Свежий номер

Сергей Яровой: «По телевизору нас не показывают — сейчас время иных героев»

15.02.2019

Денис БОЧАРОВ

«Голубые береты» — без сомнения, ярчайшие представители «афганской» музыкальной субкультуры. В разгар перестройки их песни становились настоящим откровением для страны, которой явно не хватало информации о войне «за речкой». В 90-е группа выступала на всех ведущих концертных площадках, редкий армейский праздник обходился без «Синевы» и «Виват, шурави». О том, что изменилось сегодня, «Культуре» рассказал художественный руководитель ансамбля Сергей Яровой.

Сергей Яровой

культура: Россия отмечает тридцатилетие вывода советских войск из Афганистана. Что лично для Вас означает эта историческая дата и каким образом «Береты» планируют ее отметить?
Яровой: Если говорить предельно кратко и четко, для нас это — победа. Победа над войной. Мы ведь туда не за наградами и славой шли, а прежде всего, чтобы американцы нам в подбрюшье, к границам восточных республик СССР, не засунули свои поганые ракеты. Государственная идеология была где-то и спорная, но в целом правильная. Мы свято верили, что отправляемся в Афганистан строить социализм, хотя и отдавали себе отчет в том, что соседская страна по уровню развития застряла примерно в XIV веке. Лишь некоторое время спустя осознали, что наладить там сколь-нибудь приемлемый социалистический быт практически нереально. Но главное, что, выйдя оттуда, мы наконец перестали терять друзей.

А отмечать, разумеется, будем: планируются большие концерты в Казани, Набережных Челнах и некоторых других городах. Мимо нас дата, само собой, не пройдет.

культура: В конце 80-х — начале 90-х «Голубые береты» были коллективом, который по числу клонов и подражателей мог поспорить с бесчисленными «Ласковыми маями» и «Миражами»...
Яровой: Нынче более-менее устаканилось, да и тогда, признаться, все представлялось не таким уж фатальным. Единственное, помню случай. Парни, которые вместе с нами вышли из Афгана, создали группу, тоже, недолго думая, назвавшись «Голубыми беретами». Но поездили они лишь год, поскольку всем было ясно, что под таким названием может петь только один коллектив. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит...

А настоящие, единственные «Береты» продолжают колесить по городам и весям, аудитория по-прежнему приличная, жаловаться грех. Ну, а если группу не так часто показывают по телевизору, что поделаешь — наступило время иных героев. Имен называть не хочу, всем они хорошо известны.

культура: А как сегодня выглядит Ваш среднестатистический зритель?
Яровой: Возрастная категория наших поклонников варьируется от 25 до 45 лет. Хотя порой есть и детвора, а не только ветераны. Конечно, много десантников. Они приходят на концерты в гражданской одежде, выглядят как обычные зрители. Но нам их очень легко удается распознать, ведь бывших десантников не бывает, верно? К тому же важно учитывать, что мы побывали во многих горячих точках, поэтому и «афганцы», и «чеченцы», и прочие — все они наши поклонники. Равно как их родители, дети, внуки.

культура: Преимущественно исполняете проверенные хиты или сочиняете новые песни?
Яровой: Если бы мы продолжали играть только старые композиции, давно бы уже сошли с ума. Аккурат к тридцатилетию вывода войск из Афганистана, а также к нашему 35-летнему юбилею (который состоится в будущем году), выходит новый альбом, одиннадцатый по счету. Появится он в CD-варианте, но будет доступен и в интернете.

культура: Насколько, на Ваш взгляд, актуальна «афганская» тема в современном искусстве?
Яровой: В 90-е годы отрезок советской истории, связанный с нашим военным присутствием в Афганистане, упорно пытались если не очернить, то хотя бы замять: в учебниках трудно было найти о десятилетнем конфликте даже пару строчек. То есть нынешнее юное поколение о таком понятии, как интернациональный долг, практически ничего не знает. Отсюда и вытекает главная задача «Голубых беретов» — чтобы люди, которые, как говорится, не в теме, понимали, что к чему. Уходят герои Великой Отечественной, а им на смену явились мы. На нашу долю выпала далеко не столь масштабная и ужасная война, но приуменьшать заслуги ребят, которые прошли Афган, все-таки не следует. Мы там были не мальчиками на вечеринке, а солдатами с автоматами. Пока находились «за речкой», гитара оставалась простым хобби. Сейчас, конечно, музыка является для нас настоящей работой, хотя в свои «афганские» годы мы о подобной карьере не задумывались. Просто воевали.

культура: «Большая игра» когда-нибудь закончится? Или уповать на добрые взаимоотношения с Вашингтоном и его союзниками не стоит?
Яровой: Если называть вещи своими именами, то мы имеем дело с русофобией — добра от нее не жди. Американцы всегда считали нас темными и неухоженными, а себя чистыми и демократичными — ну да Бог им судья. В 90-х мы, в силу различных обстоятельств, сдали промышленные предприятия, практически распустили армию, откатились по множеству позиций. Из русских недр начали качать и за копейки вывозить нефть, газ, золото... Вот тогда мы стали для Запада молодцами. А стоило нам подняться, так сразу же Россию «назначили» плохой. И так, к сожалению, будет всегда, особых иллюзий у меня нет. Политика Запада остается неизменной многие десятилетия. Но скажу главное: простых людей за границей все это никак не волнует. Мы ведь выступаем не только в России, но и в той же Германии — видим, как тепло обычный народ воспринимает наши песни.




Распечатать

Поделиться

Назад в раздел