Одной левой

27.06.2013

Евгения КРИВИЦКАЯ, Санкт-Петербург

В Мариинском театре открыли Камерный зал и показали мировую премьеру «Левши» — новой оперы Родиона Щедрина.

ФОТО: ВАЛЕНТИН БАРАНОВСКИЙДва события тесно взаимосвязаны. Камерному залу, что на четвертом этаже Мариинки-2, Валерий Гергиев присвоил имя Родиона Щедрина: «Это дань уважения русскому мастеру, с которым Мариинский театр связывает длительное и плодотворное сотрудничество», — подчеркнул маэстро. Импровизированный концерт позволил оценить акустику новой площадки: певицы Анастасия Калагина и Екатерина Семенчук чувствовали себя очень комфортно и обольстили публику голосами. В присутствии виновника торжества, Родиона Щедрина, прозвучали Частушки Варвары из его оперы «Не только любовь», ставшие прологом к премьере на сцене Мариинки-2.

Сюжет нового опуса — вновь из Лескова, любимого автора Щедрина. До этого он создал гениальную хоровую литургию «Запечатленный ангел», где стремился выразить «идеал нетленности художественной красоты, магической, возвышающей силы искусства». Потом появился «Очарованный странник» — о «мощи русской души». Обе линии объединились в опере «Левша», по словам Щедрина, ставшей «в какой-то мере итоговой партитурой».

Перечитывая лесковскую повесть, понимаешь: да, это про нас, про российскую жизнь со всеми ее озарениями и провалами, достижениями и отрицанием очевидного, вопреки всякому здравому смыслу. Но главное — недооценка и уничижение гениальных личностей лишь только за то, что они свои, родные.

Либретто оперы, написанное композитором, четко показывает этот антагонизм — западного культа рациональности и российской действительности с ее стихийностью и порывами. Для каждой сферы найдены точные музыкальные характеристики, благодаря использованию необычных для симфонического оркестра тембров. Тут и клавесин, и старинные деревянные флейты, воссоздающие звуковую атмосферу Букингемского дворца. И сумрачная медь, рисующая Зимний дворец, а еще — жалейки, домры, окарины...

Кульминацией столкновения двух миров становится диалог английского полшкипера (Андрей Спехов) и Левши (Андрей Попов): в контрапункте соединяются британский гимн и русская протяжная песня.

Пока оперу показали в концертном исполнении: необходимо время, чтобы вжиться в непростой материал. Но даже без декораций и мизансцен солисты старались создать максимально жизненные образы. Царскую стать продемонстрировал Виктор Коротич, спевший партии сразу двух самодержцев: Александра I и Николая I. Английская принцесса Шарлотта вышла у Марии Максаковой эдакой жеманницей, а атаман Платов (Эдуард Цанга) — суровым воякой, точно по Лескову.
Самостоятельным персонажем — чего, как вы понимаете, нет у Лескова, — выведена Блоха. Ювелирной тонкости работы под стать небесное пение Кристины Алиевой: ее легчайшее сопрано парит где-то в заоблачных высях, напоминая другой известный оперный персонаж — моцартовскую Царицу Ночи.

Отдельных похвал заслуживает тенор Андрей Попов. Партия Левши по сложности ничуть не уступает вагнеровским партитурам: постоянные скачки, передающие нюансы разговорной интонации, использование крайних регистров. Со всем этим певец справился просто блестяще, подтвердив слова композитора: «В Мариинском театре могучая труппа». Разумеется, во всем ощущалась твердая рука Валерия Гергиева: колесики сложного механизма щедринской партитуры работали точнехонько.

Новая опера — безусловная творческая удача нашего современника. И остается ждать адекватного сценического воплощения: постановку планируют показать под занавес фестиваля «Звезды белых ночей» 27 и 28 июля.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть