Сергей Галанин: «Нас превращают в тупых потребителей»

31.05.2017

Денис БОЧАРОВ

Фото: Владимир Астапкович/ТАСС

У бывшего «соучастника» «Бригады С» и лидера собственного проекта «СерьГа» выходит новый альбом, получивший название «Приметы». 1 и 8 июня Москву и Санкт-Петербург ждут большие концерты. C Сергеем Галаниным встретился корреспондент «Культуры».

культура: На начало лета у Вас запланированы два крупных выступления. В Первопрестольной заявлено празднование дня рождения «СерьГи», а на берегах Невы предполагается официальная презентация диска. В чем принципиальная разница между сетами?
Галанин: Просто день рождения группы пришелся на момент выхода очередного альбома. Надеюсь, мы успеем представить его в обеих столицах примерно в равной степени — к первому числу должны подойти во всеоружии: и компакт-диски, и винил, думаю, будут уже напечатаны. Хотя в iTunes пластинка, как водится, появится на пару дней раньше.

Что же касается разницы — скорее всего, без небольших изменений обойтись не получится. Московский концерт если и не вскроет очевидные минусы программы, то уж точно укажет на определенные шероховатости, которые мы, несомненно, к питерскому «антре», равно как и к дальнейшим, запланированным в ходе предстоящего турне, — учтем. Самое важное — с первых же аккордов постараться найти взаимопонимание с аудиторией.     

культура: То есть заставлять публику целиком оценивать новую работу перед исполнением обязательной программы хитов не собираетесь? А то ведь некоторые Ваши коллеги порой именно так и поступают... 
Галанин: Это их право. Я же никогда не хотел заниматься подобными нравоучениями и назиданиями: мол, потерпите, сейчас вы прослушаете то, что нам кажется на данный момент правильным, а потом уж мы вдоволь повеселимся. Какие-то песни с диска, разумеется, сыграем, но все тринадцать — зачем? Они должны сами найти дорогу к слушателю, к чему его грузить? 

Надо посмотреть, какие приживутся, пойдут, что называется, в народ, а какие просто останутся в истории, на пленке. Ведь мои личные предпочтения не всегда совпадают с выбором поклонников. Допустим, мне в свое время казалось, что композиция «А что нам надо» стоит нескольких добрых слов, но судьбы локомотива всей музыкальной биографии Галанина предречь ей, разумеется, не мог. Конечно, в любом случае я этому необычайно рад, так как у каждого артиста должна быть своя «визитка». Однако поди угадай, какая песня в итоге станет твоей «Yesterday» (смеется)

Впрочем, без ложной скромности отмечу, что после пластинки 2015 года «Чистота» мы для многих перестали быть «группой одного хита». Ведь целых семь треков с альбома звучали на различных радиостанциях. Беспрецедентный случай в истории «СерьГи» и крайне редкий для подавляющего большинства других отечественных коллективов.  

культура: После теплого приема, оказанного «Чистоте», Вы, полагаю, неизбежно столкнулись с вопросом, что делать дальше? 
Галанин: Совершенно верно. Благо у меня к моменту создания «Примет» накопилось песен 20–25. Решил разделить их на две программы: тринадцать вещей, как я уже упоминал, вошли в диск, стилистически выдержанный примерно в том же ключе, что и «Чистота». А вот следующий компакт, думаю, будет не столь серьезным, я бы даже сказал, слегка похмельным (улыбается). Позволю себе немного расслабиться, хотя не очень хорошо представляю, как именно подобную смену настроения воспримут. 

С другой стороны, пока Бог дает и голова пухнет от новых идей, грех молчать: надо только успевать записывать. В отличие от многих коллег, не страдаю от недостатка материала: напротив, постоянно работаю на опережение — даже после кропотливой и плодотворной студийной сессии остаются несколько незаписанных вещей. А это не дает покоя — пока композиция не реализована, она буквально разрывает изнутри. Если все это откуда ни возьмись упало на меня, значит, кому-то оно было нужно? Хотя, надо сказать, за последние годы от подобного переизбытка бушующей во мне творческой информации порядком подустал. 

культура: И что, прямо-таки каждую сочиненную Вами песню считаете необходимым увековечить? Неужели не случается промахов? 
Галанин: Сплошь и рядом. Бывает, начнешь записывать трек, а потом, по прошествии какого-то времени, желание возиться с ним напрочь пропадает. У меня достаточно незафиксированного. Случается и по-другому: напишешь и до поры до времени забудешь — песня должна, что называется, дозреть. Так, в частности, произошло с композицией «Я люблю поезда»: сочиненная еще во время работы над «Чистотой», она увидит свет только в «Приметах». 

культура: Подозреваю, эта вещица для Вас в известной мере автобиографична. Гастролировать любите больше, чем трудиться в студии?
Галанин: Само собой. Ибо суровая обстановка не предполагает раскрепощенности, столь необходимой для достижения правильного контакта со зрителем. Когда из зала смотрят сотни горящих глаз, у тебя гораздо больше шансов выдать бесподобное соло, нежели в обитых коробками из-под яиц (а было в нашей жизни и такое) безликих стенах студии звукозаписи. Мы счастливы лишь тогда, когда свободны — и концерт практически всегда дает подобное ощущение. 

Выходя к слушателю, ты, повторюсь, обязан найти общий язык с залом. А если не в состоянии этого сделать, то либо грош тебе цена как артисту, либо признайся в том, что тупо приехал заработать. Нормальное же взаимодействие с публикой возможно только при больших затратах и обмене энергией.

культура: Вы на большой сцене уже тридцать с лишним лет. Весьма внушительный срок, в особенности в наше непростое время. В чем залог творческого долгожительства? 
Галанин: Глобальная информационная система, захлестнувшая всех и вся, словно обезжиривает мозг. Подавляющее большинство теперешних поп-артистов — как ежедневные обновления на смартфоне. Нас превращают в тупых потребителей, а им голова ни к чему. Ведь если ты о чем-то крепко задумываешься, то тем самым уже ограничиваешь мощности коммерческой машины. Кукловодам от бизнеса и медиа это совершенно невыгодно. В подобной обстановке постигать что-то серьезное весьма затруднительно. 

Фото: Евгений Стукалин/ТАСС

А у нас, артистов старой закалки, иная система, база данных, если угодно, — ее уже не обновишь. Мы росли в другое время, когда не было поголовного стремления к моментальному материальному достатку. Творчество считалось делом жизни — возможно, именно поэтому мы до сих пор остаемся на плаву, не теряемся. Сегодня же основная цель любого направления массовой культуры (не обязательно популярной музыки) — побыстрее срубить денег. Причем если тебе это не удается, ты – «лузер». Такие сейчас, к сожалению, оценочные категории.  

культура: И каков же выход из этой неутешительной ситуации?
Галанин: Еще более неутешительный: апокалипсис, что давным-давно уже был предсказан. По-другому система не сдастся. Она пожирает себя по всем фронтам, а заодно и нас с вами: финансовые коллапсы, надуманные очаги напряженности — все это вытравливает из человека Бога. А когда в душе Бога нет, людьми легко управлять. Все-таки если Он присутствует, ты волей-неволей живешь по законам и канонам. Нынче же заповедь «не укради» звучит просто смешно, как ни кощунственно это признавать. Негласно считается: не способен в настоящих реалиях своровать — значит, ты круглый осел. 

Общество, увы, больно, но унывать все равно нельзя. У меня в последнем альбоме, кстати, об этом сказано: «Праздник бесконечный, глобальный шапито, / Продажный и беспечный конь в пальто. / Кто стоит на стреме — налетай, подешевело! / Поздно пить боржоми — но делай свое дело!» 

В целом невеселая эта песня предлагает, однако, выход из мрачного лабиринта: если каждый на своем месте будет честно и на совесть заниматься делом, — появится надежда.


Фото на анонсе: Евгений Асмолов/ТАСС

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть