Владимир Пресняков-старший: «Меня послал сам Утесов!»

23.03.2016

Денис БОЧАРОВ

26 марта замечательному композитору и саксофонисту Владимиру Преснякову-старшему исполняется семьдесят. Этот скромный, не склонный к пафосным мероприятиям человек не планирует устраивать громких торжеств даже по случаю столь знаменательной даты — отпразднует в узком кругу близких и друзей. В преддверии юбилея музыкант ответил на вопросы «Культуры».

культура: Вы в прекрасной физической форме. Это все спорт?
Пресняков: Не думаю. Ну что такое в моем случае спорт, если быть до конца откровенным? Да, я регулярно играю в футбол, но говорить о том, что много двигаюсь, не стал бы. Пешочком перемещаюсь по площадке, раздаю пасы, сам забиваю. А поскольку это мини-футбол, то можно залезать в офсайд и, держась за штангу чужих ворот, подставлять «копыто» — глядишь, мяч в «сачке». 

Дело в другом. Прежде всего я давно уже перестал выпивать. Не курю тоже примерно лет пятнадцать. И главное: мне как музыканту чаще приходится иметь дело не со сверстниками, а с молодежью — хотя бы в лице сына и внука. Хожу на их выступления, общаюсь на их языке и, видимо, волей-неволей подпитываюсь свежей энергией. Недавно в клубе Алексея Козлова проходил концерт, состоявший целиком из моих сочинений. Так вот, там я играл дуэтом с замечательной саксофонисткой Таней Лариной. Мне было приятно услышать, что она всегда считала себя моей ученицей.

Словом, новых впечатлений хватает, замшелым щекастым бобром себя не ощущаю. 

культура: Однако, как ни крути, возраст почтенный...
Пресняков: Да, «зарубка» серьезная, вы правы. Но я стараюсь относиться к этому с юмором. С тех пор как мне стукнуло пятьдесят, каждые пять лет приходят поздравительные телеграммы, тексты которых с тем же успехом сгодились бы и для панихиды. Они, как правило, пестрят клишированными обобщениями: «вклад в искусство», «завидное трудолюбие», «присвоено звание» и так далее. 

Кстати, о званиях. Помню, в детстве отец, когда бывал мной доволен, поощрительно отмечал: «Ну ты артист!» А если его вызывали из-за меня в школу, то расстегивал ремень со словами: «Ну что, деятель?»... Папа как в воду глядел: в моем случае он предвидел и заслуженного артиста, и заслуженного деятеля искусств Российской Федерации (смеется)

культура: Теплые слова в Ваш адрес, несомненно, прозвучат и на сей раз. А как бы сами оценили пройденный творческий путь?
Пресняков: Знаете, слово «творчество» я вообще не очень люблю, отношусь к нему с подозрением. Особенно меня веселит, когда этим термином жонглируют певицы, которых я отношу к условной категории «поющие трусы». Право же, забавно видеть и слышать таких, с позволения сказать, «звезд», с глубокомысленным видом рассуждающих в интервью о собственных творческих планах и задачах. 

Когда несколько лет назад одна журналистка задала мне подобный вопрос, я не выдержал и начал на полном серьезе плести ей околесицу. О том, что на протяжении долгих лет гастрольной жизни тайно записывал на маленький магнитофончик храпы известных людей. Так вот, в моих «творческих планах», дескать, значится выпуск диска с соответствующим звуковым наполнением. Где в обрамлении саксофона звучал бы «художественный храп» от того или иного «исполнителя». И что вы думаете — журналистка повелась. Эта ахинея была напечатана в прессе, и многими из тех, кто ее прочитал, воспринята всерьез. Некоторые артисты стали вкрадчиво спрашивать меня: «А я там есть?» Не моргнув глазом, отвечал: «Разумеется». — «А много ли тебе заплатят за пластинку?» — «Да в общем прилично». — «Так я заплачу больше, ты только меня туда не вставляй». И все в таком духе, шутка гуляла лет десять. 

ВИА «Самоцветы»

Это я рассказываю с целью проиллюстрировать: к понятию «творчество» следует подходить осторожно. Еще понимаю, если бы так изъяснялся Эдуард Артемьев, человек, которым восхищаюсь и которого безмерно уважаю. Но сегодня получается, что «творчество» — как раз у этих самых певичек. У меня же просто работа. Нравится сочинять музыку, записываться в студии — в ней могу проводить время сутками, позабыв о сне. 

Не стоит, кстати, полагать, что слово «работа» лишено в данном случае романтизма. Многие по-настоящему уважаемые артисты так обычно и говорят: «Где сегодня работаем концерт?» Просто фигура речи. А пафосные люди скажут: «Выступаем с концертной программой» или что-нибудь в этом духе. 

культура: Почему вообще пришла эра «поющих трусов»? Кому и когда надоели великие исполнительницы? Где новые Нина Дорда, Лариса Мондрус, Эдита Пьеха, Аида Ведищева, Тамара Миансарова?
Пресняков: Так получилось, что многие артисты в одночасье оказались не нужны. Хотя говорить о том, что сегодня нет новых талантов, я бы не стал. Просто изменились реалии: продвижение невозможно без сопутствующих факторов – клипов, телеэфиров, ротируемых на радио хитов и так далее. За все надо платить сумасшедшие деньги. А откуда им взяться у юного дарования? Поэтому, будь ты хоть трижды талантлив, если не обладаешь внушительными средствами, полезными знакомствами или родственными связями, шансов быть услышанным широкими массами у тебя практически нет.

культура: Книжку воспоминаний выпустить не планируете? Несомненно, Вам есть чем поделиться с потенциальным читателем.
Пресняков: Мне неоднократно предлагали. Один хороший журналист, к тому же мой друг, пытался заинтриговать чем-то подобным: мол, ты говори все, что сочтешь нужным, а я буду записывать. И вроде бы в этом есть смысл, ведь действительно знаю много занятных историй. Я уже придумал для книги собирательное название «КАКи» (как я встречался, общался, играл с тем-то и тем-то). 

Один из таких сюжетов «Как меня послал Утесов» я вам сейчас расскажу. Мне было пятнадцать лет, когда в Свердловск приехал оркестр «папаши советского джаза». Еще до выступления я решился показать одну свою оркестровку музыкальному руководителю знаменитого коллектива. Ему понравилось, пригласил на концерт. Я даже «поджемовал» с участниками ансамбля, те восторгались и расхваливали на разные лады. В ожидании концерта я решил устроиться на лавочке за кулисами — в зале-то мест свободных не было. Сижу, наблюдаю, аплодирую, перемигиваюсь с музыкантами. Ближе к финалу слышу за спиной характерное покряхтывание, которое ни с чем спутать невозможно. И точно, смотрю — Утесов. «Ты кто такой?» — спрашивает. Восторженно отвечаю: «Володя Пресняков, я оркестровку написал, вашим музыкантам очень понравилось, потом я играл с ними на тенор-саксофоне...» Леонид Осипович, перебивая: «Пошел на ...!» Конечно, меня тут же словно ветром сдуло. Однако впоследствии я даже гордился и всем говорил, что сам Утесов мне выписал путевку в большое искусство... 

культура: Что же в итоге явилось камнем преткновения для выпуска сборника?
Пресняков: Люблю ходить по книжным магазинам — приятна сама атмосфера. Старые добрые печатные издания никакими планшетами заменить нельзя. Так вот, в один из подобных визитов набрел на большой стеллаж, где были представлены книги об эстраде. И полка эта буквально ломилась от мемуаров условных Кати Сезёминой, Тани Волобуевой, Марины Тулдыгиной... Подумал: ну, раз уж они книги пишут, то я, пожалуй, лучше помолчу... 

культура: Немного о Вашем главном после музыки увлечении. Чемпионат Европы по футболу не за горами. Прогнозы?
Пресняков: Слуцкий молодец, проделал колоссальную работу. Помимо того что большой профессионал, он еще очень вежливый, интеллигентный человек. Поэтому ему не так уж сложно было найти общий язык с футболистами. 

Думаю, на Евро-2016 из группы мы выйдем, а дальше вряд ли на что-то стоит рассчитывать. Откровенно говоря, это уже было бы успехом: ведь за последние тридцать лет наша сборная преодолевала групповой рубеж лишь дважды. Впрочем, прогнозы — дело неблагодарное. Пеле, например, очень любит заниматься футбольными предсказаниями, однако, как известно, они никогда не сбываются. Так что поживем — увидим. Ждать осталось недолго.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть