Опера с душой

03.02.2012

Дмитрий МОРОЗОВ

Трудно найти на Западе оперный театр, в чьей афише не значились бы русские певцы, многие из которых в Отечестве своем практически неизвестны. Но имя Марины Поплавской на слуху у наших любителей оперы. Чему свидетельством — битком набитый Зал Чайковского, где Поплавская дала единственный концерт.

Имя пришло к нам «оттуда», заметно опередив свою обладательницу. Прошлогодняя прямая трансляция «Фауста» Гуно из Метрополитен-опера, спектакли на DVD, многочисленные фрагменты на YouTube, интервью в отечественных изданиях. Одна из этих бесед, опубликованная в прошлом году в «Культуре», называлась многообещающе: «Я уезжала, чтобы вернуться». И вот вернулась.

Марина Поплавская начинала свою карьеру в России, сменив за несколько лет четыре столичных театра. Она еще успела сделать Татьяну Ларину с Евгением Колобовым, принять участие в двух постановках Большого театра, но — в третьих составах, а потому и не была по-настоящему замечена. Она выигрывала одно вокальное состязание за другим, удостоилась Гран-при на конкурсе имени Марии Каллас в Афинах и вскоре была принята в Молодежную программу Ковент-Гардена. Спустя несколько лет Поплавская уже пела едва ли не на всех главных оперных сценах, с такими дирижерами и партнерами, о коих другим приходится только мечтать.

После зальцбургского «Отелло» с Риккардо Мути о ней заговорили, как о лучшей сегодняшней Дездемоне, и эта партия, сделанная с великим маэстро, действительно стала исполнительским шедевром. Марине посчастливилось оказаться в «отцовских» объятиях самого Пласидо Доминго (вердиевский «Симон Бокканегра»), она на равных выступает с первым тенором нового поколения Йонасом Кауфманом, и этот перечень можно продолжать.

В чем секрет этой певицы, которую с полным основанием можно назвать одним из лучших лирических сопрано наших дней? Вроде бы и голос небольшой, и вокальная техника неидеальна, и настоящей звездной харизмы на первый взгляд несколько не хватает. Однако, когда она поет ту же Дездемону или Татьяну, забываешь не только о технических проблемах (да их в этих партиях, словно прямо на нее скроенных, практически и не ощущается), но обо всем на свете. И харизма у нее, конечно же, есть, только особая. Лучше говорить о некоем внутреннем свете, даже сиянии, постепенно все сильнее и сильнее озаряющем ее исполнение.

В московском концерте Поплавская исполнила еще и романс Матильды из «Вильгельма Телля» Россини, каватину Изабеллы из «Роберта-дьявола» Мейербера, арию Елизаветы из «Дон Карлоса» Верди, ариозо Франчески да Римини из одноименной оперы Рахманинова. Не все удалось в равной мере, но о недочетах исполнения говорить как-то не хочется. Потому что, когда поет душа, технология отступает на задний план.

Поплавской дано проникать в душу, а не только в стиль исполняемой музыки — будь то Россини или Верди, Чайковский или Рахманинов. Поэтому не только Татьяна, но и Франческа у нее — «русская душой». А уж когда Марина на бис спела a cappella народную песню «Колокольчик», то эту самую русскую душу почувствовали, наверное, даже те, кто и языка-то не знает...

Концерт Марины Поплавской проходил в рамках филармонического абонемента Симфонического оркестра Большого театра (под управлением итальянского маэстро Марко Дзамбелли, показавшего себя наилучшим образом, в том числе и в русской музыке). Это внушает надежду, что в ближайшие годы Поплавская появится и на сцене Большого. Уже не в третьем составе.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть