«Над нами слава дымом веет...»

09.09.2012

Елена ФЕДОРЕНКО

Легендарный советский композитор Тихон Николаевич Хренников немало работал над темами, связанными с войной 1812 года.

В последние годы жизни композитора я несколько раз приходила к нему домой на Старый Арбат. Для каждой встречи был свой повод, но неизменно в беседах Тихон Николаевич вспоминал, как создавалась музыка, прославлявшая подвиг русского народа, — к спектаклю «Давным-давно» и легендарному фильму Эльдара Рязанова, а также к балетам «Гусарская баллада» и «Наполеон Бонапарт». Перед вами — не публиковавшиеся прежде фрагменты интервью.

Легендарный советский композитор Тихон Николаевич Хренников немало работал над темами, связанными с войной 1812 годакультура: Как возник замысел спектакля о героине Отечественной войны 1812 года, образ которой воплотили и драматическая сцена, и кино, и балет?

Хренников: Близка мне эта Шурочка Азарова — веселая девчонка, пожелавшая служить Отечеству. Идея спектакля принадлежала Алексею Дмитриевичу Попову — замечательному режиссеру, руководившему в те годы Театром Красной Армии. Он взял к постановке героическую комедию в стихах Александра Гладкова «Давным-давно», а мне заказал музыку. Кстати, тогда я заведовал в этом театре музыкальной частью.

культура: Премьера состоялась в годы войны. Это важный факт?

Хренников: Да, конечно, тема была необходима для поднятия духа и настроения. Ведь и фильм «Свинарка и пастух» пустили в прокат осенью 1941-го — картины мирной жизни вселяли уверенность, учили терпеть. Музыку к «Давным-давно» я тоже начал сочинять в 1941-м. Работа шла легко, дарила счастье, отвлекала от действительности. Работали в Свердловске, в эвакуации, и с наслаждением. Были уверены, что делаем то, что нужно людям, — им необходимо отвлечься, улыбнуться, запеть. Кстати, поповский спектакль прошел в театре 1500 раз. Это рекордно много, и первой героиней была незабываемая Любовь Добржанская.

Знаете, это еще была и дозволенная тема. Вам уже трудно, наверное, понять, как зорко сверху следили, чтобы композиторы участвовали в общественных акциях, обсуждали все передовицы. Многие материалы сейчас доступны, и можно прочитать, что симфоническая и камерная музыка обладают художественными недостатками потому, что композиторы неглубоко изучили классиков марксизма... Появлялись симфонии «Турксиб», «Ижорский завод». В «Давным-давно» героическая тема не была надуманной.

культура: А как возник балет «Гусарская баллада»?

Хренников: Я любил работать в разных жанрах, но с балетом столкнулся только в 70-е: «Наш двор» танцевали ученики хореографического училища, а «Любовью за любовь» я написал для Большого театра. Мне понравилось, и я вспомнил, что несколько лет назад ко мне обращался хореограф Олег Виноградов из Кировского театра с идеей «Гусарской баллады». Тогда меня это не заинтересовало, а теперь я сам ему позвонил и спросил, не пропало ли желание. Он прислал мне либретто, и я по темам спектакля «Давным-давно» и фильма Эльдара Рязанова «Гусарская баллада» написал музыку. Кому-то казалось, что это просто — ведь основные мелодии были готовы и уже популярны. Но требовалась масса новой музыки с учетом балетной специфики — вариации, па-де-де, ансамбли, массовые танцы. Вместе с Виноградовым, придумавшим общее решение, танцы ставил совсем молодой хореограф Дмитрий Брянцев. Он же через год, в 1980-м, перенес спектакль в Большой театр. На обеих премьерах Ржевским был ленинградский солист Вадим Гуляев, неподражаемы были обе Шурочки: Наталья Большакова — в Питере и Катя Максимова — в Москве.

культура: Тотальный успех музыки — ведь «Колыбельную Светлане», «Романс Жермон», «Романс Шурочки», «Жил-был Анри IV» и, конечно, «Давным-давно» пела вся страна, — с чем, на Ваш взгляд, связан? Кстати, после этих песен Нино Рота сказал, что Голливуд сделал бы из Вас миллионера...

Хренников: Неловко говорить о себе, но, думаю, что здесь сошлись две близкие мне стихии: лирика и мелодизм. Елец, где я родился, был городом музыкальным, с деревенскими напевами и городскими романсами. Братья и сестры — я был младшим, десятым, ребенком — не пропускали концертов гастролеров, пели, играли на гитаре и мандолине.

культура: Ваш балет «Наполеон Бонапарт» написан в иные годы, в середине 90-х, но его судьба не стала счастливой.

Хренников: Хореограф Андрей Петров, руководитель «Кремлевского балета», предложил мне написать музыку. Это сразу меня заинтересовало. Привлекла личность, в которой соединены гений и злодейство.

культура: Вас не смущало, что многие тогда критиковали саму идею танцующего Наполеона — он и в жизни-то слабо танцевал…

Хренников: Напротив, и в этом тоже есть интересный контраст. Отправной точкой для понимания образа Наполеона для меня стала довольно известная история. Великий Бетховен не сомневался в военном таланте Наполеона и посвятил ему свою Героическую симфонию, а потом, узнав о коронации императора, сжег посвящение. Балет построен как воспоминание узника Святой Елены: тени друзей, коллег, любимых женщин, победы и поражения проходят перед его взором. Было интересно соединять темы французской музыки и русских мелодий. Когда работал, вспоминал слова Михаила Кутузова о том, что «Наполеон — бурный поток, который мы еще не можем остановить. Москва будет губкой, которая его всосет». Жаль, что этот балет уже не идет. Но, надеюсь, у этой музыки есть будущее...

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть