Полчаса и вся жизнь

28.02.2013

Елена ФЕДОРЕНКО

Пока в России спорили, как его называть: по-старому — Клиберн или в верной транскрипции — Клайберн, в возрасте 78 лет легендарный пианист скоропостижно скончался. Печальная весть перелетела океан и отозвалась болью в сердцах наших меломанов.

После победы 23-летнего американца на Международном конкурсе имени Чайковского в 1958 году московская публика полюбила невероятно красивого светловолосого техасца как родного. Сразу окрестила Ваней — причем не только по фонетическому созвучию имен. Его игра была русской по духу. Речь не о свободной технике, а о чувстве формы и живописном звуке, что придают мелодии характер, а произведению — драматургию.

Как оказалось, ассоциация с русской школой возникала неслучайно. Уроки фортепианной игры Ван Клиберн брал у знаменитой Розины Левиной, блестящего педагога и пианистки, золотой выпускницы Московской консерватории теперь уже позапрошлого века. Он играл Третий концерт Рахманинова и Большую сонату Чайковского с тем чудесным прикосновением к смыслам и такой тончайшей фразировкой текста, что переворачивались все представления о том, как надо. «Так можно», — говорили пальцы молодого пианиста. Народным героем России стал Клиберн после победного исполнения Первого концерта для фортепиано с оркестром Чайковского. «Так получилось, — говорил Клиберн позднее, — что я оказался в нужном месте в нужное время». Говорят, будто победу, ставшую сенсационной, разрешил сам Никита Хрущев. Вряд ли: триумф оказался столь же безоговорочным, сколь и незапланированным.

На долгие годы Клиберн стал самым популярным зарубежным исполнителем в Советском Союзе. Его имя было у всех на устах. Участники гастролей Большого театра в Америке в 1959 году вспоминают, что их гораздо больше веронской истории (а показывали они балет «Ромео и Джульетта») волновало, как разглядеть со сцены Клиберна, пришедшего на премьеру. Волнение вошло в берега только тогда, когда артистам сказали: «Успокойтесь, он будет на приеме».

В 1962 году Ван Клиберн учредил Международный конкурс пианистов своего имени в Форт-Уэрте, и состязание почти сразу вышло в лидеры музыкальных смотров, пользуется неизменным авторитетом среди профессионалов до сих пор. Сам Клиберн не принимал участия в работе жюри, чаще был почетным гостем. В последние десятилетия он играл мало, не записывал дисков, не занимался педагогикой, почти не встречался с журналистами. Вел достаточно замкнутую жизнь. В небольших американских залах давал редкие концерты, Европу практически не посещал. О причинах творческого кризиса рассказывал друзьям: «Это — дикое перенапряжение в начале творческого пути, когда концерты превратили мою жизнь в невероятный марафон».

Еще цитата: «Я был гениальным в течение получаса. Тридцать минут нимб светился над моей головой... Все годы я чувствую это сияние, и оно меня вдохновляет... Неважно, что я не стал великим мастером. Мне хватило одного мига». Полчаса божественного свечения Клиберн связывал с московским триумфом.

Ван Клиберн "Подмосковные вечера" (музыка Василия Соловьева-Седого)


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть