Свежий номер

Игорь Бутман: «Чтобы полюбить джаз, достаточно однажды попасть на хороший концерт»

03.07.2019

Ксения ПОЗДНЯКОВА

6 и 7 июля в музее-заповеднике «Горки Ленинские» пройдет фестиваль «Jazzовые сезоны». С художественным руководителем смотра, народным артистом России, знаменитым музыкантом Игорем Бутманом пообщалась обозреватель «Культуры».

Фото: Евгений Биятов/РИА Новости

культура: В этом году фестиваль отмечает пятилетие. Что удалось сделать за это время и чем больше всего гордитесь?
Бутман: Главное, нам удалось доказать, что наш фестиваль — ​не однодневное мероприятие, не просто чей-то каприз. Мы существуем уже пять лет и останавливаться не собираемся. Кстати, первый смотр мы провели в сентябре, а потом все-таки решили перенести наши «Сезоны» на лето. Фестиваль — ​хороший повод выбраться на природу, сходить в музей, отдохнуть с семьей, друзьями, а затем послушать замечательную музыку. Тем более что событие проходит в уникальном месте: сцена располагается напротив усадьбы, в глубине парка, а аллеи деревьев, расположенные по периметру, создают удивительный акустический эффект.

культура: Хотите сказать, что на природе джаз звучит лучше, чем в концертном зале?
Бутман: Во всяком случае, естественнее. Любое ограниченное пространство дает преломление звука, появляются частоты, которые могут быть неприятны для слуха. На открытом воздухе никаких видимых неестественных препятствий практически нет и звук распределяется органичнее. Конечно, играет роль аппаратура, звукооператор. Но в целом природа — ​идеальная площадка для музыканта.

культура: Для юбилейного феста программу готовили с особой тщательностью?
Бутман: Продумывать, кого пригласить, мы начинаем за много месяцев до фестиваля. Конечно, всегда хочется знакомить публику с легендами джаза. К сожалению, они постепенно уходят, и мы стремимся представить их российским поклонникам, пока есть такая возможность. Многие фанаты верны джазу еще с советских времен, хотя тогда власти не особо приветствовали этот вид искусства. Кроме того, мы ищем интересных молодых музыкантов, чьи выступления вызывают как споры, так и восхищение. Скажем, в этом году выступит трубач Кристиан Скотт. Неординарный музыкант, номинант премии «Грэмми», он ведет за собой новую школу джаза, при этом знает и чтит традиции, пользуется большим авторитетом у корифеев жанра. Заполучить его на наш фестиваль очень почетно. Для нас важно привозить тех, кто движет музыку вперед и в перспективе может стать новыми Диззи Гиллеспи и Майлзом Дэвисом. Кроме того, мы давно мечтали о том, чтобы в «Горках» зазвучал настоящий орган. И вот наконец свершилось. Больше того, у нас выступит один из лучших джазовых органистов мира Ларри Голдингс. Компанию ему составят великолепный гитарист Питер Бернштайн (он уже приезжал к нам) и один из моих любимых барабанщиков Билл Стюарт.

культура: Сейчас на международной арене не самые теплые отношения. Сказалось ли это как-то на ваших гостях?
Бутман: Мы на сегодняшний момент никакой напряженности не чувствуем. Больше того, и наша, и американская сторона ищут возможности улучшить отношения. А диалог культур и вовсе никогда не прекращается. Музыканты отлично понимают друг друга. Причем нельзя сказать, что игра идет в одни ворота. Америка также не может обойтись без нашей музыки, без наших исполнителей. В большей степени это касается классики, но другие жанры тоже стали подтягиваться. Допустим, сейчас в Штатах гастролирует мой брат со своим квартетом, за океаном необычайно популярна группа Leonid & Friends, играющие музыку Chicago. В следующем году мы с Московским джазовым оркестром и моим Квинтетом отправимся в турне по Америке. Думаю, все только приветствуют наши культурные отношения, в этом плане между нашими странами нет никакого антагонизма. Напряженность возникает только потому, что мы отстаиваем национальные интересы. Думаю, через какое-то время и на определенных условиях они будут приняты нашими партнерами. И быть может, музыка сыграет в этом не последнюю роль, позволит найти точки соприкосновения, которые станут отличным фундаментом для политиков. Культура в принципе позволяет менять жизнь в лучшую сторону.

культура: Гостей Вы представили, а кто выйдет, так сказать, за нашу сборную?
Бутман: Валерий Сюткин выступит с проектом Light Jazz, в составе которого настоящие jazz-мастера и такие легенды советского джаза, как Алексей Алексеевич Кузнецов. В программу войдут как собственные хиты Валерия, так и песни Василия Соловьева-Седого, Тихона Хренникова, Исаака Дунаевского. Из Санкт-Петербурга приедет мультиинструменталист, легендарный Давид Голощёкин со своим ансамблем. В свое время я начинал у него в коллективе. В июне ему исполнилось 75 лет, но он по-прежнему в отличной форме. Среди молодых интересны ребята из Guru Groove Foundation и группа Under Influence. Ну и, конечно, не обойтись без моих друзей — ​Андрея Кондакова, Владимира Волкова и Гария Багдасарьяна, которые приедут к нам из Санкт-Петербурга.

культура: Что нужно сделать, чтобы полюбить джаз?
Бутман: Чтобы полюбить джаз, достаточно однажды попасть на хороший концерт, услышать достойное исполнение. Приходите на «Jazzовые сезоны», поймете. Многое зависит от места, времени, даже компании. Нужна правильная атмосфера. Не стоит идти с мыслью: «Давайте, удивляйте, что там ваш джаз». Ну и, конечно, необходимо послушать лучшие произведения. В этом смысле джаз в чем-то схож с оперой. Для того чтобы ее понять, нужно пройти определенные ступени развития слуха, вкуса и понимания музыки. Многие любят оперу итальянскую, где много страсти, а уже потом обращаются к Чайковскому или Моцарту. Когда ставишь My funny Valentine Майлза или Summertime Гершвина в исполнении Эллы Фицджеральд и Луи Армстронга, или оркестр Каунта Бейси с Тони Беннеттом, редко кто остается равнодушным.

культура: А с чего начался Ваш роман с джазом?
Бутман: Изначально любовь к джазу передалась мне через отца. Он обожал Дунаевского, Утесова, ходил на концерты Бенни Гудмана, дружил с саксофонистом Орестом Кандата, который жил в нашем доме. Затем, когда я поступил в музыкальное училище на класс кларнета, то попал в компанию любителей джаза. Музыканты собирались в небольшой курительной комнате, импровизировали, и это было так зажигательно, что я очень быстро сменил кларнет на саксофон. И вот уже мой педагог Геннадий Гольштейн дал мне записи саксофонистов Эддерли, Паркера, свои собственные, по качеству исполнения не уступавшие тому же Майлзу Дэвису. Я хотел играть как мои кумиры. Начал заниматься и открыл огромный мир джаза. Mahavishnu Оrchestra и группа The Brecker Brothers, они до сих пор одни из любимых, даже потеснили знаменитых Deep Purple. Напор такой же, энергии столько же, но с точки зрения гармонии, музыкальных мыслей они казались более продвинутыми и серьезными. Я довольно-таки быстро сумел «взойти на олимп». Там меня, кстати, и заметили Сергей Курёхин, Борис Гребенщиков и Виктор Цой.

культура: Как строились взаимоотношения?
Бутман: Работать с ними было очень легко. В основном я был связан с Курёхиным, который был и джазовым, и рок-музыкантом, и философом, и балагуром в хорошем смысле этого слова. Мы много говорили о музыке, спорили. Это он пригласил меня записать пластинку «Табу» с Гребенщиковым. Он же познакомил с Цоем. Меня привлекали не тусовки, а возможность играть. К тому же было интересно пробираться окольными путями на студию Андрея Тропилло, чтобы нас не заметили якобы следящие за нами работники КГБ. Сейчас я понимаю, что мы им были не нужны, но тогда мы свято верили, что «находимся под колпаком». А как же иначе, ведь то, что мы делали, если и не было чистой антисоветчиной, то в музыкальный мейнстрим точно не вписывалось.

культура: Сначала люди косо посматривали на джаз, в 80-е на рок, сегодня на рэп. Подозрение — ​первый признак популярности жанра?
Бутман: Люди всегда относятся к новым веяниям с опаской, и это нормально. Что касается рэпа, эта музыка популярна, интересна, так зачем бороться с тем, что владеет миллионами. В прошлом году в Иркутске на дне города я видел выступление Тимати, на которое пришло огромное количество людей. Я не большой поклонник рэпа, не слушаю его ни в машине, ни дома, но ценю талант. Иногда их ритмы и рифмы завораживают. В этом вся прелесть музыкального искусства: ты не всегда можешь объяснить, почему тебе это нравится. И если кто-то из наших рэперов предложит совместный проект, увидит в нем мою роль или роль оркестра, с удовольствием ввяжусь в эту творческую авантюру.

культура: Насколько джаз актуален сегодня?
Бутман: Отношение к джазу переживает лучшие времена. Джаз становится модным, востребованным. Это видно хотя бы по количеству фестивалей. Наши «Jazzовые сезоны», «Усадьба Jazz», «Фестиваль современных джазовых оркестров», «Джазовая провинция», «Джаз у старой крепости» в Новокузнецке, «Jazz Mаy» в Пензе и так далее. Последний день фестиваля Владимира Спивакова посвящен джазу. Денис Мацуев, которого мы все любим как классического пианиста, больше всего людей собирает на программу «Джаз в кругу друзей». Даже в рамках Санкт-Петербургского международного культурного форума самое драйвовое событие — ​наш форум-фест Jazz Аcross Borders.

культура: Среди Ваших спонсоров — ​как региональные, так и крупные международные компании. На волне такого успеха проблем с поддержкой, очевидно, не возникает, верно?
Бутман: Спонсоров найти всегда нелегко, потому что не только мы нуждаемся в поддержке. В наших реалиях искусство должно поддерживаться бизнесом, государством. Нам грех жаловаться. Показывая классный джаз, мы, конечно, заинтересовываем наших партнеров и спонсоров. Со многими у нас уже сложились долгие и дружеские отношения — ​«Акваника», Bosco di Ciliegi, «Газпромбанк» и многие другие компании. Очень здорово, что бизнес начинает разворачиваться в сторону творчества — ​начали даже появляться финансовые институты, специализирующиеся на сфере искусства. Недавно один из них — ​банк «Новый век» — ​стал нашим новым партнером. Возможность на постоянной основе поддерживать творческие и образовательные инициативы мне, как акционеру и члену совета директоров банка, но в первую очередь как музыканту, представляется очень ценным и важным вкладом в развитие культуры.

культура: Джаз — ​музыка прежде всего импровизационная. В фильме «Мы из джаза» есть такая фраза: «Импровизация — ​это полет твоей души!» Удается ли сегодня сохранить свежесть звучания или полет приобрел четкий эшелон?
Бутман: Хочется верить, что каждый раз импровизация звучит по-новому. По крайней мере мы к этому стремимся. Хотим, чтобы музыкальный рассказ увлекал зрителя от начала до конца. И это желание не покидает нас ни на секунду. Я, как и прежде, требователен к себе и к своим музыкантам.

культура: Вы сказали, что в советские годы власть не слишком жаловала джаз. Сегодня, видимо, ситуация коренным образом поменялась, раз Вы стали доверенным лицом президента Владимира Путина?
Бутман: У нас вообще все поменялось, строй поменялся. Мы живем в совершенно иной стране. Например, я не устаю повторять на Западе, что «Единая Россия», при всех ее плюсах и минусах, не является правящей партией. Она представлена большинством в парламенте, но это результат выборов.

Кстати, мне всегда было непонятно, почему неблагонадежным считался именно джаз. Например, среди артистов балета перебежчиков было значительно больше. Нуреев, Барышников, Годунов. Конечно, они были признанными мастерами, становились звездами на Западе. Но факт остается фактом. Советский Союз развалился точно не по вине джаза. Скорее, стоит пенять рокерам (смеется). Тем более что джаз отнимает уйму времени на репетиции, так что не до революций.

культура: Владимир Владимирович любит джаз?
Бутман: Сложно сказать. Многие говорят, что президент любит группу «Любэ». Думаю, и «Любэ», и Лепса, и многих других популярных исполнителей. В то же самое время он посещает концерты Валерия Гергиева, Дениса Мацуева, Бориса Березовского, Николая Луганского. Он понимает, насколько важна культура для становления нашего государства. В свое время, когда было необходимо поддержать симфонические оркестры, были придуманы президентские гранты, которые до сих пор позволяют музыкантам существовать. Как мне кажется, он поклонник всех видов искусств, и по долгу службы, и, самое главное, по велению души. Поэтому, когда мы играем для него, он всегда искренне благодарит нас аплодисментами. Если после хоккейных матчей я беру саксофон и играю, всегда получаю замечательные слова в свой адрес и в адрес того искусства, которое представляю.

культура: И как у Вас только сил хватает играть после спортивных нагрузок?
Бутман: Я привык к этому с детства. Когда ездил в спортлагерь СКА, у меня всегда был с собой кларнет. Мы бегали, играли в футбол, а потом я брался за гаммы. К тому же мы все-таки сильные мужчины, а саксофон не такой уж тяжелый предмет. Я не раз выходил на сцену после хоккея, и на лед после выступления. Джаз и хоккей — ​это то, что я люблю больше всего на свете, от чего получаю наслаждение. А все, что по-настоящему любишь, не вызывает усталости.


Фото на анонсе: Александр Рюмин/ТАСС



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел