Патрисия Каас: «У меня не было романов с русскими»

18.05.2012

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

В нынешнем году Патрисия Каас одновременно выступает как певица, актриса и даже писательница.

<

В России только что вышла в свет ее автобиография «Тень моего голоса». 15 мая по французскому телеканалу «Франс 3» показали телефильм «Убитая» режиссера Тьерри Бинисти, где она играет главную роль. Наконец, Патрисия готовит программу «Каас поет Пиаф», с которой в конце 2012-го обещает приехать в Москву. О своей напряженной творческой жизни 45-летняя звезда французского шансона рассказала в эксклюзивном интервью парижскому корреспонденту «Культуры».

культура: Итак, десять лет спустя после ленты Клода Лелуша «А теперь, леди и джентльмены...» Вы вернулись в кино. О чем Ваш второй фильм?

Каас: Я играю женщину, которая переживает страшную трагедию — убивают ее 20-летнюю дочь. В жизни моей героини все рухнуло, но она хочет узнать, кто убил девушку, и ведет собственное расследование. Это детектив, в котором нет полицейских… Должна сказать, что сниматься мне труднее, чем выступать на сцене. И я согласилась поработать в этой картине не для того, чтобы мне предлагали новые роли.

культура: Теперь Вы готовите программу «Каас поет Пиаф»...

Каас: Я не хочу быть копией Пиаф и не могу петь, как она. В мой спектакль продолжительностью 1 час 50 минут войдут как самые популярные ее песни, так и те, которые публика не знает. Зрители увидят и неизвестные стороны жизни Пиаф. На сцену спроецируют кадры хроники, которые раньше никогда не показывались. 21 июня я начинаю записывать новый диск с тем же названием.

культура: Когда нач­нутся Ваши гастроли?

Каас: Сначала я дам 12 концертов в европейских столицах для анонсирования Года Эдит Пиаф, который будет отмечаться в 2013-м — по случаю полувека ее кончины. В России я выступлю в начале декабря в Московской оперетте. Но собственно гастроли начнутся весной будущего года.

культура: Что побудило Вас на пике карьеры взяться за сочинение автобиографии?

Каас: Мне есть что рассказать — как-никак я начала петь в семь лет. Мне надо было выговориться без утайки, и поэтому книгу я посвятила самой себе. Для меня это еще и психотерапия. Перечитав ее, я поняла, что мне больше нечего доказывать ни в жизни, ни на сцене. И сегодня я этим горжусь. Раньше я относилась к себе слишком критически.

культура: В 2011-м Ваша книга получила во Франции премию как «Лучшая автобиография года».

Каас: Она действительно пользуется успехом и уже переведена на несколько языков, включая русский. Кстати, мне недавно прислали из Москвы фотографию: кто-то в метро читает «В тени моего голоса».

культура: В книге немало страниц посвящено России, которую вы называете — после Франции и Германии — своей третьей родиной.

Каас: Нас связывает четверть века взаимной любви. Мы сохраняем верность друг другу. Наши чувства передаются из поколения в поколение. На мои концерты по-прежнему приходят русские, которые знают меня многие годы, с моего первого приезда в Москву. Им сейчас, как и мне, сорок с лишним лет, и они приводят с собой детей.

культура: Отношение нашей публики к Вам не изменилось? Не наступил ли момент пресыщения?

Каас: Нет. На своих спектаклях я по-прежнему вижу женщин, которые мною восхищаются, и мужчин с горящими глазами.

культура: Такое отношение мужчин Вас вдохновляет?

Каас: Конечно, мне нравится, когда меня находят привлекательной. Мне кажется, что на сцене я становлюсь умнее и красивее, чем в жизни. Но я не стремлюсь быть сексапильной, а просто хочу нравиться публике.

культура: Чем наши мужчины, на Ваш взгляд, отличаются от прочих — французов, немцев, шведов?

Каас: Мне трудно ответить по той причине, что у меня никогда не было любовных историй с русскими (смеется). Среди моих спутников были француз, швейцарец, бельгиец... На Западе порой считают, что русский бывает неотесанным, но он может быть изящным кавалером, дарит цветы, оказывает знаки внимания. Он очарователен до тех пор, пока сильно не выпьет.

культура: Не боитесь однажды выйти из моды?

Каас: Я верю Шарлю Азнавуру, который сказал: «Если ты немоден, то никогда не устареешь».

культура: Долгие годы Вас связывают особые отношения с Аленом Делоном...

Каас: Любовь у нас платоническая и одновременно романтическая. Нас тянет друг к другу, но в его отношении ко мне есть элемент отеческой заботы и внимания. Тем лучше. Если бы в прошлом между нами возник настоящий роман, мы не смогли бы сегодня поддерживать такие отношения. Для меня важнее иметь такого друга, который всегда рядом, когда возникают проблемы.

культура: Какие отеческие уроки преподал Вам мудрый Делон?

Каас: Он предупредил меня, что жизнь всякого артиста, хотя он постоянно находится в окружении людей, неизбежно связана с одиночеством. Но при этом нельзя обрекать себя на самоизоляцию.

культура: Помнится, один из Ваших дисков назывался «Сильный пол». Он был посвящен женщинам. «Где же мужчины?» — вопрошали Вы.

Каас: Я совсем не феминистка, но женщина в трудные моменты порой демонстрирует поразительное мужество. У меня самой сильный характер. Моя сила — это результат моей целеустремленности. Кроме того, я человек рассудочный и очень дисциплинированный — сказываются немецкие гены, которые я унаследовала от матери.

культура: Французы часто жалуются, всем недовольны, все им не по нраву. Это и Ваш случай тоже?

Каас: Недовольна, я, как правило, самой собой. Если я и бываю нетерпимой к окружающим, то делаю это несознательно. Я человек совсем не злой и скорее терпимый. Избегаю всякой напряженности, выяснения отношений. Может, это связано с тем, что жизнь преподала мне немало уроков.

культура: Вы и сегодня подвержены сомнениям?

Каас: Разумеется. И это хорошо. Сомневаться — значит не терять интереса к тому, что делаешь, продолжать поиск. Человек самоуверенный не движется вперед.

культура: Раньше, помнится, Вы страдали от застенчивости. Удалось ее побороть?

Каас: Я страдала от комплексов, связанных с тем, что по-французски я говорила с сильным немецким акцентом. Мне не хватало и общей культуры. Но и сегодня я остаюсь человеком сдержанным. Я не из тех, кто приходит в новое место, всех подряд хлопает по плечу и спрашивает: «Ну, как твои дела?» Даже в проявлении любви я чувствую себя скованной.

культура: В своей автобиографии Вы касаетесь такой деликатной темы, как нетрадиционная сексуальная ориентация. Ходили слухи, будто Вы сторонница однополой любви...

Каас: У меня было много подруг лесбиянок. Но уверяю вас, сама я не лесбиянка — по крайней мере, пока нет (смеется). Действительно, мне нравятся красивые женщины: люблю смотреть, как они ходят, одеваются, делают макияж. По отношению к ним я испытываю любопытство, но не физическое притяжение. Возможно, женщины нравятся мне еще и потому, что мужчины меня часто разочаровывали.

культура: Вы так и не нашли главного мужчину своей жизни?

Каас: Видимо, я его не встретила в нужный момент. Может, я узнаю, кто был таким мужчиной, под конец моей жизни. Сегодня я готова признать, что порой поднимала планку слишком высоко. Я давно не жду прекрасного принца и сейчас ни в кого не влюблена. К тому же я всегда так занята — то спектакли, то кино, то книга. Видимо, я пока не готова пожертвовать своей карьерой ради мужчины. Вообще мне кажется, что я не создана для счастья. Женщина я независимая и известная, а это нравится не всем мужчинам. Из-за этого они порой комплексуют. Других не устраивает то, что я слишком много времени уделяю сцене и публике. Однако я по-прежнему верю в сильные чувства, хотя не представляю себе, как можно умереть от любви.

культура: В своей автобиографической исповеди Вы поразительно откровенны. Для Вас нет никаких табу. «Если бы я не сделала аборт, пишете Вы, моя жизнь, видимо, была бы другой…»

Каас: Я рассказала об этом потому, что в момент написания книги узнала, что не смогу иметь детей. Мне пришлось пережить этот удар. И я рассказала о том, что была беременна и сделала аборт.

культура: Вы же всегда хотели иметь детей. Почему Вы решились на этот шаг?

Каас: Потому что это был не тот мужчина, от которого я хотела бы иметь ребенка. Момент в моей жизни был неподходящий. Наконец, я испытывала страх перед тем, чтобы стать матерью. Для меня образцом остается моя мама, у которой было семеро детей.

культура: Можно и усыновить ребенка — так делают многие западные актеры и певцы, включая Мадонну и Джонни Холлидея.

Каас: Есть разные способы быть матерью. Встретить мужчину, у которого уже есть дети. Или усыновить ребенка. Но не сейчас. Одна это сделать я не смогу — не хватит мужества.

культура: Вы готовы прощать любимому человеку его слабости?

Каас: Я ревнива в известных пределах. Если мой спутник слишком внимательно смотрит на другую женщину, мне это, понятное дело, не нравится. Но я многое могу понять и простить — даже измену. Правда, если такая «слабость» у мужчины случается раз в неделю, я не стану закрывать на это глаза.

культура: Вы любите повелевать и командовать?

Каас: Только своей болонкой Текилой. Ее мне подарил Клод Лелуш. Она остается моим талисманом. Текила — это моя любовь, мой ребенок, моя наперсница. Я с ней никогда не расстаюсь.

культура: Французские звезды — зачастую люди ангажированные. На недавних президентских выборах одни — например, Жерар Депардье — поддерживали правого Николя Саркози. Другие — левого Франсуа Олланда, который вышел победителем. На чьей стороне были Ваши симпатии?

Каас: Признаюсь, политика меня не слишком занимает. Франция все глубже погружается в кризис, и я не уверена, что бывший или нынешний президент в состоянии что-то изменить.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (1)

  • alt

    Александр 17.12.2015 14:50:32

    Заглавная песня альбома — это кавер-версия песни Билли Холидей . С тем же самым названием в 1997 году она была включена в сборник демозаписей
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть