Александр Ф. Скляр: «Любить Родину надо конкретно, адресно и целенаправленно»

04.03.2015

Денис БОЧАРОВ

В начале марта один из наиболее значимых представителей отечественной рок-сцены Александр Ф. Скляр выпускает сборник своих лучших вещей «Годы и песни». Корреспондент «Культуры» пообщался с музыкантом в уютном московском кафе.    

культура: Альбом выходит 6 марта, а 7-го Вы отмечаете день рождения. Специально подгадывали релиз таким образом, чтобы под календарную дату представить некий отчет о пройденном творческом пути? Или получилось само собой? 
Скляр: Тут и то, и другое. Диск должен был в любом случае появиться в середине или конце февраля. Но поскольку нам удалось организовать большой концерт в столичном зале «ГЛАВCLUB» 8 Марта, решили: будет логичным все сделать одним махом — и выступить, и программу презентовать, а заодно и день рождения отметить. 

культура: Но, насколько мне известно, альбом «Годы и песни. Лучшее» появится лишь в виртуальном виде — будет доступен только в Сети. А на физических носителях выпускать его планируете? 
Скляр: Справедливый вопрос. Действительно, ситуация для многих непонятная: пластинка вроде как официально выходит, но где ее найти — грубо говоря, как ее потрогать, рассмотреть? Ведь интернет — штука неосязаемая, обезличенная. Поэтому я договорился со студией «Союз»: программа будет ограниченным тиражом выпущена на компакт-дисках. Дабы нам установить с покупателем собственной продукции незримый, но при этом вполне конкретный контакт. 

Ведь я предпочитаю сопровождать релизы более-менее подробными буклетами. Благодаря им слушатель получает не какой-то странный звуковой квадратик на экране компьютера, где все теряется, а реальную вещь. И может ознакомиться с сопроводительной информацией, как то: история создания альбома, на какой студии диск записывался, кто является автором песен, кто его спродюсировал. В конце концов, узнать имена музыкантов, принимавших участие в работе. Все это очень важно. 

культура: Чем обусловлен выбор композиций? Советовались с кем-нибудь, устраивали что-то вроде опроса среди фэнов? 
Скляр: Нет, это исключительно моя история. Никто ничего мне не диктовал, треки отбирал сам. Возможно, поэтому результат получился несколько субъективным. Но, надеюсь, поклонников он не разочарует. Главной задачей при составлении сборника было представить на нем как минимум по одной песне с каждого записанного альбома. Изначально, когда только набросал примерный трек-лист, обнаружил: несколько работ оказались не охваченными. А это неправильно. Потому что даже если сегодня мне тот или иной релиз кажется отжившим, не очень качественно записанным, да попросту неудачным — все равно, как ни крути, это моя работа. И уж если данный «отчетный», как вы говорите, диск носит громкое название «Годы и песни...», он должен ему полностью соответствовать. Хочется думать, что людям, неравнодушным к моему творчеству, будет любопытно не только проследить его в ретроспективе, но также понять, какие именно вещи с той или иной пластинки я сегодня считаю наиболее интересными и достойными внимания. 

Кстати, для тех, кому хочется не только погрузиться в историю, но и немножко заглянуть в будущее, я включил в программу две свежие песни: «Любовь и смерть Бабулины Лонгория» и «Миллионы (Когда война на пороге)». На последнюю из них уже снят клип. 

культура: Файлы — файлами, компакты — компактами... А на виниле сборник выпустить не планируете? Сегодня многие Ваши коллеги не мыслят полноценного промоушна новой программы без привлечения вновь набирающего стремительные обороты аудио-формата. 
Скляр: Скорее всего, с винилом в данном случае связываться не будем. Во-первых, он требует особого подхода. Ибо, если уж записывать все по уму, надо делать специальный качественный мастеринг. А эта процедура требует особого внимания к деталям и немалых временных затрат. Во-вторых, длительность грампластинки по определению ограничена — для реализации настоящей программы в полном объеме не хватит, наверное, даже тройного LP («Годы и песни...» включают в себя 49 номеров. — «Культура»). А отсюда вытекает и следующее немаловажное обстоятельство: кому такой продукт нужен? Он ведь будет безумно дорогим, кто его купит? Поэтому ограничимся CD.

культура: Вы окончили МГИМО, одно время работали дипломатом. Однако стали артистом. Какие музыкальные направления сформировали Ваш вкус, определили выбор жизненного пути? 
Скляр: Все творческие люди в той или иной степени находятся под чьим-либо влиянием, исключений я здесь не знаю. В то время круг моего общения составляли очень серьезные музыканты, объединенные в неформальную организацию «Московская экспериментальная студия электронной музыки». Туда, среди прочих, входили такие выдающиеся личности, как Эдуард Артемьев, Владимир Мартынов, Юрий Богданов. Благодаря им я услышал немало замечательной музыки, они во многом сформировали мой музыкальный вкус. Познакомился с произведениями Карлоса Сантаны, групп Pink Floyd, Yes, King Crimson. Новообретенные знания наслаивались на личные пристрастия, которые сформировались еще до вхождения в этот избранный круг знатоков и ценителей: вещи Джими Хендрикса, Дженис Джоплин, The Doors, Creedence, Led Zeppelin, Deep Purple, Grand Funk, Queen... Прослушивание шедевров этих корифеев поглощало практически все мое свободное время — а его, скажу откровенно, было в институте навалом (смеется). 

культура: Вы действительно эрудированный в области классической рок-музыки человек. В течение нескольких лет вели на телевидении цикл передач, в рамках которых демонстрировались видеозаписи концертов знаменитых исполнителей. И все это предваряли подробные и взвешенные комментарии Александра Ф. Скляра. Но история у этих программ довольно странная: их показывали в течение нескольких месяцев, затем они на некоторое время пропадали, потом цикл возобновлялся. С чем это было связано и возможно ли продолжение?  
Скляр: Все всегда зависело от политики канала «Культура». То есть они блоками закупали записи концертов, с целью их одноразового показа в эфире и приглашали меня в качестве эдакого комментатора-эксперта, что ли. А потом, когда источник иссякал, наступал перерыв — до появления новых видеосюжетов. Естественно, все эти выступления я отсматривал, потом на основании «рыбы» составлял окончательный текст и выдавал в эфир. 

Нового «наплыва» давно уже нет. Не исключаю, канал вовсе отказался от этой идеи. Но, как бы то ни было, пусть и с перерывами, программа несколько лет успешно просуществовала. Кстати, я много полезного и приятного из данного сотрудничества вынес лично для себя — некоторые записи видел впервые. Поскольку никогда не советовал редакторам, какие именно сюжеты закупать. Так что можно сказать: в рамках данного цикла передач получил немало неожиданных подарков судьбы. 

Фото: Александр Синцев

культура: А каковы Ваши эмоциональные и ментальные взаимоотношения с современной рок-сценой? Переслушиваете старенькое, может быть, интересуют новые имена? Или давно уже достигли бесстрастия? 
Скляр: Про новое поколение ничего не могу сказать. Не хочу никого обидеть — достойных артистов ведь немало. Просто я в них, видимо, «не попадаю». А про тех, кто по-настоящему близок и дорог, знаю, как мне кажется, практически все. Поэтому не совсем понимаю, чему еще следует учиться у рок-н-ролльной составляющей общего мирового музыкального процесса, скажем так. 

Другое дело — классика. Здесь поистине необъятные просторы, конца и края которым не видно. А ведь до недавнего времени классическая музыка, увы, проходила мимо меня: активно начал ее осваивать пару лет назад. Искренне решил понять, прочувствовать наследие наших великих композиторов. Начал с Рахманинова, продолжил Стравинским, на очереди — Скрябин, Чайковский, Мусоргский... 

Меня интересуют в первую очередь именно русские гиганты. Скажу больше: на фоне наших корифеев, «ихние», как мне кажется, серьезно проигрывают. Как на эмоциональном, так и на более глубинном, философском уровне. Я, конечно, не говорю о фундаментальных полотнах Баха, Гайдна, Моцарта, Бетховена — их наследие уже не один век вне критики и каких бы то ни было оценочных категорий. Но обобщил бы так: Сергей Рахманинов моей душе открывает гораздо больше, чем, скажем, Джордж Гершвин.  

культура: Классика остается в веках — на то она и классика. Одни ее впитывают с ранних лет, другие приходят со временем. Но в любом случае большинство людей взирают на нее снизу вверх. А вот будущее того же рока сегодня представляется незавидным. Как пел Высоцкий: «нет того веселья». Потому ли это, что рок-н-ролл попросту изжил себя, законсервировался как некий самоценный вид популярного искусства, и больших свершений от него ждать не следует? Или дело в том, что все поглотила попса — как считает Юрий Шевчук? Кстати, надо с ней бороться и имеет ли это смысл?  
Скляр: Бессмысленно. Юра прав в том, что рок-н-ролл все чаще мимикрирует под попсу, превращаясь из альтернативного в сугубо коммерческое предприятие. Если, будучи начинающим артистом, хочешь зарабатывать исключительно благодаря музыке, то должен прогибаться и подлаживаться — грубо говоря, следить за тем, чтобы билеты на твои концерты продавались. Это не циничное заявление, а констатация факта: музыкант сегодня, увы, подчинен рынку. А противопоставить что-либо рыночному мейнстриму и оставаться успешным крайне сложно. Не так много вариантов: выступления в маленьких клубах, участие в некоммерческих проектах, малобюджетных фестивальчиках... У нас ситуация, обеспечивающая музыканту возможность кормиться только искренним творчеством, пока не сложилась. Вот отсюда и растут корни у так называемой попсы. 

Что же до рок-н-ролла, то надо честно признаться: он утратил свои позиции, отдав их на откуп хип-хопу — то есть направлению, где музыка играет вспомогательную роль. Причем данная тенденция не только в России. Если говорить о западном шоу-бизнесе, то он, при всей высокой технологичности, стал крайне мелок по идеям. Великолепное владение инструментами, филигранная техника обработки звука, как правило, не несут никакой смысловой нагрузки. За красивой оберткой скрывается посредственная карамелька, которая не оставляет послевкусия. 

культура: Вы разносторонний музыкант — роком творчество Александра Ф. Скляра не ограничивается. В частности, неравнодушны к творчеству Александра Вертинского — пару лет назад записали пластинку «Русское солнце», где исполнили несколько его композиций, периодически выступаете с соответствующей программой. Чем именно зацепили произведения этого артиста? 
Скляр: Не только его одного. У меня есть еще и утесовская программа — кстати, скоро у Леонида Осиповича юбилейная дата — сто двадцать лет со дня рождения. Обязательно будем ее отмечать. Причем, что особенно приятно, концерт в ЦДХ состоится аккурат в день рождения Утесова — 21 марта. 

Что же касается Вертинского, то эта история тянется у меня уже пятнадцать лет: с 2000 года делал совместные программы, основанные на наследии Александра Николаевича, и с Ириной Богушевской, и с Глебом Самойловым, и сольно. Качественно записать любимые песни Вертинского давно мечтал, очень горжусь альбомом «Русское солнце». Тем более, что в работе над ним приняла участие Анастасия Александровна  — а это является для меня высочайшей оценкой, знаком одобрения и признания с ее стороны и неким своеобразным приветом «сверху», от самого Александра Николаевича. 

Вертинский меня обогащает — и с точки зрения работы со словом, и в том, что касается сценического поведения. Это уникальный артист: всегда тщательно готовлюсь к концертам, на которых исполняю его песни. Здесь недостаточно надеть пиджак, нацепить бабочку — и вперед. Перед выходом на сцену необходимо «насытить» себя Вертинским, войти в его смысловое поле. Произведения этого мастера сопровождают меня на протяжении половины моей творческой жизни. 

А вообще, надо признаться, в отечественной песенной традиции для меня существует не так много имен, с которыми хотел бы плотно соприкоснуться. По большому счету их трое: Вертинский, Утесов и Высоцкий. Но в случае с Владимиром Семеновичем все сложнее: едва ли когда-нибудь решусь на большое тематическое выступление. Потребуется колоссальное вокальное напряжение — не уверен, что готов к нему. Хотя периодически включаю песни Высоцкого в свои концерты. 

культура: Во второй половине 80-х — начале 90-х, то есть в «золотой век» русского рока, основанный Вами коллектив «Ва-Банкъ» был среди флагманов. Многие группы, давно уже прекратившие существование, тем не менее порой устраивают одноразовые «реюнионы». Не планируете ли и Вы предпринять нечто подобное?   
Скляр: В этом нет никакого смысла. Во-первых, потому что с некоторыми музыкантами из «Ва-Банка» по сей день поддерживаю тесные творческие связи. В моем нынешнем коллективе задействованы барабанщик Андрей Белизов, игравший в группе в последние годы ее существования, а также клавишник Саша Белоносов, с которым сотрудничаю на протяжении двадцати лет. А, во-вторых, два других, более молодых парня — басист Алексей Рыславский и гитарист Денис Скопин — меня вполне устраивают как в музыкальном, так и в человеческом отношении. Поэтому смысла в реюнионе группы «Ва-Банкъ» просто «для галочки» не вижу — тем более, что два человека из оригинального состава, насколько знаю, вообще ушли из музыки. 

культура: Вы — активно гастролирующий артист. Ездите с различными программами по российским городам, выступаете за рубежом. Прошлой осенью дали концерт в Луганске... Не могу не спросить: как Вам кажется, есть ли надежда на то, что клубок противоречий во взаимоотношениях между Россией и Украиной сможет благополучно распутаться? 
Скляр: Ситуация дошла до того критического рубежа, когда, увы, трудно надеяться на то, что в ближайшее время все разрешится мирным путем. По одной главной причине: количество пролитой крови настолько велико, что просто не позволяет все в одночасье простить и забыть. Точка кипения достигла такого предела, что юго-восток ни при каком раскладе под Украину уже не пойдет. Ибо не сможет переступить через этот ужасный опыт: когда умирают старики, женщины, дети; когда мужчины вынуждены погибать с оружием в руках, защищая свою территорию, своих родных и свои дома. Рассуждая в духе героев-панфиловцев: «Велика Россия, а отступать некуда», эти люди не допустят, чтобы многотысячные жертвы были принесены в угоду пропагандистской фашиствующей машине...    

Но, хотя шансов для скорейшего разрешения конфликта я, к сожалению, не вижу, все-таки надеюсь: однажды мир на этой земле наступит. Поскольку огромные дипломатические усилия со стороны нашего руководства не могут пропасть даром. 

культура: В последнее время слово «патриотизм» слышится со всех сторон. Причем настолько часто, что многие, похоже, перестали вкладывать в него определенный смысл. А Вы?..
Скляр: С патриотизмом вроде все просто, да? Бережешь свою землю, любишь страну, в которой родился, знаешь ее историю, и так далее... Но при этом крайне важно — отказаться от размытых категорий и обобщений. Поскольку абстрактная любовь таит в себе и опасность, и фальшь, и даже пошлятину. Любить надо конкретно, адресно и целенаправленно. То есть не потому, что так принято, а потому, что ты отдаешь себе отчет: ты здесь родился, здесь жили твои предки, у этой земли, во многих местах политой русской кровью, есть своя великая история... 

Некий условный кодекс патриота создать невозможно, да и ни к чему. Конечно, необходимо хорошо знать родную культуру — это даже не обсуждается. Но куда важнее, чтобы сами деятели культуры — писатели, артисты, художники, музыканты — понимали: на них лежит колоссальная ответственность. Ведь их слово, их образы, сюжеты, мелодии крайне важны для правильного воспитания новых поколений. Благо русская история настолько велика и многослойна, что нам всегда есть что изучать и у кого учиться. 

И еще. Не стоит уж слишком заострять внимание на негативных сторонах нашего жизненного уклада — дескать, и здесь у нас не так, и тут не эдак. Подобные упаднические рассуждения ни к чему хорошему не приведут. Куда важнее сегодня вновь пробудить в русском человеке чувство гордости за свою страну. Вновь — потому что оно никогда и никуда на самом деле не исчезало: порой дремало, тлело, но всегда было в нас. И есть.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть