыка.

культура: Вы часто сотрудничаете с музыкантами из России?

Мути: Восхищаюсь ими! В начале моей карьеры, в 1968 году, судьба подарила мне встречу со Святославом Рихтером. Потом мы много вместе выступали, делали записи, хотя я был еще очень молод. Рихтер даже приехал ко мне на свадьбу. Я играл с Эмилем Гилельсом, Гидоном Кремером, выступал со многими инструменталистами и певцами из России. Между русским и итальянским темпераментом много общего. В моем репертуаре немало русской музыки, я дважды записывал симфонии Чайковского, когда руководил лондонским оркестром «Филармония», а затем — с оркестром Филадельфии.

культура: Нью-Йоркский филармонический оркестр предлагал Вам стать его руководителем, но Вы отказались. Теперь же отдали предпочтение Чикагскому оркестру. Почему?

Мути: Вы ждете, что я скажу: «Чикаго мне нравится больше, чем Нью-Йорк»? Нет, ответ на самом деле очень простой. В 1968-м я стал руководителем оркестра Maggio Musicale Fiorentino, затем, параллельно, — лондонской «Филармонии». В 80-м возглавил Филадельфийский симфонический, и это уже был третий коллектив. В 1986 году стал музыкальным директором театра Ла Скала. Огромная нагрузка! После 19 лет работы я сказал себе: «Теперь буду наслаждаться свободой и делать все, что захочу!» В середине 2000-х с Нью-Йоркским филармоническим оркестром мы дали великолепные концерты, и оркестр позвал меня руководителем. Я сомневался: мне нравился оркестр, я им тоже, но так хотелось свободы. В итоге сделал выбор: «Нет. Буду с вами выступать, но останусь свободным». Просили и потом, но… В тот период Дебора Руттер (президент Ассоциации Чикагского симфонического оркестра. — «Культура») приезжала на мои концерты в Париж и Лондон. Знаете, если женщина начинает регулярно появляться перед вами, то возможны два объяснения: она заинтересована в вас или как в мужчине, или как в артисте. Дебора хотела второго. Было так много работы... Но чего хочет женщина, того хочет Бог. В конце концов, Дебора меня уговорила, и я стал обдумывать слова, с которыми обращусь к чикагским музыкантам при первой встрече. Решил начать так: «Вы уже работали со мной в середине 1970-х, когда я был молод, надеюсь, что вы не увидите сейчас во мне руины…»

культура: Правда ли, что с Вашим приходом у музыкантов Чикагского оркестре стала популярной итальянская кухня?

Мути: Средиземноморская кухня — очень хорошая, здоровая, к том же мы не пьем много водки. Советую всем: ешьте по утрам помидоры, только без моцареллы, и заправляйте их оливковым маслом Extra Virgin.

культура: Прокомментируйте, пожалуйста, программу нынешних российских гастролей.

Мути: Интересно взглянуть на национальный репертуар глазами человека иной культуры и традиций. Поэтому я включил Пятую симфонию Шостаковича, которую каждый русский, уверен, знает и любит. Так что вы смогли услышать, как музыку Шостаковича играет американский оркестр под управлением итальянского дирижера, причем не из Северной, а из Южной Италии.

Выбор Нино Роты, создателя великой музыки к фильмам Феллини, Висконти, Копполы, связан с тем, что он сыграл огромную роль в моей жизни. Мой отец был врачом и хотел, чтобы я тоже стал медиком или в крайнем случае юристом, но Рота вселил в меня уверенность, что я смогу стать профессиональным музыкантом. Я бы сравнил творчество Роты с Чайковским — такие же красивые, проникновенные мелодии, таящие в себе глубокий смысл.

Ну а выбирая пьесу современного композитора, я пересмотрел несколько партитур. Мы лично незнакомы с Дмитрием Смирновым, я только слышал о нем от английских друзей. Меня привлекла «Космическая одиссея», и я привез ее в Россию.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть