Дон Эйри: «Для Deep Purple каждый концерт в России — настоящее событие»

25.04.2018

Денис БОЧАРОВ

Мало кто из рокеров может похвастать столь внушительным послужным списком, которым располагает нынешний клавишник Deep Purple Дон Эйри. Он работал вместе с Оззи Осборном, Гэри Муром, Брайаном Мэйем, Кози Пауэллом, группами Rainbow, Whitesnake, Judas Priest, Jethro Tull, UFO и многими другими грандами.

Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Одно время его называли «главным рок-сессионщиком». Однако в последние полтора десятилетия основное место работы музыканта — за органной стойкой «темно-лиловых». Впрочем, это не мешает ему порой записывать сольные альбомы: так, в мае увидит свет свежая пластинка, получившая название «One of a Kind». Дон Эйри — на связи с «Культурой».

культура: В Deep Purple Вы уже пятнадцать лет. Каково это — быть правопреемником великого Джона Лорда? Груз ответственности не давит? Или за истекший период успели привыкнуть к столь почетной миссии?
Эйри: Напротив, поначалу было довольно легко, однако чем дальше, тем больше стал отдавать себе отчет, насколько уникальным музыкантом являлся человек, чье место мне посчастливилось занять. Джон оказал на меня огромное влияние, на протяжении долгих лет мы были друзьями, постоянно созванивались, встречались, хотя в последние годы его жизни, к сожалению, не так часто, как хотелось бы, — это было связано с его болезнью. Светлый, обаятельный и добродушный человек. А главное, умнейший и интеллигентнейший: если бы он не был музыкантом, полагаю, стал бы министром иностранных дел. Кстати, учитывая сегодняшнюю «турбулентную» политическую обстановку в мире, это было бы неплохо.

О его потрясающем музыкальном даровании говорить и вовсе излишне. Однако, вливаясь в ряды Deep Purple, я не ставил перед собой задачи «быть Джоном Лордом». Стараясь сохранить те интонации и «фишки», коими напитана музыка коллектива (поскольку орган «Хэммонд» всегда занимал в звучании группы особое место), я все же надеялся остаться самим собой. Думаю, мне это удается.

культура: Расскажите о новом альбоме. Почему Вы решили выпустить его именно сейчас, в период, когда группа отмечает полувековой юбилей? Насколько своевременно это решение?
Эйри: Признаться, я об этом не задумывался. Просто накопилось несколько новых композиций, запись которых, что называется, назрела. Откровенно говоря, я до поры до времени не собирался выпускать этот материал — музыка решила сама за себя.

Это мой сайд-проект, которому по возможности уделяю время, когда не занят с Deep Purple. Не отношусь к нему уж очень серьезно, скорее, рассуждаю так: «Неси флаг над головой и смотри, кто будет салютовать». Надеюсь, кому-то моя свежая работа покажется интересной.

Пластинка записана в классическом роковом ключе и представляет собой десять песен плюс один инструментал. Там есть несколько «прогрессивных» элементов, но прог-роком в полном смысле этого понятия фонограмму рассматривать едва ли следует. Песни написаны в соавторстве с Карлом Сентансом, который с недавних пор является вокалистом Nazareth. Поэтому те из моего окружения, кто уже успел услышать запись, памятуя о моем сотрудничестве с Rainbow в конце 70-х, охарактеризовали альбом как «помесь Rainbow и Nazareth». Возможно, это правильное описание (улыбается).

культура: Пару лет назад Deep Purple были введены в Зал славы рок-н-ролла — событие, на которое подавляющее большинство поклонников отреагировало примерно так: «Ну наконец-то!» А что данное мероприятие означало лично для Вас? Иэн Пейс и Роджер Гловер (барабанщик и бас-гитарист DP соответственно. — «Культура») восприняли это со смешанным чувством иронии и снисходительности: мол, приятно, конечно, но мир с тех пор не перевернулся.
Эйри: Они имеют полное право так рассуждать, поскольку провели в группе несколько десятилетий, а Пейс и вовсе был там с самого начала. Со мной другая история, ведь я, в отличие от моих коллег, в Зал славы включен не был — видимо, молод еще (смеется). Однако никаких сожалений по этому поводу у меня нет. Напротив, я очень горд быть частью команды, дождавшейся прижизненного признания своих заслуг на столь заметном уровне. Думаю, фэнам это было в особенности приятно.

С другой стороны, когда ты работаешь в рок-коллективе, который не почивает на лаврах, а ведет интенсивную творческую деятельность (постоянные гастроли, запись в студии, сочинение нового материала), тебе некогда задумываться о юбилейных датах и торжественных церемониях. Насколько успешным будет сегодняшний концерт, когда саундчек, как правильно выстроить баланс между инструментами с учетом конкретной площадки — вот вопросы, имеющие повседневное и потому первостепенное значение.

культура: Визиты Deep Purple в нашу страну в последние годы стали доброй традицией. Очередной, приуроченный к 50-летней годовщине московский сет тоже не за горами. Чего ждете от предстоящего выступления?
Эйри: В России всегда приятно играть. Спорткомплекс «Олимпийский», в котором мы, как правило, выступаем, постоянно радует внушительной аудиторией. Это вдвойне приятно, учитывая то обстоятельство, что концерты группы, как вы верно отметили, давно уже не являются для российских поклонников новостью.

Для нас каждое посещение вашей страны — настоящее событие. Мне же лично, как клавишнику, особенно почетно играть в стране, которая является родиной многих выдающихся, всемирно известных пианистов.

культура: Политика и искусство совместимы? Или им лучше держаться друг от друга подальше?
Эйри: Как бы ни хотелось, это вряд ли возможно. Даже в период холодной войны в Великобританию и Соединенные Штаты регулярно приезжала балетная труппа Большого театра. Восторженный прием, оказываемый российским артистам, красноречивее любых громогласных политических заявлений демонстрировал элементарную истину: люди во всем мире одинаковы.

Думаю, искусство сыграло не последнюю роль в том, что напряжение было в итоге снято. К сожалению, сегодня взаимоотношения между некоторыми державами опять оставляют желать лучшего. Но, я надеюсь, культура вновь выполнит миротворческую миссию.

культура: Как человек, поработавший с огромным количеством знаменитых музыкантов и, значит, обладающий колоссальным опытом, верите ли Вы в будущее рок-н-ролла? Или его, простите за каламбур, песенка спета?
Эйри: Его пытаются похоронить не первое десятилетие. Тот же Оззи давно уже сказал, что музыка мертва, новых достойных мелодий не появляется, в лучшем случае мы имеем дело с перепетыми в сотый раз мотивами и набившими оскомину аранжировками. Но, вы знаете, я подобного скептицизма не разделяю. Постоянно появляются симпатичные записи. Из самых последних моих впечатлений — альбомы групп Papa Roach и Greta Van Fleet. Так что не спешите хоронить рок-музыку, всегда будут артисты, у которых все на месте: хорошие песни, умение играть и петь, качественные записи.    

культура: Вышедший в прошлом году альбом Deep Purple «Infinite» средствами массовой информации подавался как последний. Так ли это на самом деле?
Эйри: Когда только закончили работу над упомянутой вами пластинкой, мы в самом деле, не сговариваясь, подумали, не пора ли ставить точку. Но дело в том, что в случае с Deep Purple никогда ни в чем нельзя быть уверенным на сто процентов. От нас всегда стоит ждать сюрпризов, и, возможно, мы вас еще удивим.


Фото на анонсе: Виталий Безруких/РИА Новости


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть