Евгений Волков: «Чайковский молится вместе с нами»

24.04.2015

Светлана НАБОРЩИКОВА

30 апреля в Клину открывается Международный музыкальный фестиваль имени Чайковского. Среди его участников — Государственный академический русский хор имени А.В. Свешникова. На вопросы «Культуры» ответил художественный руководитель прославленного коллектива Евгений Волков.

культура: Юбилейный фестиваль Чайковского в Клину обещает превзойти все ранее проходившие там мероприятия. 
Волков: Одна из его целей, как говорят устроители, попытаться создать «наш Экс-ан-Прованс» (фестиваль во Франции. — «Культура»), то есть престижную открытую сцену. Сделано все на широкую ногу и в то же время серьезно, вдумчиво. «Сапсаны» будут в дни торжеств останавливаться в Клину, рекламная кампания организована очень достойно. Отрадно видеть, что наш национальный гений так широко пропагандируется. К тому же фестиваль задуман как общедоступный. Там достаточно демократичные цены даже на очень престижные концерты. Это можно только приветствовать. 

культура: Где будете выступать? Зал там всего на триста мест. И что исполните? 
Волков: На период фестиваля творческим коллективам отдают еще ряд концертных площадок в городе и его окрестностях. На центральных улицах Клина будут установлены жидкокристаллические экраны — чтобы все жители и гости смогли увидеть и услышать выступления артистов. А наша программа  называется «Две литургии». Это идея Бориса Григорьевича Тевлина, моего незабвенного учителя, который любил соединять литургии Чайковского и Рахманинова в одном концерте. Для Клина такое сопоставление очень кстати. Потому что замысел фестиваля — Чайковский и музыка, так или иначе с ним связанная. 

Литургия Рахманинова во многом следует Литургии Чайковского, развивает ее традиции. Оба сочинения — это размышления человека о Боге, путь к Богу. Там одинаковая драматургия — от мрачных тонов к свету. Перелом и у Чайковского, и у Рахманинова наступает в «Херувимской», когда на героя словно нисходит озарение через очень тихую музыку. Потом — эмоциональный всплеск, связанный с благодарением и прославлением — «Свят Господь Саваоф». Далее молитвенное «Тебе поем», лирическое «Достойно есть» и абсолютное умиротворение, слияние с Высшим миром в последних номерах. Первые же наполнены драматизмом. У Рахманинова он более сдержанный. У Чайковского сразу с высшей точки все начинается. «Единородный Сыне» — фрагмент, наполненный человеческой трагедией. Это музыка нервная, исполненная «последней надежды». Но лирический герой прорывается к Богу. И у Чайковского, и у Рахманинова. Литургии у них заканчиваются катарсисом. Если же говорить специально о Чайковском, я бы сказал, что у него это вообще одно из самых светлых по духу сочинений.

культура: Духовную музыку Чайковского часто называют излишне эмоциональной для богослужения. 
Волков: Считаю глубоко ошибочными суждения о том, что духовная музыка Чайковского чужда церкви, не религиозна. Это музыка, обращающая к Богу. Я ее горячий адепт; одна из моих целей — показать ее людям. Что касается соответствия правилам богослужения... Чайковский ведь написал очень строго. Стремился соблюдать все стилевые нормы, законы и «технические подробности» православной музыки. Но где-то, как светский композитор, дал яркую контрастность, драматизм, порыв. 

Хочется спросить у тех, кто говорит про отсутствие у него молитвенности: разве вы монахи? Вы уже доросли до умной молитвы? Почему требуете от Чайковского, чтобы он был Симеоном Новым Богословом? Сами умеете так молиться? Мы, миряне, являемся душевными людьми, молимся по-разному — приносим к Богу и земные радости, и горести, и отчаяние, и надежды. И Чайковский, как наш брат по Адаму, обращается не к святым, не «в безмолвии сущим». Он молится вместе с нами, мытарями и грешниками: «Боже, смилуйся».

Из цикла «Девять Духовно-музыкальных сочинений»

культура: В церкви сочинения Чайковского часто исполняются?
Волков: Да. «Трисвятое», например, прочно вошло в клиросный репертуар. Николай Матвеев (регент храма Всех скорбящих Радость на Большой Ордынке. — «Культура») со своим хором пел Литургию Чайковского. Как раз она рассчитана на исполнение за службой. Но здесь важно, что за храм, кто там служит и молится. 

Личное воспоминание: однажды на Пасху довелось регентовать Литургией Чайковского в православном храме Пхеньяна. Служил русский священник из Владивостока и два корейских батюшки. Прекрасные духовные люди. Пел наш хор и болгарские оперные солисты — мы все участвовали в фестивале «Апрельская весна». Всего человек сто. Это было чудесно и неповторимо. 

культура: Глубокая религиозность может побудить композитора отказаться от своего профессионального дара?
Волков: Ни от чего не надо отказываться. Господь нас к этому не призывает. Если у человека Божий дар, надо принести Авелеву жертву: отдать Богу лучшее. Нельзя замолкать, нельзя талант зарывать в землю. Чайковский, кстати, после создания Литургии сказал: «Я чувствую, что начинаю уметь любить Бога, чего прежде я не умел». Эта музыка и ему самому духовно помогла. 

культура: На фестивале в Клину будет исполнена вторая авторская редакция Первого фортепианного концерта. Произойдет, так сказать, возвращение к истокам. Духовная музыка Чайковского не подвергалась затемняющим первоначальный смысл редакциям?
Волков: Насколько знаю, нет. В советское время были открытия, касающиеся светских хоров. Например, восстановили по черновикам «Правоведческую песнь». А с духовной музыкой все понятно. Есть 63-й том собрания сочинений. Он вышел позже, в 1990 году. Но оформлен так же, как и основные тома. Это академическое издание, на него и ориентируемся.

культура: Некоторые скрипачи жалуются на скрипичный концерт Стравинского — якобы его написал человек, не знающий скрипки. С точки зрения хормейстера, Чайковский хорошо знал специфику хора?
Волков: Вокальный Чайковский сложен. Надо очень хорошо владеть регистровкой голоса, у него много переходных нот, неудобные скачки и пассажи... Но неисполнимого в этой музыке нет. Да, он написал трудно, в расчете на знающих, профессиональных музыкантов. Когда перед тобой партитура гения, изволь позаниматься и сделать.

культура: Ваши личные пристрастия в вокальной музыке Чайковского?
Волков: Очень люблю и духовные хоры, и светские. Самое для меня задушевное — «Легенда» на стихи Плещеева. Это одна из немногих тем в русской музыке, которую использовали для молитв все христианские деноминации, включая старообрядцев. Они развели ее по крюкам и назвали «Предание о Христе Спасителе». Представляете, эти люди вообще отрицают послепетровские традиции, а тема Чайковского у них живет. 

культура: Отпоете на юбилейном фестивале Чайковского. Что дальше ожидает Хор имени Свешникова?
Волков: Участие в уникальном проекте «Русский день». Инициатива благотворительного фонда «Классика» была поддержана высшим руководством страны, губернатором и правительством Санкт-Петербурга, МИДом и Министерством культуры. 12 июня, в День России, в пяти странах мира на крупнейших площадках пройдут выступления наших ведущих коллективов — это более чем 500 первоклассных музыкантов. Наш хор планирует выступить в парижском зале Гаво. Гордимся, что будем первопроходцами замечательного проекта, и надеемся: национальный праздник Отечества станет подлинно Русским днем, когда российские творцы смогут говорить языком искусства с простыми людьми разных стран. От сердца к сердцу.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть