Андрей Макаревич: «В Челябинске мы играли в Театре оперы и балета»

11.04.2019

Станислав КОМАРОВ

В этом году «Машина времени» отмечает полувековой юбилей. Еще осенью пионеры советского рока отправились в тур по городам и весям бывшего СССР. Играли в Прибалтике, на Украине, потом были южные регионы страны и Урал. В настоящий момент группа путешествует по Сибири. Затем придет черед Казахстана и центральноевропейской части России. Апогеем празднования станет, пожалуй, грандиозный июньский концерт в Москве, после которого «машинисты» вновь навестят ближнее зарубежье и вернутся в нашу Северную столицу.

Фото: Дмитрий Коробейников/РИА Новости

На официальном сайте «Машины времени» на страничке Александра Кутикова есть такие строчки: «Вообще длительность нашей жизни определяем не мы — это такой магический ход камней. Скажем так: в этом есть некоторая божественная составляющая — наверное, из-за этого так долго существует группа».

Андрей Макаревич пишет: «Ей-богу, я не знаю ответа на вопрос, почему так долго вместе остается «Машина времени». Дружба дружбой, но это абсолютно ничего не объясняет. Когда я задумываюсь над этим вопросом, начинает казаться, что наши песни сами требуют, чтобы мы их играли. У нас просто не остается другого выбора — только повиноваться их требованию».

У Валерия Ефремова свое мнение: «На мой взгляд, «Машина времени» до сих пор вместе исключительно из-за дружбы, которая сложилась между людьми внутри коллектива. Когда-то я просто спросил у ребят: «Насколько все это серьезно и надолго?» Мне ответили, что достаточно серьезно и, видимо, надолго. Как оказалось, это была настоящая правда».

культура: Чьи слова все-таки ближе к истине?
Макаревич: Да откуда же я знаю? И кто эту истину видел? И есть ли она вообще? Мы считаем так, причем каждый по-своему.

Фото: Сергей Киселев/mskagency.ru

культура: Еще в 1980 году Алла Пугачева сказала про «Машину времени», послушав песни: «Ребята, как человек, который достаточно много прошел в жизни и достаточно хорошо знает музыкальный мир, хочу вам сказать: если вы не разругаетесь, вы будете самой известной группой в Советском Союзе». СССР уже нет, а вы в полном порядке. Она оказалась права?
Макаревич: А вы сами-то как думаете?..

культура: Большой юбилейный тур уже начался, и сейчас движется по российским регионам, 29 июня 2019-го состоится концерт в Москве. Каковы первые ощущения от поездок?
Макаревич: Восхитительные. Я все время думал: что-то мы не доделали, что-то не додумали, что-то придется довинчивать в программе, что-то не так будет со звуком, — все ожидал каких-то маленьких досадных мелочей. Так вот — их не было! Сопровождающие нас команды суперпрофессиональны, аппарат великолепный, звук великолепный. Одна команда работала с нами на юге страны, другая — на Урале. И тем и другим огромное спасибо. И мы получили бешеное удовольствие от процесса, и зрители, по-моему, тоже.

культура: Люди до сих пор ходят на «Машину времени». Собираете аншлаги?
Макаревич: Сколько зал вмещает, столько и приходят. Залы очень разные — и на тысячу мест, и на две, и на пять. Не во всех городах хорошо с залами. К примеру, в Челябинске мы играли в Театре оперы и балета, потому что там просто нет другой подходящей площадки.

культура: Что-то новое на концертах играете? Или в основном исключительно старый репертуар?
Макаревич: Играем и старые, и новые вещи.

культура: Одновременно у каждого «машиниста» есть сольные проекты. Не ревнуете друг друга по части творчества? Может, в общую копилку собрать все музыкальные идеи?
Макаревич: Я никого не ревную, ревнуют ли меня — не знаю, надеюсь, что нет. Все музыкальные идеи сваливать в одну копилку — затея глупая и бессмысленная. Идеи носятся в воздухе, и дело не в их количестве.

культура: В январе Вы согласились войти в Общественный совет при Комитете Госдумы по культуре, что вызвало немалый шум в соцсетях.
Макаревич: Поверьте: меня совершенно не интересует все, что происходит в блогосфере. Поэтому можем сразу переходить с следующему вопросу.

Фото: Сергей Фадеичев/ТАССкультура: Коротко ответили. Неожиданно. Но все-таки почему Вы вошли в Совет?
Макаревич: Потому что меня туда пригласили. И когда задал этот же вопрос, зачем я там нужен, мне вполне внятно объяснили, что могу своим присутствием повлиять на то, каким будет закон «О культуре» в нашей стране... Я подумал, что если могу оказать какую-то реальную пользу, почему бы и нет. Знаете, мы сидим на диванах и обсуждаем нашу Госдуму: ах чего они там принимают, что ж они вообще такое себе позволяют? А мне конкретно предложили принять участие в важном процессе. Ну почему же не попытаться сделать этот закон таким, каким бы мне хотелось его видеть?

культура: Ваше участие в этой работе в чем выражается?
Макаревич: А вот и посмотрим. Пока написана концепция, рабочий макет закона. И он меня вполне устраивает. Добавить какие-то вещи я предлагал лично, посмотрим, насколько их учтут при очередном рассмотрении.

культура: Россия сейчас находится не в самом дружественном окружении, да и в нашем обществе градус противостояния продолжает оставаться очень высоким...
Макаревич: А вы больше телевизор смотрите. Лично во мне никакого градуса нет.

культура: Но согласитесь, когда Вы даете интервью или что-то публично комментируете, многие Ваши фразы неверно истолковываются или вырываются из контекста.
Макаревич: Это не моя проблема. Это проблема тех, кто этим занимается. Я склонен думать, что им за это воздастся.

культура: Говоря о своем призвании, Вы отмечаете: «Занимаюсь практически всем». Но добавляете: «к сожалению». Почему? Почему не можете «именно музыкой и стихами себя ограничить»?
Макаревич: Я не ограничиваю себя потому, что не имею даже малейшего желания и никого другого в чем-то ограничивать: если я испытываю потребность рисовать, или написать рассказ, или отправиться в путешествие, с какой стати я должен себе это запрещать?

культура: В Вашей книге «Мужские напитки» есть история о том, как Вы однажды встретились с Миком Джаггером и как были удивлены последствиями бокала сухого вина. Но вопрос, скорее, не об этом. Мне кажется, параллели с «роллингами» и «машиной» напрашиваются сами собой. Хотя бы в том, что в мире не так много групп, играющих полвека и более.
Макаревич: Если мы будем проводить параллели исходя из сроков существования, мы далеко уедем. Не вижу никаких параллелей, кроме того, что и те и другие играют на гитарах, пишут песни и любят свое занятие.

Фото: Валентин Барановский/ТАСС

культура: В своей автобиографической книге «Сам овца» в главе «Дом» на последней странице Вы пишете: «Я не понимаю, почему у меня так и не получилось никакого счастья с женщинами, которых я любил больше всего». Спустя почти 18 лет можете прокомментировать эту фразу?
Макаревич: А что тут комментировать...

культура: Также в этой книге Вы вспоминаете историю о том, как Вас крестили в православии и как на крещении чуть не поссорились крестный отец, оказавшийся протестантом, и непосредственно батюшка. С тех пор Вы не одобряете разногласия между христианскими конфессиями. Тогда это было сказано слегка иронично. С годами Ваше отношение к религии меняется?
Макаревич: Я вообще не люблю разногласий. Религиозные конфессии, особенно те, что стремятся стать частью государства, меня мало интересуют. Я не религиозный человек.

культура: В молодости мы играли на гитаре Ваши песни. И одна из строчек до сих пор со мной: «Давайте делать паузы в словах, произнося и умолкая снова, чтоб лучше отдавалось в головах значенье вышесказанного слова». Вам не кажется, что сейчас очень небрежно относятся к словам, и это, пожалуй, очень плохо?
Макаревич: Сейчас много плохого, но я не хочу превращаться в старого ворчливого дедушку, который говорит: «А вот в наше время...» Перестаньте, люди очень разные. Идиотов много, но и достойных людей хватает. Не надо видеть мир в мрачных красках.


Фото на анонсе: Сергей Фадеичев/ТАСС




Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть