С «металлом» в голосе

11.04.2018

Денис БОЧАРОВ

22 апреля в «Крокус Сити Холле» пройдет концерт группы «Ария» с симфоническим оркестром. «Культура» беседует с вокалистом главного отечественного хард-энд-хеви-коллектива Михаилом Житняковым. 

Фото: Евгений Стукалин/ТАСС

культура: Ваше предстоящее выступление подается и как «новое грандиозное шоу», и как «финальный аккорд». Расставьте точки над «i», пожалуйста.
Житняков: Это будет один из последних концертов в рамках проекта «Классическая «Ария».  За два года мы объездили всю страну и сейчас пришли к выводу, что пора ставить точку. Ну или, по крайней мере, большую запятую. Неизвестно, когда вернемся к подобной истории, и вернемся ли вовсе, — поэтому хотим провести мероприятие на максимально высоком уровне.

Новизна же заключается в том, что, в отличие от предыдущих шоу, в «Крокусе» представим на суд зрителя обновленную программу — многие вещи прозвучат впервые. Надеемся, публике будет интересно, поскольку хеви-метал-композиции, поданные в симфоническом обрамлении, — штука любопытная, такое не каждый день услышишь.

культура: А в каком формате, по Вашим ощущениям, «Ария» звучит более аутентично и естественно: в первоначальном, «тяжелом» варианте или подкрепленная симфоническими аранжировками?
Житняков: Дело в том, что на наши концерты приходит самая разнообразная публика — будь то в возрастном или социальном отношении. И дедушки бывают, и совсем юная поросль. Порой увидишь типично офисных работников, «колбасящихся» наравне с неформальной аудиторией. Поэтому говорить о том, кому что ближе, — непросто.

Однако мне представляется, что оба формата, в которых работает «Ария», в равной степени интересны.

Играть с оркестром — это не только большое удовольствие, но и колоссальная ответственность. Симфонизм подразумевает более чистое, прозрачное звучание, а значит, никаких вольностей позволить себе не можем. С другой стороны, когда выступаем, что называется, сами по себе, то располагаем большей свободой — здесь и максимум драйва, и выплескивающиеся через край эмоции. Так что каждая творческая ипостась группы по-своему хороша.

Симбиоз рок-н-ролла и классицизма — очень любопытная вещь. Когда только увлекся музыкой, меня пленило напористое, бескомпромиссное «тяжелое» звучание. Однако по мере взросления осознал, что «вкусные» аранжировки, которыми напитываются иные рок-коллективы, — та самая вишенка, без которой вкус торта кажется неполным. Здесь, кстати, уместно провести аналогию с кулинарией: есть первые блюда, а есть десерт. Так вот, для меня выступление с симфоническим оркестром как раз и является таким десертом. Но опять же: на одних сладостях долго не протянешь, поэтому от основных блюд все равно никуда не денешься (улыбается)

Фото: Евгений Стукалин/ТАСС       

культура: В свое время Вы окончили Губкинский университет. Не было сожалений, что в один прекрасный момент решили сменить профессию? Ведь нефть и газ — одни из самых «хлебных» отраслей сегодня...
Житняков: Сожалений горьких нет, как поется в известной песенке. Отучившись, я десять лет отработал по специальности, неоднократно оправдав свой диплом. Но, видимо, однажды понял: пришло время что-то менять. И, несмотря на то, что ступал в неизвестность (ведь музыка — стезя весьма скользкая и коварная, здесь трудно что-либо просчитать), сделал этот шаг вполне осознанно и, главное, решительно.

Мне грех жаловаться на судьбу: в равной степени благодарен как тем годам, которые провел на «нефтянке», так и тому стечению обстоятельств, что привели меня в итоге к прекрасной истории под названием «Ария».

культура: Вы с малых лет были поклонником «Арии»? Ведь когда группа записала свой первый альбом, Михаил Житняков отправился в первый класс...
Житняков: К тяжелой музыке я, как ни странно, пришел довольно поздно. В какой-то момент выцепил группу Scorpions, она явилась для меня неким мосточком между популярной музыкой, которую можно было услышать в эфире, и той, что близка мне лично. До определенного момента не мог себя причислить к числу «арийских» фанатов, знающих пластинки группы от первой ноты до последней, но довольно быстро наверстал упущенное, изучил все альбомы и в результате понял: эта музыка мне очень близка, и создавать нечто подобное было бы для меня огромным удовольствием.

Несмотря на то, что в детстве слушал много классики и джаза, меня всегда инстинктивно тянуло к перегруженному гитарами саунду — что ж, в итоге я и оказался там, где хотел.

культура: Каково быть правопреемником вокальных традиций, заложенных Валерием Кипеловым и Артуром Беркутом? Авторитет предшественников порой не давит?
Житняков: Вы правы, приходить в группу, где у микрофона до тебя стояли такие матерые и уважаемые певцы, — задача непростая, требующая определенных навыков и амбиций. Но, слава Богу, музыканты в меня поверили, и мне пришлось как минимум соответствовать. Стараюсь по мере сил и возможностей не ронять ту планку, которую группа «Ария» однажды лихо взяла. Не позволяю себе расслабляться: по сей день стремлюсь к самосовершенствованию, учусь, развиваюсь.

Евгений Стукалин/ТАСС

культура: Что самое сложное в работе рок-вокалиста?
Житняков: Несмотря на романтический шлейф, традиционно преследующий рок-музыкантов (мол, расслабон, беззаботная лафа, оттяг, девки-пиво-рок-н-ролл и прочее), жизнь наша не такая уж простая. По крайней мере, у вокалистов точно. К концерту всегда необходимо подходить в лучшей форме.

Репертуар «Арии» весьма сложный, небрежного к себе отношения не допускает. Можно не то что большого тура не выдержать — после первого же сета себя списать. Голосовой диапазон, в котором написано большинство вещей, необычайно широк, концерты, как правило, длятся не один час — значит, необходимо следить за здоровьем, готовиться к выходу на сцену, высыпаться, распеваться и так далее.

А поскольку львиная доля выступлений выпадает на весну и осень, то есть те периоды, когда человек наиболее подвержен простудным заболеваниям, мне приходится быть предельно осторожным и внимательным. Когда другие члены группы могут себе позволить прогуляться с экскурсией, я должен выбирать между развлекательной программой и здоровьем. В этом и заключается основная ответственность человека, выбравшего делом своей жизни пение: ты не имеешь права подвести тех, кто пришел на концерт, и тех, кто стоит с тобой на одной сцене.  

культура: Кстати, насчет последних. Вы ведь один из самых молодых участников «Арии», некоторые члены группы годятся Вам в отцы. Ничего похожего на дедовщину в ансамбле не наблюдается?
Житняков: В точку попадаете. Но должен вам сказать, что разница в возрасте идет лишь на пользу. Погружаясь в жизненное пространство старших товарищей, открываю для себя много интересного из их филармонического прошлого — ведь некоторые музыканты в далекое советское время работали в ВИА. Опыт, которым коллеги делятся со мной, поистине бесценен, его никакие книжки заменить не могут. В то же время поколенческий аспект подразумевает здравые творческие споры, которые в конечном итоге работают на результат. Так что в этом смысле мы друг друга дополняем.

культура: Как обстоят дела с новой пластинкой? Слышал, ее выход уже не за горами...
Житняков: Надеюсь, в этом году тринадцатый студийный альбом «Арии» увидит свет. Точные прогнозы — вещь неблагодарная, поэтому когда именно состоится это знаменательное событие, сказать не берусь. Многое зависит от поэтов, с которыми сотрудничаем. Так что как бы мы усердно ни работали над музыкальным материалом (основная часть которого, кстати, уже записана), все равно зависим от авторов текстов. Остается лишь пожелать всем нам удачи, дабы поклонники группы в текущем году получили свежий студийный продукт.

культура: Вам как исполнителю приходится порой вносить редакторские правки в тексты?
Житняков: Надо отдать должное ребятам: прежде чем включить кнопку «record», они всегда дают мне текст для ознакомления и финального согласования. Но проблем, как правило, не возникает. Поскольку, имея колоссальный опыт работы как с поэтами, так и вокалистами, музыканты многие моменты уже предвосхищают — прекрасно понимая, в чем состоит отличие между стихотворением и песней.

До меня текст, как правило, доходит максимально приближенным к окончательному варианту. Да, иногда мы вносим определенные коррективы уже в студии, непосредственно в момент записи, но такое бывает нечасто.


Фото на анонсе: Евгений Стукалин/ТАСС



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть