Ёлка: «Я была дерзкая, сутулая, лысая»

23.05.2014

Денис БОЧАРОВ

Современная отечественная поп-сцена представляет собой весьма унылое зрелище. Интересные, неординарные исполнители появляются на ней редко, зато уж и незамеченными не остаются. Собеседница «Культуры» — Елизавета Иванцив, известная публике под сценическим псевдонимом Ёлка. На 30 мая у певицы запланирован большой сольный концерт в столичном клубе «Arena Moscow».

культура: Расскажите, что это будет, чего ожидать?
Ёлка: Все выступления обычно позиционирую как обыкновенные концерты. Отчитываться мне не перед кем — разве что перед собой. Просто захотелось устроить относительно крупный сет и увидеть там, по возможности, как можно больше людей. Для презентации альбома время пока не пришло — он еще не готов. С другой стороны, накопилось определенное количество новых песен, которые хотелось бы представить, не дожидаясь выхода диска. 

культура: А когда поклонники его все-таки получат?  
Ёлка: Понимаете, мир немного сошел с ума, никто уже не мыслит категориями альбомов. А мне спешить и некуда, и неохота. В случае с предыдущим диском как раз хотелось продемонстрировать, что могу в достаточно сжатые сроки сделать хорошую крепкую пластинку, состоящую не только из песни про пилота. А сейчас уже кажется: те, кто ждал от меня чего-то особенного, — дождались. Поэтому сегодня никому ничего доказывать не хочу.

культура: То есть в выпуске пластинок Вы разочаровались?
Ёлка: Ни в коем случае. Я настолько очарованный происходящим вокруг человек, что меня сложно задеть такими глупостями, как смена музыкальных тенденций. И, несмотря на очевидную неактуальность альбомного формата, все равно буду выпускать пластинки. Удобный физический носитель, который можно просто потрогать руками, почитать буклетик, и все такое. Я люблю такие вещи. Но то, что сегодня музыка живет не от альбома к альбому, а от песни к песне, — факт.  

культура: Пока мы далеко не ушли от «песни про пилота». Ожидали, что ей будет сопутствовать такой успех? Воспринимаете ли «Прованс» как некий переломный момент в карьере? 
Ёлка: Конечно, она изменила и карьеру, и, в известной степени, мою жизнь. Хотя на подобный успех не рассчитывала — когда ее записывала, просто веселилась. От души хохотала: дескать, прикольно, что у меня наконец появилась попсовая песня. В итоге она пошумела — ну и здорово. 

культура: Вы занимаете уникальную нишу. С одной стороны, песни Ёлки крутят и знают. С другой — все же находитесь в стороне от мейнстрима. Вас нельзя назвать поп-исполнителем в полном смысле слова. Каково это — быть на стыке вкусов, не скатываясь до ширпотреба? И что нужно сегодня артисту, дабы записать настоящий хит, который уйдет в народ? 
Ёлка: Единого рецепта для всех нет. Просто я точно знаю, чем занимаюсь. Главное — в собственных глазах выглядеть достойно. Настоящим музыкантом себя назвать не могу — нет специального образования, ни на чем не играю. Но стараюсь в собственной группе поддерживать интерес и тягу к экспериментированию. Иногда мы делаем довольно интересные вещи: например, негромкие концерты. Наше «живое» звучание, кстати, сильно отличается от того, что люди слышат по радио. Именно поэтому на подобные выступления ходят слушатели. У нас замечательный состав музыкантов, которые всегда рады себя показать.   

Не бояться экспериментов — мое кредо. Будь то с творчеством или с внешностью. Не воспринимаю элемент поиска как эпатаж — что мне перманентно приписывают.    

культура: Откуда черпаете вдохновение? Может, такого жизнерадостного человека, как Ёлка, все-таки что-то в окружающей действительности раздражает? 
Ёлка: Вдохновляет всегда одно — люди, которые рядом. Человеческое настроение, эмоции неизменно проецирую на себя. Не могу любить чуть-чуть, на капельку впускать в собственную жизнь. Мои музыканты — это моя семья. Стараюсь не общаться с теми, кто не вдохновляет.  Поэтому я счастливейший человек.  

Что же касается негативных эмоций... Порой раздражает собственная леность. Но главное — нежелание видеть какие-то очевидные вещи, расти и развиваться, радоваться и попросту быть счастливыми. Не люблю людей, которые ноют без причины. Поскольку нытье и бухтение — сродни вирусу, который всех заражает.  

культура: Вы выросли в музыкальной семье. Можно ли сказать: жизненный путь был предопределен? 
Ёлка: Никогда не думала, что стану певицей, хотя пела с пеленок. А сначала вообще хотела быть балериной. Сейчас понимаю: это несерьезно. Ведь желания детей обуславливаются только красотой костюма. А меня очень впечатлила пачка. Потом показалось, что продавцы билетов в театрах и кинозалах — самые добрые люди, поскольку при желании могут раздавать «проходки» бесплатно. Но в итоге на подобных мечтах поставила крест... Довольно поздно, в 21 год поняла — детство закончилось, пора принимать решение. В один прекрасный момент мне позвонили из Москвы, пригласили попеть, поэкспериментировать. Отнеслась к подобному сигналу весьма скептически: расхохоталась прямо в трубку. Дескать, у вас там в России-матушке своих талантливых бабищ хватает. Причем помоложе — а мне тогда было 22. Вместо того, чтобы радостно прыгать, пофыркала. 

культура: А как Вам теперь кажется: что послужило причиной того судьбоносного звонка? В чем была «изюминка» начинающей певицы Ёлки?  
Ёлка: Я была дерзкая, уверенная в себе. При этом сутулая, лысая и громко хохочущая. Но — с ярким, запоминающимся тембром голоса. Несуразное нечто, от которого при этом глаз не оторвать. К тому же была максималисткой, разбрасывающейся громкими фразами. Типа: «Дайте хотя бы раскладушку в Москве — покажу, как надо петь» (смеется).

Правда, до появления «Прованса» казалось, какие бы то ни было амбиции во мне отсутствуют напрочь. Вполне удовлетворяет то, что есть: и качество репертуара, и количество слушателей. А потом вдруг почесала репу, задумалась: «А чё это? А почему бы нет?» И после этого все завертелось, закружилось... 

Сегодня у меня, по большому счету, лишь одна амбиция: делать хорошее и хорошо. К этому опять же подталкивают окружающие. Мои музыканты — высококлассные профессионалы, поэтому я не имею права производить некачественный продукт, работая вполсилы. Песня — словно картина. Если она хорошая, то обязательно останется в людской памяти. А это крайне важно. 

культура: Критики как только не препарируют Ваше творчество: мол, это некая гремучая смесь из самых разных стилей — от R’n’B до эстрады и от регги до поп-рока. А как сами себя оцениваете? И какую музыку слушаете? 
Ёлка: Стараюсь себя не ограничивать. Будучи поклонником хип-хопа и драм-энд-бейса, очень люблю мелодичные вещи. Дома всегда звучал джаз и джаз-рок. Когда была проблемным подростком, слушала русский рок. Сейчас музыканты из моей команды привносят в наше звучание изрядную толику фьюжна. Пытаюсь быть максимально всеядной.

Знаете, есть такие формы и виды искусства, в которых я, к сожалению, ни капельки не разбираюсь. Например, изобразительное искусство — ни черта в нем не понимаю. И даже притворяться не буду. Однако уверена: человек должен окружать себя красотой. Надо — хотя бы иногда — ходить в музеи и смотреть на то, в чем совершенно не шаришь. Ибо все это откладывается в подкорке — именно так формируется вкус. И в один прекрасный день этот опыт аукнется — в самом хорошем смысле. 

культура: Недавно закончился очередной конкурс «Евровидение». Каково Ваше отношение к этому песенному форуму? Способны ли вообще подобные мероприятия обнаружить истинно талантливого артиста?   
Ёлка: Конкурс я не смотрела — вот вам и все отношение (смеется). Подозреваю, что к нему в нашей стране приковано излишне большое внимание. Хотя, с другой стороны, творческий человек должен использовать любую возможность для самопродвижения. Ребенком я очень скептически воспринимала всевозможные талант-шоу. Рассуждала примерно в таком ключе: «Фу, какая это гадость — перед кем-то унижаться, распинаться, выделываться. Почему какой-то дядя должен решать, достоин ты или нет?» Но сейчас считаю: в наше время, когда информационное пространство переполнено, годится все — от интернет-порталов до реалити-шоу. Если есть шанс где-то попеть — пакуйте чемодан и поезжайте в заданном направлении. 

культура: Вы выросли на западе Украины, в Ужгороде. Не призывая к политическим комментариям, все же осмелюсь спросить: что Вам сегодня ближе: Корзо (мощеная пешеходная улица в центре Ужгорода. — «Культура») или Арбат? 
Ёлка: Это сродни вопросу: кого ты больше любишь — маму или папу? Выбрать не могу, не в состоянии отказаться от чего-то в пользу чего-то. В Ужгороде росла, воспитывалась и в итоге стала той, кем являюсь сейчас. А Москва — город, воплотивший все мои мечты и надежды. 

Очень надеюсь: скоро все это на Украине прекратится. Единственное, чего мне хочется — мира. Осознанного мира, а не добытого любой ценой. Мы разучились искренне, сердечно любить. Ведь ненавидеть куда проще.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть