Через годы, через расстоянья

23.02.2014

Денис БОЧАРОВ

25 февраля исполнилось 100 лет со дня рождения выдающегося советского композитора-песенника Аркадия Ильича Островского.  

«А у нас во дворе», «Как провожают пароходы», «Песня остается с человеком», «Спят усталые игрушки», «Пусть всегда будет солнце»... Стоп. Перечислять можно до бесконечности. Давайте остановимся на последней из упомянутых — известных всем и каждому — песен.

Знаете ли вы, что Аркадий Островский — один из немногих отечественных композиторов, чье произведение исполняла западная поп-группа? Мы ведь привыкли к обратному: наши доморощенные герои эстрады и рока перепевают хиты импортного разлива. А вот знаменитый гимн советских школьников пятьдесят лет назад был взят на вооружение шведским коллективом The Hootenanny Singers, запевалой в котором был не кто иной, как Бьорн Ульвеус, прославившийся впоследствии в квартете ABBA. 

В 1964 году скандинавский ВИА выпустил сингл с песней «Gabrielle», представлявший собой кавер-версию шедевра Островского на стихи Ошанина «Пусть всегда будет солнце». К чести шведов, песню они исполнили замечательно. Пускай призыва к миру и дружбе, заложенного в русском тексте, в версии The Hootenanny Singers не было (у них вышла банальная любовная история), звучит она слаженно и красиво. Возмущает в этой истории другое: никаких авторских отчислений Островский за «Gabrielle» никогда не получал. Скандинавский фолк-коллектив, пользуясь более чем мутной ситуацией, царившей тогда в области авторского права (особенно во взаимоотношениях с СССР), банально украл композицию, указав в авторах каких-то фантомных Томаса и Росснера. 

Не исключено, что и сам Аркадий Ильич никогда не слышал «Пусть всегда будет солнце» на шведском языке: мог просто не успеть — он умер в Сочи в 1967 году, в возрасте 53 лет. Однако факт остается фактом: русская песня стала, пусть и не масштабным, но все же заметным европейским поп-хитом. И в этом смысле является одним из немногих исключений. Навскидку еще вспоминается разве что записанная в 1968 году валлийской певицей Мэри Хопкин вещица «Those Were The Days» — англоязычный вариант знаменитого романса Бориса Фомина и Константина Подревского «Дорогой длинною», широко известного в исполнении Александра Вертинского. 

Справа налево: Аркадий Островский, Иосиф Кобзон, Виктор Кохно

Оглядываясь на творческий путь Аркадия Островского, невольно ловишь себя на мысли: будучи номинально композитором-песенником, обычных песен он не сочинял. Не в том смысле, что они сложные и витиеватые (наоборот, более яркого и доходчивого мелодиста еще поискать). Просто многие из них стали своеобразными гимнами. Помимо упоминавшейся выше «Пусть всегда будет солнце», которую в советских школах даже переводили на английский язык (помните: «Bright blue the sky, sun up on high — that was the little boy’s picture»?), сложно найти более универсальную детскую песню всех времен, чем та, которая вот уже долгие годы звучит в качестве музыкальной заставки к передаче «Спокойной ночи, малыши». А жизнеутверждающая «Песня остается с человеком» является негласным гимном конкурса «Песня года». «Комсомольцы — беспокойные сердца» — программное произведение ВЛКСМ, а спетая Иосифом Кобзоном «А у нас во дворе» является заметным хитом, когда-либо созданным в жанре дворовой песни. 

Главное, что отличает истинного творца от ремесленника, — отсутствие амплуа, всеядность в самом хорошем смысле слова. Умение создавать произведения, наполненные разными интонациями и оттенками, выводит автора в высшую творческую лигу. И в этой лиге Островский был одним из ключевых игроков.  

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть