Диана Арбенина: «Рок-н-ролл — мой покрой пальто»

02.12.2012

Денис БОЧАРОВ

В сентябре этого года группа «Ночные снайперы» выпустила новый альбом «4», после чего сразу же отправилась в тур, который, по словам лидера коллектива Дианы Арбениной, закончится не скоро. В первый день зимы на сцене клуба Stadium Live музыканты устроят московскую презентацию пластинки.

культура: Программа нынешнего тура «Ночных снайперов», как Вы говорите, принципиально отличается от того, что группа делала раньше. То есть, надо ожидать не только рок-н-ролл, но и — цитируя Вас — «много света, звука и, самое главное, — будет мысль». В чем заключается эта мысль?

Арбенина: Начиная работу над этой программой, я в первую очередь исходила из наблюдений за самой собой. Последние три года меня очень сильно изменили. Во многом это произошло благодаря рождению детей: они дали мне понять, какая я есть на самом деле. Когда сталкиваешься с настоящим детством, понимаешь, что ты уже, к сожалению, не девочка, а зажатый, несвободный, постоянно боящийся чего-то человек средних лет. Почему это происходит? Куда девается кураж молодости? Чего я, собственно, стала бояться? Над всем этим я крепко размышляла и пришла к выводу, что мы ломаемся под действием социума, системы — причем абсолютно любой, которая укладывает нас под себя, подобно катку, выравнивающему асфальт. Мне это не нравится. И я решила бороться. Драться со всем, что делает меня — как и всех нас — старыми. Хочу сохранить свою личность.

культура: На каждом концерте в ходе этого тура зрители получают в подарок новый альбом. Широкий жест.

Арбенина: Люблю дарить то, что люблю. А получившийся материал мне очень нравится. И было бы несправедливо не дать людям возможность унести с собой только что выпущенные песни. Сначала думала — не выйдет. Затраты на выпуск, транспортные расходы, прочие организационные детали… Мы в туре с сентября и возим с собой десятки тысяч пластинок. Но пока все удается.

культура: Несколько лет назад музыканты группы Radiohead предложили всем желающим скачивать их новый альбом из интернета за любую сумму — какая кому заблагорассудится. Идея была любопытная: Пол Маккартни признавался, что купил их запись за один фунт. Однако, похоже, большого энтузиазма и заметного резонанса этот почин у музыкантов не нашел. Почему?

Арбенина: Полагаю, у этой экстравагантной выходки есть будущее. Мне бы хотелось вообще перестать продавать альбомы, а зарабатывать на чем-то другом. Ведь изначально музыка приходит из ниоткуда, абсолютно безвозмездно. Получается, что мы начинаем ее «юзать», как только она попадает нам в руки. А она должна быть свободна, летуча. Я никогда не завидовала западным музыкантам: ведь они делают деньги на тиражах, а нам приходится гастролировать, поскольку это единственный шанс заработать. Но, позвольте: а что в этом плохого? Да, это тяжело, но попробуйте лишить музыканта концертов: он заскулит — и даже не от отсутствия денег, а от недостатка адреналина. Сцена — это наркотик. И мы ее заложники на всю жизнь.

культура: Ваша новая пластинка называется «4». У группы Foreigner тоже был альбом под таким названием. Но в их случае диск действительно таковым являлся по счету — здесь все понятно. У «Снайперов» же на сегодняшний день дискография включает порядка двадцати дисков. В названии есть какой-то скрытый смысл?

Арбенина: Скорее, не смысл, а тайна. Я сама нахожусь в процессе ее разгадки. Меня вообще в последнее время стали окружать тайны, чего ранее никогда не было. Очень внимательно наблюдаю за поведением цифры «4» в моей жизни. Кстати, мои дети тоже родились 4-го — только сейчас сопоставила. Мне кажется, не видеть знаки — то же самое, что не признавать Бога.

культура: Сегодня в мире рок-музыки наблюдается популярный тренд — группы ездят в турне, где целиком исполняют программу какого-то альбома. А какой диск «Ночных снайперов» Вы бы назвали наиболее удачным, и нет ли идеи устроить отдельный тур с какой-нибудь пластинкой?

Арбенина: Мы нечто подобное уже делали — с диском «Цунами». На тот момент он казался нам наиболее удачным. Хотели также возить «Мотофозо: 35 юбилейных песен» — моноспектакль, который сделали с Ниной Чусовой в 2009 году. Может, что-то похожее сделаем на 20-летие «Снайперов», которое грядет в следующем году.

культура: Помимо ярко выраженной рок-направленности, Вы питаете слабость к бардовской традиции — исполняете песни Высоцкого, Окуджавы. Так какая же творческая эстетика ближе?

Арбенина: Я готова рассматривать творчество практически всех исполнителей и групп. Нет песни — нет интереса. Однако к бардам это не относится. И Высоцкий, и Окуджава — в первую очередь личности, авторы, выросшие из рамок жанра как такового. Равно как Леннон и Меркьюри: глыбы, а к какому музыкальному течению они принадлежат — не имеет значения. Что же касается бардов как объединения людей, поющих под гитару, то меня несколько пугает рефлексия, которую я в них чувствую. Эдакая рудиментарная романтика, не выдерживающая схватки с современным миром. Внешне интеллигентные, они подчас настораживают: к примеру, меня очень разочаровал дележ Грушинского фестиваля. Что же касается меня, то я просто пишу песни и люблю придумывать им одежды. В каком стиле — не столь важно. Хотя очевидно, что рок-н-ролл — это мой покрой пальто.

культура: Как Вы считаете, до какой степени артист должен быть социально активным — будь то в творчестве или просто в публичных высказываниях? Или это вообще не его дело?

Арбенина: Каждый решает сам. Мне претит несправедливость любого рода, и я считаю вправе высказываться по этому поводу. Уверена, что многим это так же не все равно, просто они испытывают страх — я же в себе его изжила. При этом я ничего никому не навязываю и далека от того, чтобы кого-нибудь осуждать.

культура: В последние годы рок практически исчез из отечественного теле- и радиоэфира. Что это — случайность или закономерность? Каково вообще место рок-культуры в современной жизни?

Арбенина: Рок-н-ролл — музыка бунтарей, а не конформистов. Мы сами позволили нас задушить. Не надо было соглашаться «причесывать» песни под радиоформат, не стоило играть под фанеру для телеэфиров, не следовало участвовать в попсовых «золотых граммофонах», «хрустальных микрофонах» и прочей муре. Поэтому сейчас рок-н-ролла на поверхности нет. Но это не значит, что его нет внутри страны.

культура: Боб Дилан недавно сказал, что миру больше не нужны песни — дескать, их и так более чем достаточно. И если никто отныне не сочинит ни единой, то человечество от этого только выиграет. Как бы Вы прокомментировали точку зрения мэтра?

Арбенина: Мне кажется, он погорячился. В таком случае, зачем влюбляться? Зачем рожать новых людей? Это ведь уже сделали до нас. Песни — это голод человеческой души, ее стремление к красоте. И это бесконечный процесс.

культура: Если бы была возможность повернуть время вспять, и Вам бы представилась возможность попасть на концерт группы или артиста, которые никогда к нам не приезжали и не приедут — кого бы выбрали? И существует ли среди представителей мира музыки личность, с которой бы хотелось познакомиться, но ее уже, увы, нет в живых?

Арбенина: Я боюсь разочарований, поэтому ни разу не воспользовалась возможностью знакомиться с музыкантами, которые мне очень интересны. Я не хочу ничего видеть и знать, кроме их творчества. А концерт? Пожалуй, Queen и «Кино».

культура: Когда закончится тур, чем планируете заняться?

Арбенина: Он продолжается уже двадцатый год и, смею надеяться, закончится очень не скоро.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть