Крис Скуайр: «Простых времен не бывает»

14.08.2014

Денис БОЧАРОВ

Британская группа Yes — один из умнейших рок-коллективов в истории. Их амбициозную, полифоничную, порой исполненную на пределе человеческих возможностей музыку не одолеешь с наскока. Зато если уж полюбишь этих заслуженных прог-рокеров, то в дальнейшем всегда будешь говорить им «Да». 

Сегодня артисты, как и 45 лет назад, полны творческих замыслов: совсем недавно выпустили альбом «Heaven & Earth». Собеседник «Культуры» — основатель и единственный бессменный участник коллектива Крис Скуайр.

культура: Последняя пластинка производит приятное впечатление: запоминающиеся мелодии, богатые аранжировки, мягкий обволакивающий звук... Но возникает ощущение, что это не совсем тот Yes, к которому привыкло большинство поклонников группы. То есть характерного для творчества коллектива мощного прогрессивного рока, с присущими ему витиеватыми гармониями, сложной ритм-секцией и развернутыми структурами композиций, на диске практически нет. Получился вполне мейнстримовый альбом. Это было сделано намеренно, с целью расширения аудитории, или вышло само собой? 
Скуайр: Во всем, что бы мы ни делали, всегда старались следовать собственным инстинктам. Так произошло и на этот раз. Никогда не ставили перед собой цель кого-то ошарашить. Даже в те годы, когда записывали альбомы «Close To The Edge», «Fragile», «Relayer» и «90125» (перечисленные работы — из числа наиболее сложных, с музыкальной точки зрения, в дискографии Yes. — «Культура»), ни в какие интеллектуальные игры не играли. Просто тогда мы именно так чувствовали музыку. Сегодня воспринимаем ее несколько иначе. А расширять аудиторию посредством упрощения композиций нам ни к чему. 

Крис Скуайр и Джон ДэвисонНемаловажно и то обстоятельство, что «Heaven & Earth» — первая пластинка, которую Yes записали с новым вокалистом Джоном Дэвисоном. Когда в группе появляется человек, обладающий, помимо вокальных данных, еще и недюжинным сочинительским даром, это неизбежно сказывается на конечном результате. А Джон принял самое активное участие в создании материала: он явился соавтором практически всех вещей альбома. 

культура: Да, работа вашего рекрута впечатляет. А поддерживаете ли отношения с певцом, простоявшим у микрофонной стойки Yes почти сорок лет (Джон Андерсон являлся вокалистом группы с 1969 по 2008 год, когда по состоянию здоровья был вынужден оставить коллектив. — «Культура»)? Как он себя чувствует?
Скуайр: Сегодня ему заметно лучше. Он вновь поглощен творчеством: участвует в различных проектах, предпринимает небольшие турне. Мы периодически созваниваемся и в целом поддерживаем дружеские отношения.

культура: Недавно поклонники группы отмечали 45-летнюю годовщину со дня выхода одноименного дебютного альбома Yes. Какие у Вас воспоминания об этом диске? 
Скуайр: Очень трепетные: наш первый шаг в историю рока. Возможно, не самый уверенный — ведь тогда мы только учились сочинять, постоянно экспериментировали, стремились найти собственный почерк. Но начало — всегда половина дела. С тех пор много воды утекло: музыкальная стилистика постоянно претерпевала изменения, за истекший период в группе переиграло множество гитаристов, барабанщиков, клавишников...  

культура: Но Крис Скуайр остался единственным бессменным музыкантом Yes, принимавшим участие во всех записях группы. Каково ощущать себя хранителем традиций? И возможно ли представить Yes без Вас?
Скуайр: Уверен, возможно. Хотя бы потому, что надеюсь: Yes просуществуют еще как минимум пару-тройку столетий. Так что группе волей-неволей придется продолжать без меня (смеется). Но хранителем традиций, как вы говорите, быть, разумеется, приятно. Столько воспоминаний! Ведь вся история коллектива прошла перед моими глазами: с ним пережил и моменты взлета, и не самые удачные мгновения. По сей день получаю ни с чем не сравнимое удовольствие от возможности исполнять композиции из разных «йесовских» эпох. 

культура: Когда ждать с концертами в России?
Скуайр: Хотел бы я сам ответить на этот вопрос... Мы ведь однажды почти доехали до вас. В 2011 году должны были играть, но, к сожалению, наш вокалист — тогда им являлся Дэвид Бенуа — внезапно заболел. Поэтому концерт пришлось отменить. Очень надеюсь, что, когда предпримем европейское турне — а с новым альбомом мы собираемся это сделать, — выступим и в России. 

культура: Не ощущаете ли конкуренции со стороны новых рок-коллективов? Или с такими прог-рок-монстрами, как Yes, Emerson, Lake & Palmer, King Crimson, Jethro Tull, бессмысленно соревноваться?
Скуайр: Не то чтобы бессмысленно — просто молодых команд, находящихся в той же нише, которую в свое время оккупировали мы, я сегодня не вижу. Yes сделали себе имя давно, и оно до сих пор приносит плоды. И дело здесь не в дивидендах — просто на концертах постоянно наблюдаю юные лица. Когда мы записывали первую пластинку, эти люди еще не родились. Осознание того, что твоя музыка передается из поколения в поколение, не может не завораживать. 

культура: Вы бас-гитарист — то есть, как поется в известной песенке, «скрытый король рок-н-ролла». Кто в свое время оказал на Вас влияние?
Скуайр: Моя четверка величайших басистов всех времен выглядит таким образом: Пол Маккартни, Билл Уаймен, Джек Брюс и Джон Энтуистл. Вот ими-то я и заслушивался, когда был тинейджером. Именно эти ребята в свое время определили мой выбор музыкального инструмента. Старался взять от каждого понемножку и, надеюсь, с их незримой помощью выработал собственный стиль. 

культура: Вы назвали пластинку «Heaven & Earth». Не было ли это намеренной оговоркой? Возможно, здесь есть скрытый смысл, и на самом деле имеется в виду расхожая идиома Heaven On Earth? То есть не «Рай и Земля», а «Рай на Земле»? Наступит ли он когда-нибудь? С учетом той нервозной обстановки, которую мы сегодня наблюдаем в мире, вопрос отнюдь не праздный...
Скуайр: Вообще-то мне это не приходило в голову, но есть над чем задуматься. На самом деле «Рай и Земля» — это название иллюстрации на обложке альбома. Так свою работу назвал Роджер (Роджер Дин — известный английский художник, оформивший многие альбомы Yes, а также таких групп, как Uriah Heep, Asia, Gentle Giant, Budgie и других. — «Культура»). Он принес рисунок, а заодно посоветовал аналогично назвать альбом. Нам показалось, что это отличная мысль. 

Относительно нервозной обстановки в мире... Времена действительно непростые, что и говорить. Но других ведь не бывает. И людям ничего не остается, кроме как надеяться на лучшее.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть