Денис Мажуков: «Перехожу на русский язык»

16.10.2014

Денис БОЧАРОВ

Незаурядный пианист и вокалист, сын выдающегося советского композитора Алексея Мажукова (автора песен «Возьми меня с собой», «А музыка звучит», «Нам рано жить воспоминаньями» и многих других) Денис Мажуков — один из самых востребованных отечественных артистов, работающих в жанре классического рок-н-ролла, финалист шоу «Артист» на канале «Россия». 

Гастрольный график у музыканта очень плотный: в конце октября Мажуков-младший отыграет несколько сетов в столичных клубах, после чего у него запланировано выступление в Швейцарии. Помимо этого пианист работает над новой пластинкой, которая вот-вот увидит свет. 

культура: Вы даете концерты чуть ли не каждый вечер. Кому, как не Вам, знать, что собой представляет современная отечественная публика, посещающая рок-н-ролльные мероприятия? 
Мажуков: Она самая разная — от детишек, которые приходят с родителями, до людей весьма преклонного возраста. Что неудивительно: ведь это музыка, не признающая возрастных категорий, к тому же интернациональная. Кроме того, рок-н-ролл — основа основ популярной музыки ХХ века. Вообще, я считаю, прошлое столетие подарило меломанам три главных феномена: рок-н-ролл, The Beatles и диско. 

культура: Интернациональная, говорите? Тогда почему Вы подаете собственное творчество под слоганом «Classic American Rock’n’Roll»? По крайней мере, так написано у Вас на сайте. Получается, как ни крути, рок-н-ролл не может быть иным, кроме как американским? 
Мажуков: Тут дело в другом. Эту музыку играют во всех уголках земного шара, однако подлинный, «аутентичный» рок-н-ролл зародился в южных штатах Америки. И мы стараемся максимально придерживаться традиций, не уходить от корней. Надеюсь, нам это удается. 

культура: Недаром же один из корифеев жанра, Джерри Ли Льюис, услышав Вашу игру, сказал: «Этот парень играет, как я в молодости»...
Мажуков: Пожалуй, это самый приятный и значительный комплимент, который мне когда-либо делали. Джерри Ли, не только один из немногих, оставшихся в живых пионеров рок-н-ролла, но и, на мой взгляд, номер один в этом жанре. Достаточно изучить его творчество конца 50-х–60-х годов, дабы убедиться: по манере исполнения, искренности, точности подачи и виртуозности владения инструментом с ним никто не может сравниться. Разве только Чак Берри. Я, кстати, необычайно горд, что выступал с этими мастерами на одной сцене.

культура: В какой степени Алексей Мажуков повлиял на Ваше становление как музыканта? Одобрял ли отец увлечение сына рок-н-роллом? 
Мажуков: С раннего детства в доме звучала хорошая музыка: записи групп Earth Wind & Fire, Chicago, Рэя Чарлза, Махалии Джексон, многих джазовых артистов, исполнителей в стиле соул и так далее. Так что внутренне я был готов к рок-н-роллу. Впрочем, изначально отец хотел, чтобы я стал классическим пианистом. Однако со временем, когда папа увидел мои успехи — активная концертная деятельность, работа в группе «Браво», основание собственного коллектива, выпуск пластинок, — он все это принял и стал относиться к моему увлечению рок-н-роллом с уважением. А потом даже начал гордиться тем, что я делаю. 

культура: Кстати, о «Браво». Почему после выхода в 1993 году успешного диска «Московский бит», к созданию которого Вы имели непосредственное отношение, решили уйти из группы?
Мажуков: В тот период бессменный лидер коллектива Евгений Хавтан решил поменять и концепцию «Браво», и состав. Но что ни делается — все к лучшему. Уходя из группы, я сохранил связи с басистом и барабанщиком: с ними создал проект Off Beat. Который, впрочем, в первоначальном составе просуществовал не больше года. Со временем это название стало мне мешать, пару лет назад я запретил его использовать. Дело в том, что состав постоянно менялся, а название приклеилось. Но что такое, в сущности, Off Beat? Это коллектив наемных музыкантов, аккомпанирующий ансамбль. Порой доходило до абсурда, когда меня — особенно в регионах — спрашивали: «Давно ли Вы работаете с группой Off Beat?» Что за ерунда? В общем, меня это начало раздражать, и сегодня проект просто носит мое имя. 

культура: Когда выйдет новый альбом Дениса Мажукова? 
Мажуков: Сейчас интересный момент. Я наконец созрел для того, чтобы записать русскоязычный материал. Конечно, за все эти годы у меня не раз появлялись песни на русском, но они пылились на полке. Недавно я понял, что настал момент извлечь их оттуда и сделать программу, несколько отличающуюся от того, чем я обычно занимался — рок-н-роллом, блюзом, буги-вуги... В новый диск войдут как композиции собственного сочинения, так и некоторые песни отца, которые я переделал. Будет одна вещица Жени Хавтана «Наташа» — по сути, это единственный рок-н-ролл на готовящемся альбоме. 

культура: Что же заставило Вас переключиться на русский язык?
Мажуков: Я по-хорошему всеяден. Нет такого: этот жанр люблю, а этот терпеть не могу. Мне нравится все, что сделано талантливо. Ибо не бывает плохих жанров, скверным может быть лишь исполнение. 

Мне всегда хотелось расширить стилистические рамки, записать собственные произведения на родном языке. Это стремление давно жило во мне и вот, наконец, прорвалось наружу. Конечно, хочется, чтобы эти песни были востребованы. Потому что, скажу без ложной скромности, мне кажется, ничего подобного сейчас не создается. Надеюсь, пластинка выйдет уже в ноябре.   

культура: Вы часто выступаете в клубе «B.B. King». Не мечтаете ли как-нибудь выступить на одной сцене с самим мэтром блюза?
Мажуков: Такой мечты нет. В 2011 году я выступал в Мемфисе в клубе самого Би Би Кинга, и мне тогда подыгрывали музыканты из его группы. Би Би в зале не было, поскольку он человек, мягко говоря, немолодой (в следующем году прославленному хранителю блюзовых традиций стукнет 90. — «Культура»), часто болеет и, дай Бог, раз в год выступает с концертом. Но, отыграв небольшой сет с командой Кинга, я косвенно прикоснулся к легенде. 

Что же касается моих желаний выступить с кем бы то ни было... В 97-м они исполнились с лихвой: повторюсь, «зажечь» на одной сцене с Чаком Берри, Джерри Ли Льюисом и Ли Рокером (настоящее имя — Леон Друкер, контрабасист знаменитой рокабилли-группы Stray Cats. — «Культура») — это ли не предел мечтаний для любого уважающего себя рок-н-ролльщика? Кстати, когда в прошлом году отмечал тридцатилетие творческой деятельности, для меня было большим сюрпризом получить поздравительный e-mail от того же Джерри Ли, где он написал примерно следующее: «Рад, что ты в ударе. Еще лет тридцать на сцене, и меня догонишь». 

культура: Знаю, что Вы записывались на легендарной мемфисской студии Sun Records. Можете передать собственные ощущения? Дух Элвиса, Джонни Кэша, Карла Перкинса, поди, до сих пор витает там? 
Мажуков: Несомненно. А описать словами собственные ощущения и впечатления едва ли получится. Сделать запись в студии Сэма Филлипса, причем на том самом, овеянном славой, аппарате, всегда было моей мечтой. И осуществление ее — сродни сказочному, волшебному сну. Сказать, что это было здорово — значит ничего не сказать. Помню, сел за инструмент, ко мне подошел звукооператор и, показывая пальцем на прожженную клавишу, сообщил: «Знаешь, что это такое? Это Джерри Ли, будучи навеселе, сигарой прошелся». Пианино, конечно, несколько обшарпанное, но можете себе представить, каково это — поиграть на инструменте, к которому прикасались пальцы великих? 

культура: В 2010 году Вы в течение двух недель выступали в Ванкувере на зимних Олимпийских играх в «Русском доме». А сами спортом увлекаетесь? Как оцениваете нынешнее положение дел в этой отрасли? 
Мажуков: К спорту отношусь замечательно. В юности на протяжении четырех лет фанатично увлекался боевыми искусствами. Был даже в моей жизни некий переломный момент: лет в 16–17 всерьез задумался, чему себя посвятить — спорту или музыке? 

Что же касается состояния отечественного спорта... Что бы там ни говорили скептики, у нас все не так плохо. Самый свежий пример — выигранная сочинская Олимпиада. Это же очень круто! Конечно, хотелось бы увидеть более ощутимые результаты в футболе.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть