Драгоценности от «Musica viva»

27.03.2013

Евгения КРИВИЦКАЯ

Московская премьера «Оберона» Карла Марии фон Вебера стала событием, собрав молодых звезд оперного Олимпа.

Исполнение этой сказочной оперы в российской столице состоялось спустя 187 лет после ее премьеры в Ковент-Гарден. Трудно поверить, что партитуру завершал уже смертельно больной композитор: мелодии обворожительны и увлекают бодрой витальностью. Да и сюжет воспевает любовь и жизнь. Завязка весьма запутанного либретто со множеством фантастических поворотов такова: король эльфов Оберон ссорится с супругой Титанией и клянется, что увидится с ней только тогда, когда двое влюбленных выдержат все испытания и останутся верны друг другу. Влюбленные — это французский рыцарь Гюйон Бордосский и дочь багдадского калифа Гаруна аль Рашида — Реция. Все, разумеется, оканчивается хэппи-эндом. История во многом напоминает «Волшебную флейту» Моцарта. Здесь тоже есть свой магический инструмент — рог Оберона, зачаровывающий врагов.

Александр Рудин, замечательный виолончелист и глава оркестра «Musica viva», уже не в первый раз берется за «реабилитацию» забытых или вовсе неизвестных в России шедевров. Данный проект получился особенно успешным — и в плане идеальной игры оркестра, и в метком кастинге певцов. Кажется, звезды действительно сошлись в этот вечер над Концертным залом имени Чайковского, и эльфийское волшебство Оберона вселило во всех участников вдохновение и кураж.

По жанру веберовская опера — зингшпиль с развернутыми разговорными диалогами. Их содержание кратко пересказал артист-мхатовец Борис Плотников, призванный на роль чтеца-сказочника. Купюры отдельных второстепенных номеров позволили сделать действие более компактным и сосредоточить внимание на роскошных голосах приглашенных певцов, готовых к вокальным хитростям Вебера. Солистка Большого театра Белоруссии Анастасия Москвина (Реция) известна московской публике по участию в спектаклях нашего Большого театра (Розалинда в «Летучей мыши» Иоганна Штрауса). Ее сильный, подвижный голос уверенно справлялся с заковыристыми арпеджио и сладостно разливался в кантилене в духе итальянского бельканто. Горестная каватина в третьем действии, когда Реция оказывается пленницей в гареме эмира Туниса, тронула не одно сердце — так горько героиня Москвиной страдала по своему рыцарю.

Партия Гюйона — сложнейшая в теноровом репертуаре начала XIX столетия. Солист Музтеатра имени Станиславского и Немировича-Данченко Артем Сафронов не посрамил честь мундира, представ во всем великолепии брутального героя. Ну а поначалу легкая неточность интонации компенсировалась уверенными и красивыми верхушками и объемностью звучания. Второй тенор, солист ансамбля «Мадригал» Тигран Матинян с первых нот продемонстрировал понимание сути немецкого оперного стиля эпохи раннего романтизма. Обладая рафинированным светлым тембром и отлично владея немецким языком, он представил Оберона в сдержанном ключе. Его король эльфов появлялся как видение в самые ключевые моменты драмы и помогал героям воссоединиться друг с другом.

Фатиму, служанку Реции, спела Алиса Колосова, чья карьера — пример того, как наши молодые артисты, минуя отечественные вузы, отправляются на Запад, где получают признание и статусные роли. В свои 25 лет Алиса уже солистка Венской Оперы, в апреле дебютирует в партии Ольги в звездном «Евгении Онегине» с Нетребко, Хворостовским, Корчаком. Колосова — сложившаяся певица с яркой индивидуальностью, и слушать ее бархатистое породистое меццо оказалось большим удовольствием.

Упомянем второстепенных по сюжету, но отнюдь не по качеству исполнения, героев сказки: серебристое сопрано Лилию Гайсину — Русалку, лукавое меццо Юлию Мазурову — Пака, наконец, единственного немецкого участника проекта — бравого баритона Кристиана Иммлера (Шеразмин, оруженосец Гюйона). Духов и всякую прочую волшебную нечисть художественно изобразил молодежный вокальный ансамбль INTRADA.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть