Денис Мацуев: «Я еще не наигрался»

27.02.2012

Андрей МОРОЗОВ

На Первом канале состоялась премьера фильма молодого иркутского режиссера Анны Матисон «Музыкант» о Денисе Мацуеве. Это событие знаменательно вдвойне. В то время как у столичных теледеятелей все реже встречается действительно качественный продукт, так называемая провинция демонстрирует пример настоящего профессионализма европейского уровня. «Музыкант» — образцовый фильм-портрет, раскрывающий индивидуальность героя предельно полно и при этом динамично.

Мацуев не просто классический музыкант экстра-класса, но, выражаясь в терминах современного пиара, медийная персона. Людям, воспитанным на джазе или роке, у большинства классических музыкантов не хватает драйва. У Мацуева драйва с избытком. Под его имя можно в считанные часы продать любой концерт даже в самом глухом месте. В том же фильме «Музыкант» он с таким фантастическим проворством скользит по клавиатуре, что трудно не вспомнить анекдот про карманника, который, выходя с концерта Мацуева, сокрушается: какие руки, какие пальцы и какой ерундой занимается…

культура: Певец — Хворостовский, дирижер — Гергиев, пианист — Мацуев... Если провести сегодня блиц-опрос, именно так ответит большинство людей, даже не являющихся поклонниками классической музыки. Почему именно Вы столь популярны у широкой публики? Про Вас даже анекдоты рассказывают.

Мацуев: Да, анекдот про карманника я сам недавно рассказывал президенту на вручении мне знака «Народный артист России». К популярности я никогда специально не стремился. Но вот «нести культуру в массы» стал вполне осознанно, потому что понимал: старое поколение уходит, среднему — не до того, а молодое вообще не подозревает, что такое классическая музыка. Пришлось приложить определенные усилия, и постепенно мои появления в различных передачах, в каких-то местах, где вроде бы не должен появляться классический пианист, заметно расширили аудиторию.

культура: Похоже, Вам элементарно тесно в рамках пианистической специальности. Неслучайно же периодически возникают слухи, что Вы вот-вот начнете дирижировать...

Мацуев: Только в этом сезоне я уже «возглавил» три или четыре оркестра… Действительно, иногда кажется, что для раскрытия возможностей мне уже недостаточно одного лишь фортепиано. С другой стороны, я понимаю, что еще не наигрался. И если встану за дирижерский пульт, то произойдет это не в ближайшее время.

культура: В свои 36 лет Вы уже являетесь руководителем сразу нескольких фестивалей. И это при более чем плотном концертном графике.

Мацуев: Да, к ежегодным Crescendo и «Звездам на Байкале» добавился фестиваль в Анси, во Франции, а сейчас появились еще региональные фестивали в Перми, Оренбурге и Челябинске. Что касается Crescendo, то его участники составляют сегодня основу филармонической афиши страны. Главная моя задача — показать наших молодых музыкантов в любой точке страны и мира. И эта команда никогда не подводит. Мы делаем вместе потрясающие программы, каждый раз, когда выходим на сцену, испытываем удивительное чувство локтя, дружеской руки. Понятно, что существовать в таком безумном ритме очень сложно, но некоторые из моих старших друзей выдерживают график и похлеще… Поэтому я и дальше буду всем этим заниматься. Каждый фестиваль имеет свой формат, свою изюминку, но, конечно же, мне дороже всего «Звезды на Байкале» в родном Иркутске. Сюда, кстати, многие приезжают еще и для того, чтобы подзарядиться вот этой байкальской энергетикой.

культура: Кстати, об энергетике. Выступая с оркестром, Вы предпочитаете, чтобы дирижер вводил Вас в какие-то рамки, или Вам больше по душе, когда, как с Гергиевым, встречаются две сверхэнергетики, высекая искры?

Мацуев: Не устаю благодарить судьбу за то, что она дала мне возможность выступать с потрясающими дирижерами. Многих из них я могу назвать своими старшими друзьями. Большинство из них никогда не навязывали своих интерпретаций, не давили авторитетом, давая возможность самовысказывания. А темпераменты могут быть самыми разными и вести себя тоже совершенно по-разному. Но, играя с Гергиевым, Темиркановым, Маазелем, Метой, Янсонсом, Мазуром, Плетневым, Спиваковым, Башметом, у каждого из них — свой градус, свой расчет, я чувствую себя уникально счастливым человеком. Интерпретация в большинстве случаев возникает прямо на концерте, а не на репетиции. Репетиция, я убежден, — это процесс притирания друг к другу, основное же происходит только на концерте. Я никогда не знаю, чем все закончится — в этом и заключается главная интрига каждого выхода на сцену. Главное — не быть запрограммированным, не быть машиной на сцене во время концерта.

культура: Что из сказанного или написанного о Вас больше всего Вам нравится?

Мацуев: Знаете, я вообще очень люблю читать рецензии. И на моем сайте вы увидите множество статей, не только восторженных, но и критических — если, конечно, это конструктивная критика, которая помогает, а не эпатирует. Кстати, на сайте, который совершенно поменял свой формат, теперь есть большой мой видеоблог. Я собираюсь раз в неделю, из любой точки света, говорить там о разных злободневных вещах, о том, что накипело — и не только о музыке. Мне нравится, что я смогу общаться с публикой. И совсем в ближайшем будущем мы собираемся устраивать на этом сайте трансляции моих концертов и фестивалей.

культура: Несколько месяцев назад Вы вошли в состав попечительского совета Уральского академического филармонического оркестра. Бизнесмен, банкир — это понятно. Но какой может быть роль попечителя-музыканта?

Мацуев: Прежде всего, мне вообще небезразлично, что происходит в наших оркестрах. Во многих из них ситуация, мягко говоря, не очень хорошая по части состояния инструментария, не говоря уже о зарплате. Вот недавно, когда я играл в Кирове, узнал, что музыканты получают там 5–6 тысяч в месяц. О каком качестве, о каком искусстве в таком случае можно вообще говорить?! Конечно, Уральский филармонический, как и Новосибирский, держится особняком среди всех провинциальных оркестров. Музыканты там играют не хуже, чем в любом московском или питерском коллективе. Свидетельством тому и наш концерт с Гергиевым на открытии сезона в Петербурге — именно с Уральским оркестром. Главный дирижер Дмитрий Лисс и директор Свердловской филармонии Александр Колотурский — мои большие друзья, я не раз приглашал их и в Иркутск, и на Crescendo. Предложение войти в состав попечителей было для меня лестным. Я не знаю пока, что именно должен там делать, но я точно буду о них говорить и им помогать.

культура: В декабре Вы стали почетным профессором МГУ. Какие-нибудь обязательства это на Вас накладывает?

Мацуев: Нет, никаких конкретных обязательств. Но для меня это, конечно, огромная честь, и большим сюрпризом было, когда на концерте, который я уже по традиции в канун Нового года играю в МГУ, мне вручили эту мантию и шапочку с кисточкой... Я уже давно пообещал себе каждый год играть в этом зале. Там потрясающая обстановка, уникальные стены, студенты чуть ли не на люстрах висят, и все слушают с таким упоением, в такой ужасающей — в хорошем смысле — тишине...

культура: Чем еще знаменателен был для Вас прошедший год?

Мацуев: Каждый концерт для меня — знаменательное событие, выступаю ли я в Карнеги-холле или, скажем, в зале Омской филармонии. Между прочим, гениальный зал там открыли в прошлом году, с потрясающей акустикой, и у меня было ощущение, что я не в Омске нахожусь, а в Лондоне или Вене. Надеюсь, такой зал будет, наконец, построен и в Иркутске. Это сейчас моя мечта номер один. И открытие иркутского Дома музыки, где будет штаб-квартира фестиваля «Звезды на Байкале», место встречи знаменитых музыкантов, — первый шаг в этом направлении.

Безусловно, звание народного артиста России — одна из немногих хороших вещей, которые остались от Советского Союза, — это ко многому обязывает. У меня были большие гастроли по России — от Сибири до Дальнего Востока. Такие поездки делают меня по-настоящему счастливым, и я их буду совершать постоянно. Но это не значит, что сократится число моих зарубежных выступлений. Только в ближайшие недели мне предстоит выступить в США, Японии, Франции, Италии, Нидерландах и Швейцарии. А затем с Валерием Гергиевым и Лондонским симфоническим оркестром совершим турне по маршруту: Лондон– Сеул–Пекин–Шанхай…

культура: Ваши пожелания обновленной газете «Культура»?

Мацуев: Творчества вам и вдохновения — самое главное. И не забывать о названии газеты. «Культура» — это солидный бренд еще с советских времен. У каждого уважающего себя интеллигентного человека всегда лежала на столе «Советская культура». И у нас дома всегда была эта газета. К сожалению, в последние годы ее очень непросто было купить. Поэтому одно из главных пожеланий — наладить распространение. Конечно, есть интернет, но когда газета в руках, вы совсем по-другому себя ощущаете. Например, «Нью-Йорк таймс» выходит чуть ли не миллионным тиражом — несмотря на то что огромное количество людей смотрит ее в интернете. И читать утром в свежем номере «ревю» на свой концерт лично я предпочитаю в бумажном виде, а не в электронном. Есть очень многие вещи, которые невозможно осовременить. Переход в новый формат может принести не только выигрыш, но и серьезные потери. В последнее время мы все с тревогой следили за судьбой телеканала того же названия, гадали, к чему приведут перемены, в какую сторону там все повернет. К счастью, канал «Культура» удержал высокую вкусовую планку, взяв в то же время на вооружение современные технологии, и это получилось очень удачно. Недавний конкурс «Большая опера» — прекрасное тому подтверждение.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть