Дэн Маккаферти: «Самое замечательное в России — люди»

26.06.2014

Денис БОЧАРОВ

Горячо любимый в России шотландский рок-коллектив Nazareth переживает непростой, но любопытный период. Не имеющий по состоянию здоровья возможности колесить по белу свету бессменный запевала группы, тем не менее, записал с коллегами альбом. «Rock’n’Roll Telephone» увидел свет совсем недавно. Наличие в рок-команде двух вокалистов — студийного и гастролирующего — это что-то новенькое в истории популярной музыки. На связи с «Культурой» — главный горец рока, Дэн Маккаферти.  

культура: Как себя чувствуете, Дэн? За последний год в средствах массовой информации периодически появлялись неутешительные новости о состоянии Вашего здоровья, заставившие поклонников Nazareth изрядно поволноваться... 
Маккаферти: Да, у меня были серьезные проблемы с дыханием — врачи диагностировали хроническую обструктивную болезнь легких. Но сейчас кризис, надеюсь, миновал, чувствую себя более-менее на уровне. Видите, даже студийный альбом с ребятами сделал. Другое дело, что в турне ездить больше, наверное, не смогу. Одно дело — пойти в студию и записать вокальные партии, и совсем другое — разъезжать по миру, выступая каждый вечер с двухчасовыми шоу. Боюсь, такая роскошь уже не для меня. Более того: не хочу произносить грустных пророчеств, но не исключаю, что «Rock’n’Roll Telephone» может стать последним диском с моим участием. Но это ни в коем случае не будет свидетельствовать о конце Nazareth — парни должны продолжать, несмотря ни на что. 

культура: Новая пластинка получилась весьма симпатичной. Вообще, группа в последние годы проявляет завидную студийную активность — за шесть лет записала целых три альбома. С другой стороны, до 2008 года Nazareth не радовали поклонников оригинальным материалом на протяжении долгих десяти лет. С чем был связан столь длительный перерыв, и что заставило вновь вернуться в студию? 
Маккаферти: Тут несколько причин. В конце 90-х интерес к альбомам как таковым начал падать — музыка становилась все более заточенной под радиоформат, а также была совершенно немыслима без сопроводительного видеоряда. А это никогда не являлось сильной стороной Nazareth. Наше форте — в концертах, в живом общении с поклонниками, а не в видеоклипах. К тому же, тогда группа переживала не лучшие времена: внезапная смерть Дэррила (Дэррил Суит — барабанщик оригинального состава коллектива. — «Культура») в 1999 году повергла нас в шок, мы всерьез задумывались о прекращении деятельности. Плюс, долго не было достойного материала — песни не писались. Но к концу прошлого десятилетия их, к счастью, накопилось достаточно, мы выпустили пластинку «The Newz», которую и поклонники, и пресса приняли очень тепло. На волне успеха сделали следующий диск «Big Dogz». В каком-то смысле «Rock’n’Roll Telephone» можно считать последней частью трилогии. 

культура: Nazareth — одна из наиболее уважаемых и знаменитых групп в истории. И уж точно — величайший шотландский рок-коллектив. Как думаете, почему вас до сих пор не ввели в Зал славы рок-н-ролла? 
Маккаферти: Действительно, ума не приложу, чего они ждут? Наверное, когда нас таки удостоят подобной чести, я буду уже на том свете. Возможно, мои внуки и доживут до этого момента (смеется). А если серьезно, такое положение вещей не очень беспокоит. Во-первых, потому что Nazareth, несмотря на все заслуги, никогда не были теми, кого можно назвать рок-селебритиз. Мы — обыкновенная честная рок-банда, и в около-шоу-биз-игры никогда не играли. А, во-вторых, сама эта церемония в последние годы имеет все меньшее отношение к рок-н-роллу. Достаточно посмотреть на тех артистов, которых все чаще вводят в Зал славы. 

культура: В чем основное различие между группой периода 70-х, когда вы находились на пике популярности, и нынешними Nazareth? 
Маккаферти: Хотя в 70-х мы действительно были в фаворе, нам постоянно приходилось себя подстегивать — будь то в творческом или личностном отношении. Сегодня ситуация иная: знаем, кто мы такие, и ничего доказывать — как поклонникам, так и самим себе — не должны. Абсолютная свобода и возможность делать то, что заблагорассудится, без оглядки на чье-либо мнение, — вот основное завоевание пройденного нами пути. Кстати, не считаю 70-е лучшим периодом Nazareth. Горжусь каждой сделанной записью, мне дороги все альбомы. А на сегодня любимый диск — «Rock’n’Roll Telephone», в чем, наверное, нет ничего странного. 

культура: Nazareth многократно посещали Россию — возможно, чаще, чем какой-либо другой выдающийся западный рок-коллектив. Каким Вам запомнился самый первый визит в нашу страну в 1990 году? И многое ли изменилось с тех пор? 
Маккаферти: Тогда, без малого четверть века назад, мы не знали, чего ожидать. Ехали в абсолютно незнакомую страну, где говорят на таком сложном — по крайней мере, для нашего восприятия — языке. И были потрясены, обнаружив, что у вас знают и любят наши песни, да и в целом неравнодушны к рок-н-роллу. С тех пор, конечно, многое изменилось: сегодняшняя Москва колоссально отличается от той, которую увидели, впервые сойдя с трапа самолета. Одно осталось неизменным — русские люди. Это самое замечательное, что есть в России. 

культура: А что Вам больше по вкусу: борщ или брот (Scotch broth — традиционный шотландский суп. — «Культура»), блины или хаггис, наконец, водка или виски? 
Маккаферти: Ха-ха, это зависит от того, где я в данный момент нахожусь. Ваша кухня мне очень нравится, да и русскую водку люблю. Правда, много ее выпить не могу — довольно быстро начинает сносить крышу (смеется).

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (1)

  • alt

    Георгий 27.04.2015 16:04:33

    Ннну да, Дэн недалёк от истины. Осталось ещё немного помусорить отходами, подобывать нефть в Арктике - и люди останутся лучшим, что есть в России.
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть