Валерий Сюткин: «В движущуюся мишень труднее попасть»

28.07.2015

Денис БОЧАРОВ

Один из самых обаятельных представителей отечественной поп-рок-сцены выпустил необычный альбом. Как отмечает артист, пластинка «Москвич 2015» записана «по законам деликатного аккомпанемента, с уважением к мастерам джаз-эстрады СССР».

Бывший вокалист «Браво», а ныне лидер коллектива «Сюткин Рок-н-Ролл Бэнд», заслуженный артист России Валерий Сюткин исполняет на последней пластинке нетленные «эвергрины» из сокровищницы советской эстрадной классики: «Я шагаю по Москве», «Три года ты мне снилась», «Московские окна», «Дорогие мои москвичи», «А снег идет»... По горячим следам релиза музыкант ответил на вопросы «Культуры».

культура: Ваш последний альбом выдержан в джазовом ключе — с чего бы? Вообще, расскажите поподробнее о создании программы.  
Сюткин: Многие из представленных песен часто исполнял на Олимпийских играх — а я присутствовал на семи Олимпиадах. Люди на этих соревнованиях просят сыграть старые добрые отечественные номера, причем не заезженные. Люблю их петь, но до поры до времени было твердое убеждение: записывать не стоит. Потому что лучше Кристалинской, Магомаева, Хиля все равно не сделаешь. Но однажды случай свел меня в студии с замечательным джазовым гитаристом Алексеем Кузнецовым, прекрасным аккордеонистом Александром Мартиросовым и преподавателем Гнесинки по классу контрабаса Евгением Онищенко. А познакомил с ними барабанщик из моего проекта Андрей Никонов, по совместительству играющий с этими музыкантами в собственном коллективе Light Jazz. В рамках квартета они уже не первый год исполняли золотые шлягеры советской эпохи — с джазовыми аранжировками. И однажды попросили меня спеть. 

Мы попробовали — сначала несерьезно, на уровне шалости: первой записанной песней стала «Скоро осень, за окнами август» Яна Френкеля на стихи Инны Гофф. Но, послушав окончательный результат, все были приятно удивлены эффектом, который дают воздушные джазовые инструментальные аранжировки в сочетании с моим доверительным сипом (а я стараюсь исполнять эти вещи в лучших традициях Бернеса — не выпевая ноты, а рассказывая истории). Что навело нас на мысль: может получиться неплохой альянс. После этого занялись очисткой прав, параллельно записывая треки — сделали 16, но в итоге в пластинку вошли 13. 

культура: Название альбома, как я понимаю, не случайно? 
Сюткин: Действительно, так получилось, что восемь из тринадцати треков имеют прямой отсыл к столице. И тут я вспомнил: в моем дворе стояла машина «Москвич 401». Нам невольно захотелось продолжить «производство» этого автомобиля — на музыкальной ниве. Поэтому диск решено было назвать на современный лад: «Москвич 2015». Для меня было большой честью записать эти песни с музыкантами, некогда аккомпанировавшими оригинальным исполнителям — тем же Хилю, Кобзону, Кристалинской... 

С одной стороны, это довольно необычная страница в моей творческой биографии. С другой, у всех исполнителей — будь то Род Стюарт, Пол Маккартни или кто-нибудь еще, — рано или поздно возникает потребность переосмыслить музыкальные произведения, на которых они выросли. 

культура: Если попытаться абстрагироваться от автомобиля, то каким Вам, коренному жителю столицы, видится сегодня этот самый москвич 2015 года? Как бы его описали?
Сюткин: Это довольно сложно, потому что каждая возрастная группа сегодня предложит свой портрет. А мое описание москвича со временем мало изменилось. Я ведь вырос на Бульварном кольце — и этот неповторимый дух трудно передать словами. Москвича сразу вычислю, мне легко определить, родился ли человек в столице. Его просто отличить от приезжего — но это находится вне описательно-словесных категорий.

культура: Насколько знаю, последний альбом выпустили только в iTunes, с компакт-дисками решили не связываться. Почему? 
Сюткин: Сегодня это бессмысленно — формат CD не актуален. Молодежь качает из интернета, а «ламповые» ценители любят винил. А вот на нем пластинку обязательно выпустим. Собственно, мы последние несколько лет стараемся следовать формуле: iTunes плюс винил. 

культура: Ярко выраженные ретро-оттенки в Вашем творчестве не расслышит разве что глухой. Чем подкупает музыкальная эстетика прошлого? 
Сюткин: Во-первых, я ее очень люблю и хорошо понимаю. Без ложной скромности, считаю себя мастером спорта по этой самой эстетике. Хотя, конечно, с Кобзоном, который знает вообще все песни той эпохи, сравнивать себя не рискну. А во-вторых, надо делать в жизни то, что близко сердцу, и в чем компетентен. Помимо этого, 50-е–60-е годы — очень оптимистичный период. Причем не только в музыке. Когда, например, смотрю старые итальянские (с Марчелло Мастроянни, Софи Лорен) или французские (с Луи де Фюнесом, Жераром Филиппом) фильмы, у меня сразу поднимается настроение. От той эпохи веет интеллигентностью, чувством стиля, хорошим вкусом и оптимизмом. 

культура: Вы упомянули, что присутствовали на нескольких Олимпиадах. А каковы личные взаимоотношения со спортом?
Сюткин: Король вялого фитнеса — сам, кстати, придумал определение. Конечно, занимаюсь различными видами физической активности, много двигаюсь. Это у меня с детства — хотя бы потому, что в движущуюся мишень труднее попасть. А вот находиться в одном месте с людьми, которые вершат спортивную историю, — волшебное, ни с чем не сравнимое ощущение.


Ознакомиться с содержанием нового альбома Валерия Сюткина «Москвич 2015» в iTunes

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть