Полет «Чижа»

11.09.2019

Денис БОЧАРОВ

В этом году группа «Чиж» отмечает 25-летие. К знаменательной дате коллектив предпринимает крупное турне: гастрольный график расписан до конца года. Музыканты проедутся по всей стране — от Калуги до Челябинска и от Санкт-Петербурга до Владивостока. Столичный концерт в «Крокус Сити Холле» запланирован на 15 ноября. Подобную творческую активность «вечно молодые» давненько не обнаруживали.

Команда впервые за двадцать лет готовит новый студийный альбом, название и дата выхода которого пока неизвестны. Корреспондент «Культуры» пообщался с лидером «The Чиж & Co» Сергеем ЧИГРАКОВЫМ.

Фото: Роман Храмовник/ТАСС

культура: Исходя из реалий отечественного шоу-бизнеса, четверть века для рок-группы — это много или мало?
Чиграков: Это нормально. Вокруг полно коллективов, которые давно уже тридцатник отметили, так что мы, по сравнению с иными, просто дети. Хотя, конечно же, глобальных амбиций дотянуть до возраста The Rolling Stones, которые приближаются к концу шестого десятка, у нас нет. Наша философия проста: играем, покуда играется, а в будущее заглядывать не стремимся и масштабных планов не строим.

культура: Поклонники группы, затаив дыхание, ждут выхода нового альбома — уже два десятка лет как ждут, немалый срок. С чем была связана столь длительная пауза? Недавно Вы высказались примерно в таком ключе: «Ничего не выпускать двадцать лет — это красота». Звучит загадочно. И, тем не менее, в чем же в данном случае заключается красота?
Чиграков: А мне даже как-то не с руки это комментировать, пусть останется интрига. Точно могу сказать одно: особых проблем, связанных с пресловутым творческим кризисом, не испытывал, постоянно что-то сочинялось. А почему не выпускали дисков — да по разным причинам. Если же говорить серьезно и даже немного цинично, да кому какое дело до того, как долго группа «Чиж» не записывала новых песен. За исключением преданных фэнов, всем ведь по барабану. Информационное поле сегодня настолько «перезасеяно», что все, связанное с моим проектом, вряд ли может стать сногсшибательной новостью.

Конкретно же по пластинке... Половина материала уже полностью готова, осталось записать еще несколько вещей. Но это много времени у нас не займет — в студии мы работаем довольно быстро и плодотворно. Куда больше времени, как правило, уходит на детали: мастеринг, продюсинг, печать, какие-то бумажные дела. Поэтому твердо сказать, когда альбом поступит в продажу, на данный момент не могу.

культура: Если вспомнить Ваш главный хит «Вечная молодость»... Насколько важно для творческой личности поддерживать в себе это состояние?
Чиграков: Я, если честно, никогда не задумывался о подобных околофилософских обобщениях. Конечно, все хотят оставаться вечно молодыми, и мы исключением не являемся. Но от суровой правды жизни ведь не уйти, правда? С возрастом накапливается опыт, появляется ответственность за слова и поступки — так что хочешь не хочешь, а мудрым станешь. Елки-палки, я четырежды дед — о чем тут еще говорить?! (Смеется.)  

культура: Жанр рок-мемуаристики, назовем его условно так, сегодня вроде как на подъеме. Своими мыслями и воспоминаниями о пройденном пути делятся многие музыканты. Не думали присоединиться к этому течению?
Чиграков: Нет, и вот почему. Я уже далеко не первый год веду дневник, куда записываю все свои радости и переживания. Мне этого вполне хватает. А обнародование собственных наблюдений в духе «Здравствуй, дорогой дневник! На этой неделе ничего особо важного в моей жизни не произошло» — да кому это интересно? Мне, например, подобные откровения читать было бы не в кайф.

культура: Ну, не обязательно делиться воспоминаниями о тех днях, когда ничего особенного не произошло. Можно же подойти к вопросу и более креативно. Взять того же Кита Ричардса — какую книжищу отбабахал. Многие сходятся во мнении, что это лучшая рок-автобиография из всех, когда-либо написанных.
Чиграков: Меня терзают смутные сомнения, что он написал ее сам. Без помощи так называемых «литературных негров» здесь вряд ли обошлось. Для человека, проведшего «под дозой» большую часть своей жизни, уж больно у него складный слог получился. Я думаю, что старина Кит просто сидел за бутылкой старого доброго Jack Daniel’s перед диктофоном, набалтывал, что в голову взбредет, а затем некий «попугай» всему этому придал удобоваримый, читабельный вид.

культура: Можете назвать себя человеком, полностью интегрированным в окружающую нас музыкальную действительность? За современными веяниями, течениями, трендами следите?
Чиграков: Нет, и не только потому, что катастрофически не хватает времени. Просто, по моему глубокому убеждению, в прошлом за нашими плечами осталось еще столько неуслышанного, непознанного, что на десяток жизней хватит. Уж лучше я покопаюсь в корнях, ибо, сколько ни открывай для себя старые записи, всех жемчужин все равно не выудишь. Поэтому зачем я буду вникать в какие-то новомодные переделки, пусть даже качественно исполненные и спродюсированные, — я с куда большей пользой потрачу время за прослушиванием архивных записей Хора имени Пятницкого, например.

культура: Хорошо, новая музыка — мимо Вас, это понятно. А как насчет открытий в других сферах искусства: кино, театр, выставки, книги?
Чиграков: Читаю я постоянно и много, но как-то так сложилось, что театралом и «опероманом» — вот ведь придумали словечко, да? — назвать себя не могу. Возможно, это связано с тем, что я очень чувствительный и переживающий человек. Волнуюсь за актеров и музыкантов — поэтому, кстати, крайне редко хожу на концерты. Рефлектирую вплоть до того, что меня кидает в пот. Например, выходит группа на сцену, а я, вместо того чтобы предвкушать действо, начинаю нервничать: черт, а если у него сейчас батарейка в гитаре сядет, а вдруг комбик забарахлит, а не дай Бог актер слова забудет, певец ноту «лажанет» — и мне от всех подобных переживаний страшно становится. Порой до такой степени, что пулей вылетаю из зала.     

культура: Свой альбом под названием «Гайдном буду» Вы записывали в одиночку — сами все спели, сыграли на всех инструментах. Интересно было почувствовать себя в роли «многостаночника» или то была вынужденная необходимость?
Чиграков: Мне было важно доказать самому себе, что я как музыкант еще не сдох. Конечно, впоследствии мы эти песни разучили с группой, и, как результат, все зазвучало совсем по-другому, но тогда, в 2001-м, мне очень хотелось сделать все в одиночку. Кстати, это был не первый подобный опыт в моей жизни, поскольку дебютную пластинку я тоже записывал, по большому счету, без посторонней помощи.

культура: Не возникало ли у Вас желания записать альбом на стихи любимых поэтов? Таковых ведь наверняка предостаточно?
Чиграков: Я не могу сочинить песню на готовые стихи — не получается. Когда я сам себе голова, то картинка складывается — и получается вроде бы нормально. А под чужую ритмику подстраиваться не способен. Поэтому у меня и в соавторах значились только два человека — Димка Некрасов и Сережа Кочерга. И лишь по той причине, что мы с ними сожрали не один пуд соли. А значит, я их чувствовал как самого себя. Но это, повторюсь, происходит крайне редко.

культура: Существует точка зрения, что любой актер мечтает стать рок-звездой, а каждый рокер метит на большой экран. Каково Ваше отношение к данному тезису, сами не хотели «поактерствовать»?
Чиграков: Большой экран, говорите... А может, лучше с маленького начать? Конечно, в детстве все хотят быть артистами, но со временем к любому здравомыслящему человеку приходит понимание, что следует заниматься своим делом. Да, кто-то из больших музыкантов зарекомендовал себя и как актер — например, Элвис или Боуи. Но все равно это не уровень Джека Николсона и Энтони Хопкинса, верно? Поэтому давайте роль Джима Моррисона оставим блистательному профессионалу Вэлу Килмеру, а за музыку пусть отвечают сами The Doors. И все будут довольны.  

культура: Если откровенно, всеми ли своими песнями Вы удовлетворены? Предвидите ли успех той или иной композиции, рецепт безусловного хита выработали?
Чиграков: К сожалению, а возможно, и к счастью, я лишен дара провидца. Если, например, взять наш альбом «Перекресток», до сих пор считаю, что самая лучшая песня там — про кошку («Я не такой». — «Культура»). Я столько души в нее вложил, сделал продуманную аранжировку, наложил три гитарных соло — словом, был уверен: вот он, стопудовый хит. Но, черт возьми, почему-то эту вещь никто не заметил. Вместо этого все заторчали от самой песни «Перекресток». Вот и поди его, слушателя, пойми...


Фото на анонсе: Александр Рюмин/ТАСС



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть