Валерий Сюткин: «Настоящего артиста никем невозможно заменить»

21.03.2018

Денис БОЧАРОВ

Заслуженный стиляга из Москвы, Валерий Сюткин отмечает 60-летие. 24 марта в столичном «Крокус Сити Холле» пройдет большой, состоящий из трех отделений концерт. Накануне знаковых мероприятий «Культура» пообщалась с юбиляром.

Фото: Павел Смертин/ТАСС

культура: Помните, как сказано в Книге Екклесиаста: «Время разбрасывать камни, и время собирать камни»? К чему Вы более склонны сейчас?
Сюткин: Отвечу так: будьте заняты — это одно из самых элементарных, но наиболее эффективных лекарств на Земле. Вот я, например, сейчас максимально вовлечен в подготовку юбилейного концерта, репетирую с оркестром, участвую в телевизионных съемках, решаю многочисленные организационные вопросы, и поэтому думать о каких-то «камнях» у меня просто времени не остается. Главное — понимание того, что я до сих пор в строю, работаю, слава Богу, востребован, а значит, подводить итоги еще рановато.

культура: Судя по слухам, концерт в «Крокусе» обещает быть весьма любопытным.
Сюткин: Помимо рутинной работы, к которой за долгие годы привыкнуть уже успел, я от предстоящего мероприятия еще и удовольствие собираюсь получить. Поэтому со своим другом, руководителем Московского джазового оркестра Игорем Бутманом, и моим музыкальным директором Михаилом Савиным придумали следующее: сделали пять мощных оркестровых обработок известных произведений, из которых только одна принадлежит моему авторству. Остальные — своего рода переосмысления композиций друзей: Леонида Агутина, групп «Моральный кодекс», «Машина времени»...

Изюминка заключается в следующем: я буду эти песни исполнять, а затем вызывать «автора на сцену», чтобы показать им, что мы сотворили с их сочинениями. Так что сюрприз ждет не только зрителей, но и специально приглашенных гостей. То есть они знают, что будут принимать участие в самом действе, но как именно — для них секрет. Постоянно спрашивают: «А репетируем-то когда?» Отвечаю: «Никаких репетиций с вами вообще не предполагается, вы же не будете репетировать поздравление, верно?» В общем, посмотрим, что из этой затеи выйдет.

культура: У Вас один из самых узнаваемых голосов на отечественной поп-рок-сцене, Сюткина сложно с кем-то спутать. Но, наверное, как и любой артист, Вы тоже до прихода в «большую музыку» кем-то вдохновлялись, пытались кому-то если не подражать, то как минимум соответствовать?
Сюткин: Я бы в графе собственного образования, помимо основного «дирижер-хоровик», обязательно указал бы еще и «заядлый прослушиватель винила». Это и есть мои главные университеты: работа над собой, на основе впитанного с грампластинок музыкального материала, в итоге и позволила стать тем, кем я являюсь. The Beatles, Creedence Clearwater Revival, Deep Purple, Led Zeppelin, Slade — ну, вы сами в курсе. Не зная английского языка, пытались в меру способностей копировать, делать кустарные кавер-версии — с этого все и начиналось. Впрочем, уверен, мой пример не уникален.

Однако настоящий артист — тот, кого невозможно заменить кем-то другим. А в многочисленных современных поп-проектах певцы и певички меняются постоянно, но большой разницы вы не уловите. Дело ведь не в том, какие высокие и красивые ноты берет тот или иной человек, а в том, насколько достоверно, проникновенно и естественно он способен преподнести музыкальную историю.

Песня — это прежде всего рассказ, и внимать хочется тому, кто интересно и увлекательно повествует. Во времена Фрэнка Синатры певцов, сопоставимых с ним по уровню вокального мастерства, было предостаточно, однако Фрэнк один-единственный и неповторимый. Именно в силу того, что он не столько пел, сколько рассказывал — тем самым словно находился со слушателем на одной волне, не заискивая перед ним, но и не снисходя.  

культура: Вы в числе своих первых ярких музыкальных впечатлений упомянули среди прочих Led Zeppelin и Deep Purple. А ведь эти ребята исполняли напористый хард-рок. Как-то это не слишком вяжется с Вашим высказыванием: «Ненавижу, когда люди играют громко»… Или не следует воспринимать эти слова буквально?
Сюткин: Громкую музыку я и в самом деле не люблю. Но вот что скажу: я был на концертах AC/DC, The Rolling Stones, прочих «отцов-основателей», и отметил следующее — это отнюдь не громко и не навязчиво. Любая наша новомодная поп-звезда нынче по децибелам работает как минимум в два раза громче, чем признанные корифеи. Но уровень звука вовсе не сообщает нам о качестве преподносимого материала. Получается как в басне Крылова: «Ударили в смычки, дерут, а толку нет».

Вывод напрашивается следующий: важна не громкость саунда как таковая, а грамотно выстроенный частотный баланс. «Фирмачи» в этом знают толк, а иные новоявленные «звездочки» — увы, не всегда. Чувство меры — норма жизни.

культура: У одного из пионеров рок-н-ролла, Карла Перкинса, есть песня, ставшая стандартом поп-музыки второй половины ХХ — начала ХХI века: «Blue Suede Shoes». Аналогия «Голубых замшевых туфель» с Вашим «Стильным оранжевым галстуком» напрашивается сама собой. Нарочитая дань жанру или случайное совпадение?  
Сюткин: Ни о каких аллюзиях не думал, но в целом вы правы: порой черпаю вдохновение из первоисточников. Например, вспомните песню «Браво» «Девчонка шестнадцати лет» — здесь мне действительно помогли базовые знания английского, а также любовь к творчеству Чака Берри и его песне «Sweet Little Sixteen». Наша композиция отнюдь не калька, разумеется, но изначальный посыл шел оттуда.

«Галстук» родился мгновенно, хотя вообще-то мне, как человеку, не наделенному от природы к спонтанному стихосложению, над иными вещами приходилось реально «потеть»: достаточно вспомнить композицию «Дорога в облака», которая потребовала от меня много времени, сил, умения и знаний.

культура: Давайте немного сменим вектор. Знаю, Вы, как человек, неравнодушный к спорту, присутствовали на многих Олимпиадах. Какие впечатления оставила недавно завершившаяся, пхенчханская, страсти по которой еще не успели утихнуть?
Сюткин: Замечательные. Лыжники, фигуристки, хоккеисты — сами понимаете... Мощнейший кодовый аккорд, поставленный нашей ледовой дружиной в последний день Игр, — пожалуй, главное впечатление.

Видите ли, с одной стороны, если бы мы ненапряжно, «в одну калитку», раскатали в финале немцев со счетом 5:0, всем было бы проще и спокойнее, верно? С другой — без «валидольного хоккея», когда мы в овертайме вырвали у сборной Германии решающую шайбу, наша победа не являлась бы столь дорогой, выстраданной и желанной. О ней еще долго будут вспоминать и говорить, тем более что с момента взятия отечественной хоккейной сборной последнего олимпийского «золота» минуло уже более четверти века.

культура: И напоследок. Ваш знаменитый «Вася» на одной из лучших работ группы «Браво», альбоме «Стиляги из Москвы», рекомендуется следующим образом: «Пойди в театр «Современник», на вечеринку в Дом кино. В таких местах всегда вы непременно встретите его...» А сами можете утверждать, что в полной мере соответствуете имиджу созданного Вами же без малого тридцать лет назад лирического героя?
Сюткин: Хотя и не могу сказать, что являюсь убежденным посетителем всех громких столичных премьер, но театр «Современник» для меня действительно родное место. Будучи дружен с Галиной Борисовной Волчек, стараюсь не пропускать ни одного важного спектакля.

Кстати, раньше там находился кинотеатр «Колизей»: частенько прогуливал там уроки, что, в общем, неудивительно — ведь я вырос и до сих пор живу на Чистых прудах. Так что откуда берет корни «стиляга из Москвы», догадаться несложно (улыбается).


Фото на анонсе: Владимир Астапкович/РИА Новости

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть