Максим Покровский: «Тридцать лет назло шоу-бизнесу»

24.05.2018

Денис БОЧАРОВ

Недавно группа «Ногу Свело!» на собственном YouTube-канале продемонстрировала первый выпуск документального сериала «30/30». Тридцать лет истории ансамбля будут рассказаны за 30 недель (отсюда и название). Основатель и бессменный лидер команды Максим Покровский — на связи с «Культурой».

Фото: Евгений Стукалин/ТАСС

культура: Как возникла идея проекта? Почему решили рассказать историю «Ногу свело!» в блог-формате, а не со страниц книги, например?
Покровский: Понимаете, книжку сочинять довольно скучно, и несмотря на то, что таким путем идут многие, все же это не самая модная и трендовая история. Хотя не отметаю для себя возможности написать нечто автобиографичное, так как искренне надеюсь, что время книгочеев вернется.

А идея онлайн-проекта родилась спонтанно. Дело в том, что однажды я, решив привести историю группы в порядок, сфотографировался на фоне обложек выпущенных нами альбомов. И это фото разместил на своей страничке в Instagram с пометкой: вот все, что я сделал за истекшие годы. Картинку увидел мой друг и заявил: об этом нужно сделать отдельную историю. Окончательные сомнения отпали после того, как в соцсетях я обнаружил множество пожеланий от фанов и приятелей развить данную мысль — то есть рассказать о группе более подробно.

Звезды, что называется, совпали удачно, поскольку мы в преддверии 30-летнего юбилея в любом случае собирались сделать документальный фильм. Однако по мере погружения в эту историю обнаружили массу организационных проблем. А зависеть от желания или нежелания огромного количества людей ой как не хотелось. В итоге решили сделать все собственными силами — сценарий, производство, монтаж и прочее. Ощущение, что ты никому ничего не должен, весьма воодушевляет.

культура: На кого ориентирован 30-серийный цикл?
Покровский: На очень широкий круг людей. От тех, кто был с нами, когда мы только начинали, до тех, кто присоединялся к нам, что называется, по ходу пьесы, до самых молодых. Кстати, думаю, благодаря нашему проекту «Ногу свело!» обретет новых поклонников. Это не пустые романтические иллюзии, а, к счастью, правда жизни, поскольку на концертах наблюдаю очень много юных лиц — людей, которые на момент возникновения группы еще не родились. Недавно проведенный нами весьма успешный тур Краснодар — Ростов — Волгоград это наглядно продемонстрировал.

культура: Юбилей коллектива планируете отмечать масштабно?
Покровский: 30 ноября (что опять-таки символично) дадим большой концерт в Кремле. Это станет кульминацией «датских» торжеств, причем, смею надеяться, в каком-то смысле уникальной. Поскольку акция планируется беспрецедентная — вы только представьте, панки в Кремле! С другой стороны, вся история «Ногу свело!» — это сочетание несочетаемого. У нас всегда пафосные, поддерживаемые официальным истеблишментом мероприятия перемежались абсолютно неформальными, нон-конформистскими затеями. К примеру, в свое время после написания песни «Идем на Восток» к фильму «Турецкий гамбит» мы выпустили абсолютно экспериментальный сингл «Рекламное место сдается».

В этом, на мой взгляд, заключается уникальность (не побоюсь этого слова) группы «Ногу свело!» — нас с равным успехом считают как мейнстримовым, чуть ли не попсовым ансамблем, так и абсолютно независимым, аутсайдерским, панковским. И это не поза — мол, посмотрите, какие мы крутые и самостоятельные. Просто балансирование на грани официоза и эпатажа — неотъемлемая часть нашего естества. Если бы мы не поддерживали в себе эту альтернативную составляющую, то не смогли бы оставаться самими собой. Так что юбилейный концерт «Ногу свело!» станет самым independent из всех, что когда-либо проводились в ГКД. Кстати, называться он будет «Тридцать лет назло шоу-бизнесу». Хотя, уверяю, все пройдет в рамках приличия (улыбается).

культура: Совсем скоро Вам стукнет полтинник. Перефразируя название известной киноленты, какие-то новые ворота для Покровского в связи с этим откроются? Или пятьдесят лет — всего лишь календарная дата, которой большого значения не придаете?
Покровский: Для меня цифры ничего не значат — это некая физическая величина под кодовым названием «время». А новые ворота, временные «зарубки», водоразделы — назовите как хотите — происходят по жизни постоянно и вовсе не привязаны к календарным листкам. Мы меняемся, и, надеюсь, это заметно, однако к возрасту и числам никакого отношения данные процессы не имеют.

культура: Однажды Вы написали песню «Я не последний герой». Понятно, что композиция создавалась как некий негласный гимн к одноименному реалити-шоу, но тем не менее: если попытаться применить слоган к Вам, на чем бы Вы сделали логическое ударение — «герой» или «не последний»?
Покровский: Вообще-то я на эту тему никогда серьезно не задумывался, несмотря на то, что исполняю песню практически на каждом концерте. Наверное, где-то в глубине души имел в виду следующее: «Ногу свело!» никогда не была, да и, пожалуй, уже не будет группой №1. Впрочем, таковых, в абсолютном понимании термина, по жизни и не бывает. Первыми становятся только на короткий отрезок времени, да и то лишь те, кто наиболее четко и полно соответствует духу времени на данный момент. Плюс этому «кому-то» должно изрядно повезти.

«Не последний» в данном случае означает «не первый». В песне я на это намекаю: «Я знаю, всегда кто-то первый, а следом всего лишь второй». То есть здесь кроется некое противоречие. С одной стороны, я говорю, что «не последний», а с другой — «всего лишь» второй. Тем самым словно даю понять, что первого мне мало. Парадоксальность, заложенная в композиции, вполне умышленная.

культура: Что в окружающей Вас действительности побуждает к творчеству?
Покровский: На создание новых произведений подвигает сама жизнь, как бы банально это ни прозвучало. Хотя как устроен сам сочинительский механизм, назовем его условно так, мне неизвестно. Наверное, он у меня, как и других авторов, есть, но принцип его функционирования остается для меня тайной за семью замками. Вне зоны доступа, как говорится. Где-то на подкорке у меня это зашито.

Что же касается продуктивности, она, в той или иной степени, может зависеть от того, как я себя настраиваю. То есть, если приходит время записывать новый альбом или поступает заказ на сочинение песни для какого-нибудь проекта, могу себя мобилизовать и подстегнуть. Но по большей части музыка возникает сама — откуда ни возьмись. И процесс ее появления и формирования в голове проследить невозможно.

культура: Позвольте напоследок задать немного ироничный вопрос. Предполагали ли Вы, сочиняя «Хару Мамбуру», что это станет для композитора Покровского примерно тем же, чем для Равеля является «Болеро», а, скажем, для Сен-Санса пьеса «Лебедь»? И вообще, возможен ли концерт группы «Ногу свело!» без этой композиции?
Покровский: Никакой уверенности в успехе «Хару...» у меня не было, хотя прекрасно помню, как, где и когда я ее писал. Для меня это была не более чем одна из многих заготовок: под этим словом я понимаю мелодию, последовательность аккордов, текст — назовем его текстом, хотя он в данном случае весьма схематичный и смешной.

А концерт без этой вещицы обойтись, конечно же, не может. Хотя, на мой взгляд, у нас в репертуаре есть и более популярные композиции — например, «Наши юные смешные голоса». С недавних пор мы перестали заканчивать выступления исполнением «Хару Мамбуру». Однако когда нас вызывают на бис, двух мнений относительно того, какая песня прозвучит, быть не может. Не хочу прибегать к громким аналогиям, но, как и Deep Purple без «Smoke On The Water» или Black Sabbath без «Paranoid», группу «Ногу свело!» без «Хару Мамбуру» со сцены никто не отпустит.


Фото на анонсе: Евгений Резник/РИА Новости


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть