Большой секрет «Секрета»

21.04.2015

Денис БОЧАРОВ

24 апреля на сцену столичного «Крокус Сити холла» в золотом составе (Леонидов/Фоменко/Заблудовский/Мурашов) выйдет один из наиболее симпатичных коллективов в истории отечественной популярной музыки. Бит-квартет «Секрет» представит программу «На любой стороне Земли». Корреспондент «Культуры» пообщался с главным «секретовцем» Максимом ЛЕОНИДОВЫМ. 

культура: Что это будет: классический рок-концерт или некий бенефис с участием приглашенных звезд и прочими сюрпризами? 
Леонидов: Нет, никаких гостей не ожидается — обычный сольник бит-квартета «Секрет», с недавних пор ставший ежегодным. Раньше мы играли раз в пять лет, приурочивая сеты к юбилейным датам, а в последнее время нас просят хотя бы раз в год выступить в Москве и Питере. Не видим причин, чтобы отказать в удовольствии себе, а заодно и порадовать тех, кому наша музыка дорога. Но, в отличие от прошлогодней программы, сыграем несколько песен, которые тогда не звучали. К тому же в этом году исполнилось бы 60 лет Мише Науменко (Майк Науменко, лидер группы «Зоопарк», родился 18 апреля 1955 года, умер 27 августа 1991-го. — «Культура»). Помимо регулярно исполняемых нами «Мы любим буги-вуги» и «Мажорного рок-н-ролла», сыграем еще несколько вещей из репертуара уважаемого нами музыканта. 

культура: А почему «Секрет» выступает так редко? Что мешает Вам и Вашим коллегам вернуться к привычной для любой рок-группы схемы: «альбом — турне — альбом»? То есть, как поется в одной из песен «Секрета»: «А может, черт возьми, нам снова...»?
Леонидов: Мы решили, что не стоит превращать выступления в рутину и банальное средство зарабатывания денег. Хотим, чтобы «Секрет» оставался редким, эксклюзивным подарком. Стоит нам начать активную гастрольную деятельность, и та радость, которая присуща редким встречам со зрителем, станет бытовой обыденностью. Играть в реюнионы и пускаться во все тяжкие совершенно не хочется. 

культура: Максим Леонидов — востребованный человек. Как удается совмещать разные виды деятельности?   
Леонидов: Чем больше сфер — тем интереснее. Помимо того, что задействован в театральных постановках, снимаюсь в фильмах (хотя и нечасто, поскольку киноартистом никогда себя не считал), выступаю со своей группой Hippoband, а еще сочиняю произведения крупной формы. На сегодняшний день в соавторстве с Александром Шавриным созданы четыре больших музыкальных спектакля. Когда удается — пишу песни с Колей Фоменко и Андреем Заблудовским: последние вошли в прошлогодний альбом «Секрета» «Все это и есть любовь». Так что мне очень многое по нраву. 

культура: Если говорить о сольном творчестве — почему редко балуете поклонников новыми альбомами? Было время, когда студийные диски Максима Леонидова выходили чуть ли не раз в полтора года... 
Леонидов: Вы правы, в конце 90-х — начале 2000-х так оно и было. Но сейчас мне это представляется не очень важным и нужным. Я всегда исхожу из того, что никому ничего не обещал и не должен, в том числе самому себе. Занимаюсь тем, к чему лежит душа. Не исключаю возможности когда-нибудь выпустить очередной сольник, но на данный момент мне куда интереснее заниматься сочинением несколько другой музыки.  

культура: В книге-автобиографии «Я оглянулся посмотреть» в качестве одного из первых музыкальных потрясений приводите услышанную в детстве композицию Гарри Белафонте. Способно ли сегодня что-нибудь в мире поп-музыки произвести на Вас столь же мощное впечатление?
Леонидов: Едва ли. Все наши основные впечатления — родом из детства. В раннем возрасте все происходит впервые — потому и интересно, потому и остается с нами на всю жизнь. Меня до сих пор многое радует и очаровывает, причем в самых разных музыкальных жанрах — от классических полотен и джазовых импровизаций до рок-композиций и незатейливых песенок в стиле кантри. Но по-настоящему меня поразить — так, чтобы в изумлении замер на месте, — сегодня уже тяжело. 

культура: «Секрет» никогда нельзя было назвать политизированной группой — в отличие от многих отечественных коллективов, сделавших во второй половине 80-х имя на остросоциальной волне. А у вас, кроме злободневной песни «Ленинградское время», навскидку ничего и не вспомнишь. Это умышленный шаг или четкое понимание того, чем надо заниматься художнику, а чем не следует? 
Леонидов: Все всегда зависит от специфики дарования художника. Каждый сам определяет, на чем заострять внимание. Главное предназначение творца — заниматься искусством. Если помимо этого возникает некая внутренняя потребность высказаться — то почему бы и нет? 

Не думаю, что «Секрет» был так уж аполитичен. Мы действительно не сочиняли песни-плакаты, но само наше существование, образ жизни и мировоззрение, как мне кажется, многих раздражали. Возможно, потому что с художественно-эстетической точки зрения к нам было трудно придраться — все-таки люди с высшим образованием, выпускники театральных вузов... А придраться хотелось. «Секрет» был первой буржуазной — в хорошем понимании этого слова — группой в Советском Союзе...  

культура: ...Которая не считает необходимым реагировать на неспокойную обстановку в нашем обществе и мире в целом? 
Леонидов: Но не потому, что нам все равно. Просто это не наша специфика, не тот творческий язык, на котором мы привыкли разговаривать со слушателем. «Секрет» позиционирует себя как коллектив, исполняющий романтические песни. Мы всегда исповедовали непреходящие ценности: говорили о любви, дружбе, заявляли, что сугубо материальная составляющая этого мира, ничем иным не подкрепленная, — путь в тупик. Порой звучало наивно, но уж точно не несло ложного пафоса и ни к каким сомнительным действиям не призывало. 

культура: Есть точка зрения, что у каждого артиста должна быть своя Yesterday. Максим Леонидов ее уже нашел или до сих пор в поиске?
Леонидов: Такими категориями вообще не мыслю. Тут другая ситуация. Выходя на сцену, любой музыкант понимает, без исполнения какой песни его не отпустят. У «Секрета» таких композиций несколько. Странно представить наш концерт, на котором бы не прозвучали «Привет», «Именины у Кристины» или, скажем, «Алиса». 

культура: Сейчас в нашем роке крайне мало позитива. А прелесть «Секрета» всегда заключалась именно в этом. Как бы нам вернуть радостную, исполненную светлых и жизнеутверждающих красок песню? 
Леонидов: Когда мы начинали, особого позитива тоже не наблюдалось. Вспомните группы, выходившие на профессиональную сцену в то же время, что и «Секрет»: «Кино», «Алиса», «Аквариум», «Наутилус Помпилиус», «ДДТ»... Творчество этих и многих других команд было окрашено в довольно мрачные тона. Рок-культура вообще отличается некой угрюмостью и брутальностью. Самые популярные коллективы — те, которые исполняют депрессивные композиции. А почему? Потому что их творчество находит живой отклик у целевой аудитории — у молодежи. Подростковому возрасту свойственны обеспокоенность, неустроенность, неблагополучие и неулыбчивость. 

«Секрет» же изначально старался оперировать иными эмоциями. Поэтому, отвечая на вопрос о возвращении позитивных песенных интонаций, могу лишь заверить: группа в меру своих скромных сил будет делать все возможное, чтобы ощущение радости и легкости бытия из нашей жизни никуда не исчезало.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть