Максим Леонидов: «Секрет» — как первая любовь»

17.05.2017

Денис БОЧАРОВ

На днях увидел свет новый альбом Максима Леонидова «Над». Пластинка стала первой студийной работой главного «экс-секретовца» за шесть лет. Корреспондент «Культуры» пообщался с известным музыкантом и актером.   

Фото: Владимир Песня/РИА Новости

культура: Еще недавно Вы даже не думали о выпуске диска. Что послужило импульсом к творчеству? 
Леонидов: В последние два года в основном занимался театром — как в качестве артиста, так и в роли композитора. Мне все это было действительно очень интересно. Но время идет: удовлетворив свое любопытство в данном жанре, тем не менее не утратил стремления создавать музыку. Так, постепенно, сам собой и накопился материал для нового альбома. Примечательно, что тексты песен написаны не мной, — весьма редкий случай. Все началось с композиции «Снегопад», где использованы слова замечательного питерского автора Геннадия Григорьева. Затем стал копаться в интернете и нашел работы Игоря Григорова, о котором ранее ничего не слышал. Созрела мысль: а почему бы не записать пластинку, положив в лирическую основу стихи разных поэтов. В итоге получился альбом Максима Леонидова, который заметно отличается от предыдущих — чего мне, собственно, и хотелось. Ощутил непреодолимое желание поработать с другим взглядом, иными литературными приемами. Однако все произведения настолько близки мне по духу и так органично вписались в музыкальную ткань, что многие даже не догадываются, что текст принадлежит не мне. Большой для меня комплимент, кстати. 

культура: Пока Вас еще не замучили этим вопросом, проясните смысл столь лаконичного наименования альбома. Почему «Над»? 
Леонидов: Потому что мне не очень нравится быть «под». Пожалуй, отныне так и буду говорить (смеется). А если серьезно, изначально хотел назвать «Ангел, змея и крест», но потом подумал, что уж больно разит хэви-металом. А это не совсем моя территория. Скорее уж Кипелов мог бы озаглавить так свой альбом, но не я. 

Финальным толчком к принятию решения послужил совет моего гитариста Володи Густова. «Отличное название — «Над», — сказал он. И я с ним согласился. Тем более, что и в песне «Снегопад» есть такая строчка: «И горит моя звезда — над!». Это из «Этюда с предлогами» Григорьева. И вот, поиграв с ними, мы гармонично вышли на нужный нам предлог.

культура: Пластинка полистилистична: тут и классический поп-рок, и намек на фламенко, и интонации рокабилли. Это было сделано осознанно или Вам попросту интересно творить в разных жанрах? 
Леонидов: Не сказал бы, что у меня есть какой-то особенный, ярко выраженный стиль. Мое направление называется поп-музыка. Она многолика. Кстати, не очень люблю оперировать понятием «рок-н-ролл», в особенности применительно к нашим реалиям. Поскольку в России так именуют все, что угодно, только не сам рок-н-ролл. Сварганили на скорую руку пару напевов под бас-гитару — вот и рок-н-ролл. Так что, во избежание путаницы, давайте окрестим все это всеобъемлющим термином «поп-музыка». 

культура: Собираетесь как-то продвигать диск? Концерт-презентация, возможно, тур по городам и весям?
Леонидов: В этом, думается, нет большого смысла. Мы же с вами прекрасно понимаем, что собой представляет подобный промоушн: либо телевидение, не особо жалующее вниманием независимых музыкантов, либо какой-нибудь «Золотой граммофон», от которого я бесконечно далек — равно как и от других такого рода церемоний. Поддержит пара радиостанций — и на том спасибо. Конечно, на каких-то концертах мы исполним несколько новых песен, но крупных акций во славу диска предпринимать не планируем. И никакой отдачи я от него не жду, потому что выпуск альбомов на физических носителях — затея с коммерческой точки зрения абсолютно бесперспективная. Есть, правда, смутная идея напечатать альбом на виниле, но дело в том, что сейчас у нас в планах значится релиз трех грампластинок «Секрета», приуроченный к осенним юбилейным концертам. Так что соблюдаем очередность, всему свое время. 

культура: Кстати, насчет «Секрета». Будут ли для поклонников какие-то сюрпризы на предстоящих выступлениях? Может, порадуете новыми композициями?
Леонидов: Пока сложно сказать, до осени еще дожить надо. Наверное, что-то придумаем, дабы эти концерты отличались от предыдущих. Хотя к чему лукавить: понятно ведь, что люди приходят прежде всего для того, чтобы услышать «Привет» и «Моя любовь на пятом этаже». Новые песни аудитория, как правило, вежливо пережидает. Как-то читал интервью с Маккартни, где он сказал примерно следующее: «Пою Yesterday и вижу, как огромный стадион словно превращается в звездное небо: зажигалки, фонарики чуть ли не у каждого в руках. Потом объявляю: «А сейчас мы исполним песню с нового альбома». И — темнота...» Раз уж сэр Пол открыто заявляет об этом, то чего нам, простым смертным, таиться. Подобные мероприятия публика посещает в основном для того, чтобы всплакнуть о своей юности. И это нормально.

культура: В конце мая у Вас запланирована премьера мономюзикла «Я оглянулся посмотреть». Расскажите немного о спектакле. 
Леонидов: Несколько лет назад я выпустил книгу под таким же названием. Изначально предполагалось прочесть текст в сопровождении музыкальных иллюстраций. Однако потом мы решили: следует сделать развернутое представление, с балетом, привлечением артистов, с хорошим звуком и грамотным светом. 

Пою я там, кстати, не свои песни, а те, что в свое время оказали на меня влияние и сформировали как артиста — от Фрэнка Синатры до «Розпрягайте, хлопцi, коней». Получается своеобразная музыкальная автобиография Максима Леонидова. Надеюсь, будет интересно.   

культура: В артистической среде все большую популярность приобретает переосмысление собственных хитов на новом витке возможностей, которые предоставляет современная технология звукозаписи. Не планирует ли «Секрет» заняться чем-то подобным? 
Леонидов: Мне кажется, людям больше по душе те варианты, в которых песни были услышаны. Вот представьте, чисто гипотетически, что The Beatles сегодня перепели бы композицию «Help!». Даже если бы с технической точки зрения получилось лучше, все равно выглядело бы это несколько глуповато. Ценны именно первые впечатления, и кромсать их не стоит.

Фото: Романа Денисов/ТАСС

культура: В чем, простите за каламбур, секрет неувядающей популярности «Секрета»? 
Леонидов: Мы были искренними, яркими и, несмотря на напрашивающуюся параллель с «битлами», ни на кого не похожими. Нашу нишу никто так и не занял. Мы никого из себя не корчили, не придумывали эпатирующих общественное сознание имиджей. Нас искренне полюбили такими, какими мы, по сути, и являлись. А первая любовь, как известно, не проходит. До сих пор, когда изредка выступаем, получаем большое удовольствие от совместного музицирования. Энергию, которой мы делимся с аудиторией, не сымитируешь. Если бы публика почувствовала фальшь, то попросту перестала бы ходить на наши концерты. 

культура: Вас без преувеличения можно назвать ветераном сцены. Что притягивает в профессии музыканта, а что, напротив, отталкивает? 
Леонидов: Самое привлекательное — заниматься тем, что любишь, и чтобы при этом тебе еще деньги платили. Это не многим удается — во всех сферах, не только в музыке. Независимость — главное завоевание моей творческой биографии. Никогда не хотел никому подчиняться — здесь мы плавно возвращаемся к названию последнего альбома. 

А отвратительный аспект... Когда ты обязан оглядываться на людей, от которых волей-неволей зависишь: на продюсеров, телевизионщиков, функционеров музыкальных издательств. Когда приходится посещать малоинтересные вечеринки, поздравлять с букетом тех, кого презираешь. Это неприглядная сторона любой жизни, просто в шоу-бизнесе она видна как на ладони. Благо мне, по большому счету, удается всего этого избегать.


Фото на анонсе: Сергей Бертов/Интерпресс/ТАСС

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть