Свежий номер

Great Бриттен

27.09.2018

Денис БОЧАРОВ

В Малом зале Московской консерватории состоялась презентация диска «Александр Рамм. Бенджамин Бриттен: Сюиты». Альбом выпущен фирмой «Мелодия» в рамках проекта по поддержке молодых российских исполнителей. Корреспондент «Культуры» поговорил с музыкантом.

культура: Творчество Бенджамина Бриттена не слишком хорошо знакомо российским меломанам. Чем Вас привлекла музыка этого автора?
Фото: Антон Новодережкин/ТАССРамм: С музыкой Бриттена познакомился в достаточно зрелом возрасте, в классе профессора Московской консерватории Наталии Шаховской, чьей памяти и посвящен диск. На одном из вечеров, проходившем в Малом зале Консерватории, кто-то играл Первую сюиту — самую яркую и ходовую. Я настолько был впечатлен, что тут же решил: эту музыку необходимо включить в собственный репертуар.

Стал изучать наследие мастера, слушать записи. И финальным импульсом, подтолкнувшим меня к воплощению замысла в жизнь, стало напутствие самой Наталии Николаевны: она всегда говорила, что мне следует записать три сюиты Бенджамина Бриттена. Сейчас я наконец-то созрел для того, чтобы это осуществить.

Работа непростая, даже, не побоюсь этого слова, масштабная, так как по мере погружения в творчество композитора вскрывалось много глубинных культурных кодов, которые предстояло донести до слушателя. Ведь одно дело — записать программу и совсем другое — сыграть три сюиты подряд живьем и посмотреть на реакцию аудитории. Отдавал себе отчет в том, что с первого раза воспринять эту музыку непросто, поэтому исполнение каждой композиции предварял исторической справкой. Спасибо ведущему, моему другу Евгению Златину. Судя по приему, оказанному аудиторией, моя задумка осуществилась.

культура: Была ли возможность перед гала-концертом как-то «прощупать» реакцию слушателей в более узкой, камерной обстановке?
Рамм: Да, буквально за полторы недели до выступления в Консерватории осуществил «пробу пера» в мемориальной квартире Рихтера — исполнил программу перед аудиторией из пятидесяти человек. На этом мероприятии стало окончательно ясно: если играть серьезные произведения с полной отдачей, вкладывать душу, энергию и эмоции, публика отвечает взаимностью.

культура: Британская классика до сих пор остается некой terra incognita для большинства любителей и даже знатоков академической музыки: многие назовут Генри Пёрселла, Ральфа Вон-Уильямса. В чем, на Ваш взгляд, основное отличие островной классики от континентальной?
Рамм: Довольно сложно судить в целом. Возможно, я еще не очень хорошо знаю именно британскую классическую музыку, но если говорить о Бриттене, то меня прежде всего привлекают необычный музыкальный язык, форма и звуковая палитра, а также некая загадочность и мистицизм, в пучины которых хочется погружаться и где приятно растворяться.

Судя по реакции зала, наше восприятие Бриттена во многом совпадает.

культура: Вы сын кинокритика Виты Рамм, почему решили пойти в музыку, а не связали жизнь с кино?
Рамм: Благодаря маме сформировался мой культурный вкус, но кино мне всегда было интересно только как зрителю.

культура: Как получилось, что Вы связали музыкальное будущее именно с виолончелью? Почему не фортепиано, не духовые, не более «раскрученная» скрипка, наконец?
Рамм: Вы правы. Когда мне было семь лет, мечтал поступить на скрипичное отделение, поскольку был очарован звучанием этого инструмента. Но в приемной комиссии калининградской музыкальной школы имени Р. Глиэра меня разубедили, сказав примерно следующее: «Зачем тебе скрипка, староват ты для нее. Если так уж хочется, возьми лучше виолончель, та же скрипка, но побольше» (улыбается).

И, знаете, считаю это божественным провидением, поскольку при близком знакомстве буквально влюбился в этот инструмент и вот уже на протяжении двадцати трех лет не представляю свою жизнь в отрыве от виолончели.

культура: Вы часто выступаете с Национальным филармоническим оркестром России и лично с Владимиром Спиваковым... Как складывается сотрудничество со столь именитым коллегой?
Рамм: Для меня огромная честь и радость делить сцену с маэстро и его оркестром. Внимаю каждому слову, каждому жесту Владимира Теодоровича, его мудрость — огромный толчок к моему развитию как музыканта и как личности.

культура: Диск выпущен фирмой «Мелодия». Каково работать на главной звукозаписывающей студии страны?
Рамм: Это неописуемо. У фирмы богатейшая и легендарная история. Отдельно хотелось бы поблагодарить первого заместителя генерального директора «Мелодии» Карину Абрамян за то, что предоставила такую возможность.

культура: Какие новые барьеры планируете преодолеть при помощи «скрипки, которая побольше»?
Рамм: Я настолько долго жил программой этого диска, что ни о чем ином на данный момент даже думать не могу. В течение ближайшего времени всецело посвящу себя запланированным выступлениям с этой программой. Сейчас концерты в Сибири, затем — Япония, Грузия и так далее. Говоря проще, есть чем занять свою голову. Равно как и присутствует ощущение честно выполненного долга.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел