Московский этюд в пурпурных тонах

27.10.2012

Денис БОЧАРОВ

28 октября столицу в очередной раз посетит группа Deep Purple. Как быстро меняется время: сегодня это известие вызывает на лицах меломанов саркастическую усмешку, а ведь еще менее двадцати лет назад возможный визит грандов хард-рока в нашу страну представлялся событием поистине грандиозным.

Когда в начале июня 1996 года стало известно, что к нам едут Deep Purple, многие в эту сногсшибательную новость верить отказывались. Излишне говорить о том запредельном уровне уважения и поклонения, которое традиционно испытывают отечественные любители рока в отношении этого британского коллектива. Да и потом, к середине 90-х российский концертно-промоутерский цех был развит еще довольно слабо и визитами рок- и поп-исполнителей первой величины нашего зрителя баловал нечасто.

Концерт, прошедший на стадионе «Динамо» 23 июня 1996 года в рамках своеобразного мини-фестиваля (тем теплым летним вечером сцену с долгожданными хедлайнерами делили Status Quo, а также «Моральный кодекс», «Неприкасаемые» и «Наутилус Помпилиус»), был потрясающим. И дело даже не только в том, что «пурпурные» были в ударе, выдав на-гора изумительный сет из своих лучших номеров — в воздухе витало ощущение чего-то знакового, особенного, свежего. Уровень адреналина в крови зрителей захлестывал, а многолетнее напряжение, связанное с отчаянным желанием лицезреть своих кумиров, сменилось эйфорией от восхитительной реальности происходящего. Словом, первый приезд Deep Purple в Россию был настоящим событием.

С тех пор группа стала одним из главных западных гастролеров, неустанно бороздящих просторы нашей страны. Она неоднократно предпринимала масштабные «чесы» по городам и весям России, количество ее концертов в одной лишь Москве уже перевалило за десяток. Не гнушались Иэн Гиллан и Ко и предложений выступить на корпоративах. И сегодня известие о предстоящих российских концертах Deep Purple былого трепета в сердцах и умах поклонников рока уже не вызывает. Отношение к музыкантам у наших рок-болельщиков за истекшие годы успело измениться: некогда любимейшая рок-группа настолько приучила к себе, что иным людям несколько даже поднадоела. Это во многом объяснимо, но, если разобраться, это чистой воды лукавство.

Эффект привыкания совершает с нашим зрителем странную метаморфозу. Почему-то считается, что если иной рок- или поп-коллектив «поселился» в России, то значит, никому на Западе он уже не нужен. Но что заставляет нас так думать? Это довольно пораженческое отношение к действительности. Ведь, рассуждая подобным образом, мы невольно помещаем себя на задворки. Ставим себя на место некогда нами же залюбленных героев и за них домысливаем: мол, в Европе и Америке нас никто слушать не хочет, зато в России всегда будет гарантированный аншлаг.

Но стоит ли возносить героев на сияющий пьедестал, чтобы потом оттуда их собственноручно спихивать? Не проще и не правильнее ли посмотреть на вещи под иным углом: Deep Purple (и некоторые другие группы и исполнители) часто приезжают к нам не потому, что больше нигде не нужны, а потому, что их творчество оказалось очень близким для российского человека. В музыке Purple’s есть нечто, находящее живой отклик у нашего любителя музыки: мощь, приправленная лиризмом, напор, украшенный неизменным мелодизмом, плюс виртуозность исполнения.

Вопрос о том, почему к нам зачастили Deep Purple, можно поставить и по-другому: почему в Россию постоянно привозят одних, и никогда не привозят других? Да потому, что слушателю не так-то просто угодить: мы еще не на каждого, даже супер-популярного «там», исполнителя пойдем. В США нет более одиозного рок-монстра, чем Брюс Спрингстин — но соберет ли он в России полный зал хотя бы на одно выступление? Американский певец Гарт Брукс — чемпион по продажам дисков и посещаемости концертов, но для большинства российских любителей музыки его имя является не более чем пустым звуком. Несколько лет назад громко «выстрелила» шотландская певица-домохозяйка Сьюзан Бойл, став настоящим откровением в родной Великобритании — но многим ли она нужна за ее пределами и, в особенности, в России? А вот Deep Purple у нас любят — потому их к нам и привозят.

Другое дело, что этот прославленный британский коллектив, конечно же, давно уже не тот. Единожды задав неимоверно высокую творческую планку, Purple’s оказались невольными заложниками собственных незаурядных способностей, и поэтому определенное разочарование от их выступлений неизбежно. Жалко слушать, как вокалист Иэн Гиллан отчаянно пытается вытягивать партии, с которыми в лучшие годы справлялся без труда. Больно осознавать, что некогда один из лучших рок-барабанщиков Ян Пейс более никогда не порадует поклонников своим продолжительным зубодробительным соло. Да и гитарист Стив Морс, при всем своем бесспорном мастерстве, все же не Ричи Блэкмор, с уходом которого из состава «пурпурных» поклонники за двадцать лет так и не смогли смириться.

Кстати, если быть совсем уж откровенными, классический, «канонический» Deep Purple к нам вообще никогда не приезжал. И уже не приедет. До недавнего времени в стане «пепломанов» еще теплилась надежда на возрождение «золотого» состава образца начала 70-х годов, однако с кончиной великого клавишника Джона Лорда эта надежда погасла.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть