Энди Белл: «Хотелось бы услышать пение ангелов»

11.05.2017

Денис БОЧАРОВ

В 90-х годах такие песни британского поп-дуэта Erasure, как «Love To Hate You», «Always», «Blue Savannah», «Stay With Me» и некоторые другие, не только повсеместно взрывали отечественные танцполы, но и весьма гармонично дополняли интимную домашнюю атмосферу. Не утратили эти композиции очарования и свежести до сих пор. На днях проект опять громко заявил о себе: новый альбом «World Be Gone» уже на прилавках музыкальных магазинов. На связи с «Культурой» — Энди Белл, бессменный фронтмен и вокалист Erasure.   

культура: Расскажите о «World Be Gone». Насколько эта работа, с Вашей точки зрения, отличается от предыдущих? 
Фото: Григорий Сысоев/РИА НовостиБелл: Надеюсь, что наши поклонники обогатятся свежими эмоциями. Вообще к каждой пластинке мы стараемся, по мере возможностей, подходить с индивидуальными мерками, ставить для себя новые задачи, постоянно преодолевать, что называется, творческие рубежи — иначе зачем всем этим заниматься? Да по-другому, наверное, и быть не должно: мы ведь взрослеем и в ходе данного процесса волей-неволей обогащаемся опытом, что находит отражение в музыке. Думаю, те, кому она небезразлична, разочарованными не останутся. 

культура: Альбом получил название «Мир уйдет в небытие». Почему столь пессимистично? Вам действительно кажется, что ничего хорошего нам в обозримом будущем не светит? 
Белл: Не хотелось бы так думать. Да, человечеству сейчас непросто приходится, что говорить. Но мы вкладывали в название, скорее, несколько иной смысл. Мир не столько уйдет, сколько изменится — к лучшему, разумеется. Из нынешнего бытия по максимуму исчезнет все порочное, тревожное и негативное. А на смену придет надежда и уверенность в завтрашнем дне, пусть это и звучит немного банально. В контексте последней записи «World Be Gone» мир обречен не на исчезновение, а на то, чтобы, преобразившись, обогатиться яркими красками и эмоциями. 

культура: Планируете ли предпринять турне в поддержку релиза? И если да, то Россию в рамках гастролей посетите?
Белл: По волнам диска намечены три крупных сольных сета Erasure. Также будем ездить в одной обойме с Робби Уильямсом: последние из двадцати семи стоящих в расписании совместных концертов дадим в Санкт-Петербурге и Москве в сентябре текущего года.

Фото: Григорий Сысоев/РИА Новости

Российская публика просто фантастическая. Помню, когда мы приезжали к вам впервые, был немало удивлен оказанным приемом. Я-то предполагал, что русские люди не особо щедро делятся своими чувствами, думал, они довольно сдержанные и прагматичные. Но оказалось, что по уровню темперамента вы дадите фору даже южноамериканцам (смеется). Каждый раз, бывая в России, мы чудесно проводим время.  

культура: Недавно Вы отметили день рождения. Время летит стремительно, и сегодня Энди Белл — уже не самый юный поп-музыкант. Молодая поросль наступает на пятки. Ощущаете ли Вы это? Или популярная музыкальная культура — категория, возрасту неподвластная? 
Белл: Именно. Ведь люди начинают интересоваться такой музыкой примерно в возрасте от 10 до 17 лет. То есть когда по большому счету формируется личность: вкусы, пристрастия, принципы и приоритеты. И, единожды впитав в себя нечто важное, впоследствии вы это уже не отпустите. Потому, думаю, поп-сцена не имеет ничего общего с возрастом — она взрослеет и параллельно молодеет вместе с вами. 

С другой стороны, не могу сказать, что особо интересуюсь современной поп-музыкой. Ее стало чрезмерно много, но это было бы еще полбеды. Проблема в том, что она донельзя коммерциализирована. Артисты хотят зарабатывать, а не дарить радость другим. Хотя именно в последнем, на мой взгляд, и состоит основное предназначение развлекательного жанра. Источники вдохновения надо искать не в деньгах, а в окружающем мире. 

культура: И что продолжает вдохновлять Вас после стольких лет в шоу-бизнесе? Иными словами, музыка — это работа или удовольствие?
Белл: Буду предельно откровенен. У меня, слава Богу, весьма комфортная жизнь, и при желании я мог бы вовсе не работать до конца дней, отпущенных мне свыше. Но дело в том, что стремление трудиться изначально заложено в людской природе. Без этого мы мало чем отличаемся от скота. 

Мне же и вовсе повезло: имею лучшую профессию в мире. Пение — моя вторая натура. Наибольшее удовольствие получаю, выходя на сцену перед аудиторией. Созерцание радостных, приветливых лиц, подпевающих тебе и двигающихся в такт музыке, — главная награда, которую обрел в жизни. Неужели я могу от этого отказаться? Буду продолжать петь до тех пор, пока физически на это способен.  

культура: Ситуация на планете в наши дни весьма тревожная, как мы уже вскользь отметили. Как Вам кажется, что мешает разным народам дышать в унисон? 
Белл: Простые люди именно так и делают. А политики... Видимо, им просто необходимо поддерживать нервозную обстановку, дабы мы все чувствовали себя конкурентами. Здесь нет ничего нового, сама история эволюции человечества это наглядно иллюстрирует. 

Знаете, возможно, я идеалист, но, мне кажется, что любое движение вперед достигается благодаря революции изнутри, а не извне. Всевозможные технологические победы — против которых я, разумеется, ничего не имею, — отвлекают нас от духовного начала. А это большое упущение. 

культура: Какое главное сокровенное желание Энди Белла, если таковое существует, конечно?
Белл: Мне бы хотелось, чтобы все обитатели Земли хотя бы на несколько секунд соединились в некоем великом молчании. Возможно, мы бы услышали чарующий хор ангелов, который заставил бы задуматься о вещах, доселе нам в голову не приходивших. И тогда, не исключено, банальные, но, увы, неизбежные вопросы войны и мира людей попросту перестали бы волновать.


Фото на анонсе: Григорий Сысоев/РИА Новости

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть