Марина Мигуля: «Нельзя вторгаться в чужой интеллектуальный труд»

17.05.2016

Денис БОЧАРОВ

В этом году исполнилось двадцать лет с того момента, как не стало Владимира Мигули. Его песни «Поговори со мною, мама», «Солнечные часы», «Домик на окраине» и многие другие известны в нашей стране каждому. Тем досаднее, что недавно вокруг, пожалуй, главного хита композитора «Трава у дома» начали ломаться копья. «Культура» попросила вдову музыканта, Марину, поделиться подробностями конфликта.

культура: Не возникает ли у Вас ощущения, что современная молодежь не так хорошо знакома с произведениями Вашего супруга, как представители старшего поколения?   
Мигуля: Наверное, это не удивительно, ведь большой период творчества моего мужа приходится на советское время. Тогда во всех областях культурной жизни страны наблюдался высочайший подъем. Создавались бесценные шедевры, и именно эти «накопления» являются предметом нашей национальной гордости. Однако не могу сказать, что песни Мигули сегодня менее востребованы, даже у молодежи. Насколько они популярны, можно судить по тому, что ко мне с дочерьми, как к наследницам, обращаются самые разные певцы, желающие исполнить композиции Владимира Георгиевича. Среди них достаточно молодых артистов. Кстати, знаю, что даже в ночных клубах делают переработки некоторых вещей. Представители киноиндустрии тоже проявляют заметный интерес — песни Мигули звучат во многих лентах, как художественных, так и документальных, часто используются в рекламных роликах. 

Людей интересует настоящее, подлинное искусство, поскольку именно оно доходит до сердца. А то, что сегодня раскручивается и навязывается при помощи СМИ и интернета, исчезнув из эфира, благополучно забывается. 

культура: Остались ли у Владимира Георгиевича не записанные произведения? Есть ли шанс дождаться когда-нибудь сборника под условным названием «Мигуля. Неизданное»?
Мигуля: Такие вещи, конечно, есть — как, наверное, у каждого композитора. Володя полагал, что песня должна отлежаться, «дозреть»: сочинял какую-то тему, потом на время прятал в стол, затем вновь к ней возвращался, свежим ухом слушал. Старался быть максимально объективным к самому себе. Если его цепляло то, что он создавал, предлагал песню тому или иному исполнителю. Либо сам пел. 

С Андреем Дементьевым

Я очень бережно отношусь к Володиному творчеству: раз он что-то откладывал в сторону, значит, так было нужно. Если же говорить о неизданном... Он написал очень красивое посвящение Льву Яшину. Исполнял на дне рождения Льва Ивановича, песню очень хорошо приняли. Но дальнейший ход композиции дан не был, ведь Володя не особо занимался своей раскруткой. Надо же бегать с песнями, рекламировать их, кого-то уговаривать, убеждать, а он предпочитал просто работать. Сейчас, в связи с предстоящим футбольным бумом, я бы с удовольствием это произведение реанимировала и предложила какой-нибудь хорошей группе или исполнителю.

культура: Предвидел ли автор, какая судьба уготована той или иной композиции? Угадывал потенциал, хитовость?
Мигуля: У него было подобное чутье. Он оценивал свои вещи как бы со стороны, проверял их на публике, следил за реакцией зала. Но первыми его слушателями всегда были я и дети: нашим мнением он очень дорожил. 

культура: «Трава у дома» — одна из главных творческих удач Владимира Георгиевича. Что за сыр-бор разгорелся вокруг этого шедевра? 
Мигуля: Мягко выражаясь, странная история. Не устаю отбиваться от вопроса: как я, наследница, могла допустить такую варварскую переработку всенародно любимой песни? На протяжении двадцати лет, миновавших после ухода Володи, я руковожу оставленным музыкальным наследием. За эти годы ко мне обращались сотни раз — с просьбами разрешить переработать, переаранжировать ту или иную композицию для фильма, спектакля. Иногда просят даже цитаты из хитов — это, в частности, популярно у рэперов. Приятно, когда люди хотят придать большую значимость, окраску своему произведению при помощи Володиных мелодий. Никаких проблем до поры до времени не было, я почти никогда не отказывала. Вообще, безмерно счастлива, что песни Володи живут и звучат. 

Но в данном случае возникла весьма неприятная ситуация. В начале апреля мне позвонили из Российского авторского общества. Этой организации я когда-то доверила отслеживание публичных исполнений произведений Владимира Мигули. Суть предложения, озвученного РАО, сводилась к следующему: новый состав группы «Земляне» хочет вставить в оригинальную песню «Трава у дома» другой куплет. Попросили дать срочный ответ, потому что композицию предполагалось исполнить на концерте, посвященном Дню космонавтики. Задала вопрос: в чем целесообразность такого шага, почему это необходимо? Попросила прислать мне текст нового запева. Прочитав, не увидела ничего такого, что могло бы дополнить и украсить песню. Заподозрила неладное. Поинтересовалась, кто является автором этих строк, но вразумительного ответа не получила. 

Словом, чем дальше, тем более абсурдной мне представлялась данная затея. Желая покончить с разговорами «на пальцах», сказала: если это серьезное предложение, обозначьте его четко. Укажите автора, заказчика. В ответ мне пообещали энную сумму. Дала понять, что дело вовсе не в деньгах — я просто плохо себе представляю смысл инициативы. Получается какая-то нелепая картина. Мне, например, тоже нравится песня, скажем, «День Победы», и у меня получаются неплохие стихи. И что, теперь я впишу их в оригинальный текст, и мы его быстренько выкупим и продадим? В голову не придет подобная чушь. В общем, пришлось отказать. 

Буквально через пару дней РАО называет мне нового заказчика, Роскосмос, и предлагает сумму, десятикратно превосходящую прежнюю. От выбранной линии я не отступала: если вы официальные представители, напишите письмо, где все было бы подробно разложено. Они от ответа уклонились, сообщив: вам привезут деньги, а вы подпишете безвозмездный договор. Я, разумеется, не согласилась, ибо, во-первых, дело, повторюсь, не в материальной стороне, а во-вторых, на протяжении двадцати лет у меня все было прозрачно и официально. До сих пор не могу понять, почему люди не обратились ко мне напрямую. Если хотите, чтобы вас уважали, заходите через парадную дверь, не пытайтесь влезть в окно. Те, от кого я ждала защиты, получилось, вставили мне палки в колеса. Я вновь отказала, о чем, разумеется, поставила в известность детей — они ведь тоже наследники. 

культура: Но на этом история, судя по всему, не закончилась...
Мигуля: Увы. Я вроде бы успокоилась, выдохнула свободно. А потом состоялся концерт, на котором «Трава у дома» в «новой» версии таки прозвучала — все ее увидели и услышали, поскольку мероприятие транслировалось по нескольким телеканалам. Причем вышло и вовсе возмутительно: сначала просили всего лишь один запев «прилепить», а в итоге чуть ли не весь текст перелопатили, оставив только известный припев.

Тут же посыпались звонки и письма по электронной почте, содержание которых предвидеть было несложно: Марина, вы что, продались? Как же можно, ведь испортили песню! Естественно, для нашей семьи это стало ударом. Я выяснила, что махинация была осуществлена за подписью деятелей из ЗАО «Русская медиагруппа». Начались очередные хождения по мукам. Представители РАО, куда я позвонила, самоустранились: мол, мы вообще не в курсе, что состоялся эфир, где прозвучала незаконно переработанная версия песни. Затем обратилась в «Русскую медиагруппу» с претензией о нарушении авторских прав. Они извинились и промямлили что-то в духе «мы не виноваты». Спрашивается, а кто же тогда виноват? Стали оправдываться: дескать, нас РАО не предупредило, к тому же было мало времени — ведь мероприятие предполагалось чуть ли не государственного масштаба, как-никак 55-летие первого полета человека в космос. На вопрос, чем не устроил классический, полюбившийся людям вариант, ответили нечто невразумительное: решили обновить, подумали, так будет лучше. Отлично, давайте я возьму вашу машину, перекрашу, а потом буду вам продавать. Устроит такой сценарий? 

То есть за последний месяц я ужасно измучилась. С учетом возраста — для меня это колоссальный стресс. Вся ситуация напомнила мне «лихие 90-е». Еще ладно, если бы речь шла о молодых ребятах, не знающих, куда обратиться. Но ведь за всем стоят опытные люди, которые работают в этой индустрии не первый год... 

культура: И что же теперь?
Мигуля: Думали о мирном решении конфликта, но заказчик наше предложение проигнорировал. После чего мы с дочерьми обратились к юристам. Они сразу подчеркнули, что имеет место серьезное нарушение авторского права. Отказ дать разрешение был верным шагом — в противном случае эта песня в дальнейшем существовала бы как новое произведение и принадлежала этим самым заказчикам. Которые бы делали с ней все, что им заблагорассудится. 

В общем, далее от нашего имени в суде будут действовать профессионалы. Надеемся, они разберутся и справедливость восторжествует.

культура: А может быть, Вы напрасно так сильно переживаете? Ведь очевидно, что этот новодел исчезнет так же быстро, как появился, и в людской памяти навсегда останется именно канонический вариант Владимира Мигули и Анатолия Поперечного. 
Мигуля: Дело не в этом. Просто категорически нельзя вторгаться в чужой интеллектуальный труд. Нельзя создавать подобный прецедент. Мы сегодня озабочены вопросами культуры, твердим на каждом шагу, что ее нужно поднимать. Но для этого необходимо создавать что-то новое. Хватит заниматься «ремонтными работами» — надо начинать строить. А то получается неутешительная картина: сами ничего создать не можем, поэтому переделаем чужое. Хотя, как выяснилось в нашем случае, даже переделать толком не получается. Поскольку этот псевдоновый вариант иначе как плевком в сторону умерших авторов назвать нельзя. 

Вообще, подняться в песенном жанре до уровня таких композиторов, как Таривердиев, Пахмутова, Тухманов, Зацепин, Мигуля — так же трудно, как полететь в космос или руководить государством. И не надо пробовать — это надо просто уметь.  

культура: Напоследок расскажите, пожалуйста, о том, как «трава» начинала расти — то есть об истории создания песни. 
Мигуля: Володя всегда писал на стихи — это очень важный момент. Ведь есть композиторы, предлагающие музыку поэтам, а мой муж работал с уже готовым текстом. Но делал это только в тех случаях, когда стихи его трогали. Говорил, стихотворение должно быть не только талантливо, но и содержательно — поднимать общечеловеческие ценности. Что же касается «Травы у дома», то ее смысловые горизонты он изрядно расширил. Изначально стихи Поперечного были о доме, о Родине. Однако, по мнению Володи, этому замечательному тексту не доставало глобальности. Мигуля хотел, чтобы стихи раскрывали «домашнюю» тему в самом широком смысле: наш дом — это планета, где мы живем, космос. Анатолий Григорьевич прислушался к совету, и в итоге родилась песня, которую сами авторы очень любили. Кстати, обобщая творчество моего мужа, Поперечный отмечал: «Где музыка Мигули — там нет пустоты».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (2)

  • alt

    Пров 26.08.2016 14:23:18

    "Мы сегодня озабочены вопросами культуры..."
    -----------------------------------------------------------------
    И в чем это проявляется? В том, что вся "Критизна" (И. Крутой и его "звездная" шайка), потеряв халяву в Юрмале, перебирается в Сочи, а в Артеке (!) начала готовить себе подобных? Что в стране не проводится ни одного конкурса российской песни (новых произведений) ? Что FM-радиостанции денно и нощно тиражируют убогий "шансон и т.п. примитив? Что на телеканале "Культура" музыка представлена мало - почему бы не "скопировать" круголосуточный французский телеканал классической и джазовой музыки "Меццо" ?. Только иногда в "Романтике романса" можно услышать прекрасные совеские песни (кстати, романсов там мало - навание передачи неудачное).

    При всем уважении к В. Мигуле он все-таки не ровня Таривердиеву, Пахмутовой, Тухманову...
  • alt

    ксения 28.12.2017 01:09:54

    Марина Мигуля! Я уже как-то писала до Вас -стучалась. Видимо, приняли Вы меня за докучающую Вас инвалидку. Со всеми вытекающими...! Вы были не правы.Мне уже за..50, но еще вполне себе ничего. . И вполне здорова!! Слава тебе, Господи! В группу инвалидности рано определили!
    А вот моя мама умерла в 1997 от БАС. Внешне она выглядела как сестра -близнец Вашего мужа Владимира Мигули, только в женском обличьи ( пояснение для особо твердолобых). а для нежно - чувствующих : та же трепетная струнка в душе , и те же ужасные страдания от болезни и болей. И умерли в один год и месяц. Одновременно! От одной и очень редкой болезни!!! Повторяю, внешне они выглядят будто близнецы. Она очень любила его песни, музыку,стихи. Эта любовь передалась и мне. У меня очень трепетное отношение к этому человеку ( не к Вам) а к Вл, Мигуле! Видите, все чувства выражены в превосходной степени: очень-очень-очень!!!! А вы, Марина, мне кажется, уже просто пиаритесь на Его имени.
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть